В конце августа правительство Украины договорилось о реструктуризации долга с группой частных  западных банков и финансовых компаний во главе с инвестфондом Franklin Templeton, владеющих украинскими евробондами на сумму 9  млрд. долларов. 14 октября состоится голосование всех частных держателей украинских евробондов объемом  18 млрд. долларов: договоренность  вступит в силу, если за нее проголосуют владельцы не менее 75%  облигаций  каждого выпуска.

Глава украинского правительства Арсений Яценюк с ликованием известил общественность страны о том, что «ожидаемый врагами Украины дефолт не состоится».[i] Он, правда, предпочел не вдаваться в детали достигнутого соглашения, по которому 20%  общей суммы (3,6 млрд.) подлежит списанию, а остальная часть – пролонгации, т.е. платежи, подлежавшие погашению в 2015-2023 годах, откладываются  на более поздние сроки (2019-2027 гг.). При этом  процентная ставка купона по пролонгированным  сериям евробондов увеличена, в связи с чем общая сумма долга (основная часть плюс проценты) практически не уменьшилась.  Иначе говоря, нынешние руководители  Украины переложили   долги на плечи тех, кто придет к власти после них и, естественно, на плечи будущих поколений простых украинцев, а  победные реляции главы правительства  и ликование на Крещатике  –  фарс, рассчитанный на непосвященных.

Тем не менее,  договоренность с комитетом частных кредиторов дала Киеву пусть временную, но так  необходимую ему передышку. С одним лишь замечанием: остался нерешенным вопрос о долге объемом 3 млрд. долларов перед Россией (в декабре   2013 года  правительство РФ по отдельному соглашению с тогдашним украинским правительством выкупило специальный выпуск украинских евробондов на сумму 3 млрд. долларов со сроком погашения в декабре 2015 года).

Украинские официальные лица, в т.ч. премьер-министр А.Яценюк и министр финансов Н.Ересько, неоднократно публично говорили, что приобретенные правительством РФ евробонды  рассматриваются в Киеве  не как официальный долг (т.е. долг перед иностранным государством), а как  коммерческий (долг перед иностранными частными компаниями и банками), реструктуризация которого предусмотрена соглашением между Украиной и МВФ от 11 марта с.г. Соответственно, правительство Украины намерено реструктурировать этот долг перед Россией на тех же условиях, что и долг перед группой частных  кредиторов во главе с инвестфондом  Franklin Templeton. В свою очередь российские официальные лица много раз заявляли, что украинский долг должен быть возвращен в установленные сроки, поскольку всем выпуском евробондов владеет российское государство, т.е. он не относится к числу коммерческих и не подлежит реструктуризации.

Диалог с Москвой по поводу этого долга (если это можно назвать диалогом) Киев ведет очень своеобразно – действуя в обычной для себя наглой и нахрапистой манере и информируя Москву исключительно через подконтрольную ему прессу (видимо, направить официальное обращение   правительству РФ с просьбой о реструктуризации долга,  как это принято в межгосударственных отношениях, Киев считает ниже своего достоинства).  В начале сентября А.Яценюк в очередной раз безапелляционно заявил журналистам, что Россия «должна» принять условия реструктуризации долга, поскольку «других условий для Москвы не будет»[ii].

Больше того, в Минфине Украины заявили (опять-таки журналистам), что «в случае несогласия с условиями реструктуризации долга Украины Россия «имеет право вступить в отдельные переговоры»[iii]. Только вдумайтесь: должник не желает отдавать долг кредитору на оговоренных ранее условиях и милостиво разрешает кредитору обратиться к нему с просьбой об изменении этих условий!

Наглость заключается также в том, что, несмотря на все стоны о бедности государства, деньги у киевских властей есть. Та же Н.Яресько в сентябре с гордостью объявила, что золотовалютные резервы страны с января по сентябрь выросли в 2 раза – до 12,6 млрд. долларов за счет получения двух траншей по кредитному соглашению с МВФ от 11 марта с.г., а также займов от США и ряда   других западных стран[iv]. По словам руководителя Национального банка Украины В.Гонтаревой, до конца 2015 года объем ЗВР планируется довести до  18 млрд. долларов, а за 4 года – до 34 млрд долларов.[v]

Однако использовать эти деньги для погашения долгов Киев категорически отказывается. То есть семья Иванюк собралась вечерком на семейный совет и за чашкой чая решила, что отдавать долг семье Ивановых не стоит: ведь берешь чужие деньги, а отдавать-то надо свои, кровные!!! Чтоб им лопнуть от злости, жмотам кацапским, раз не понимают, что Иванюкам самим денежки не лишними будут! И пусть за нами еще побегают, упрашивая вернуть хоть часть долга!

В общем, как в «лихие 90-е» в России: возврат долга – проблема не должника, а кредитора.

Но чем объяснить такую наглость? Только ли привычным стремлением киевских властей жить за чужой счет, паразитируя на неэквивалентном товарном обмене с Россией, воруя газ и требуя бесконечных скидок и преференций? А может быть, убеждением, что они самые хитрые и могут «кинуть» любого?

Как представляется,  есть еще одно обстоятельство, позволяющее Киеву вести себя подобным образом. Подобно мелкой шпане, которая, пыталась взять прохожего на гоп-стоп, но получила решительный отпор и бежит с жалобой к криминальному авторитету, киевские власти рассчитывают на помощь «старшего брата».

*     *     *      *      *      *      *      *      *

И «старший брат» вместе со своими «средними братьями» из Европы помогает своему «младшенькому», как он помог в 2014 и 2015 гг. при обсуждении в МВФ вопроса о выделении Украине кредитов.

В апреле 2014 года Вашингтон настоял на том, чтобы МВФ открыл  для Украины кредитную линию по программе Stand-by в размере 17 млрд. долларов. Деньги предполагалось перечислить девятью квартальными траншами в течение двух лет, но были выделены только два первых транша, а осенью 2014 г. перечисление прекратилось, поскольку правительство Украины не выполнило условия кредитного соглашения с МВФ.

Тем не менее, в нарушение всех норм в конце 2014 года МВФ согласился провести новые переговоры с Украиной о выделении кредитной линии уже на сумму 17,5 млрд. долларов другого типа – в рамках Механизма расширенного кредитования (Extended Fund Facility, EFF) предполагающего более длительные сроки погашения задолженности.

11 марта 2015 г. состоялось заседание Исполнительного совета МВФ. Представители России и ряда развивающихся стран, в частности Бразилии, Индии, Турции и Ирана, высказали многочисленные возражения. В частности, указывалось, что МВФ не может выделять кредиты странам, которые находятся в состоянии гражданской войны или межгосударственного вооруженного конфликта, а киевские власти неоднократно публично заявляли, что Украина подверглась внешней агрессии со стороны России (правда, нужно признать, что официально Киев  не объявлял военного положения или режима чрезвычайного положения, ограничиваясь неопределенным термином «антитеррористическая операция», очевидно, из опасения потерять возможность получения внешних кредитов).

Исполнительные директора от Бразилии, Индии и России обратили внимание на то, что Украина не выполнила условия прежнего кредитного соглашения и выразили сомнение в том, что она сможет или захочет вернуть новый кредит. Бразилия, Индия и Турция заявили, что объем официально заявленного Украиной на тот момент государственного внешнего долга ($25,9 млрд.) и его отношение к ВВП недостаточны для получения максимального возможной суммы кредитования по программе EFF ($17,5 млрд.), которая составляет 900% квоты Украины (по нормативным документам МВФ, кредит не может превышать 800% от квоты).

Они также настаивали на том, чтобы второй транш кредита  был предоставлен лишь в случае успешного результата переговоров правительства Украины о реструктуризации с частными держателями  украинских еврооблигаций. Представитель Бразилии предложил включить в текст соглашения с МВФ обязательство Украины выплатить в полном размере долг перед Россией на сумму $3 млрд. в декабре 2015 года. Представители Бразилии и Ирана обратили внимание на беспрецедентно большой размер первого транша в $5 млрд., что составляет около 30% всего размера кредита, в то время как по условиям выделения средств по программе EFF первый транш не может превышать 20% кредита.

Однако справедливые возражения развивающихся стран, ссылавшихся на устав и другие нормативные документы МВФ,  не были приняты во внимание. Пользуясь своим доминированием в фонде, западные страны продавили решение о беспрецедентно льготных  условиях кредита для Украины. Размер кредитной линии был оставлен без изменения, первый транш выделен в размере 5 млрд. долларов, а второй – еще до достижения договоренности Украины  с комитетом частных кредиторов.

*     *     *      *      *      *      *      *      *

Ход и итоги заседания Исполнительного совета от 11 марта 2015 года по вопросу о кредитной линии для Украины следует рассматривать в более широком контексте борьбы между развивающимися и западными странами за перестройку деятельности МВФ.

Западные государства в свое время выработали несправедливые  механизмы распределения квот и голосов, а также формирования управляющих органов, позволяющих  им полностью контролировать МВФ. Например, наибольшая квота и, соответственно, количество голосов в МВФ принадлежит США — 17,08 %, что  дает американцам  право вето: они могут заблокировать решение, даже если все остальные члены фонда проголосуют за него, поскольку по регламенту важнейшие  решения принимаются 85% голосов. После США по размеру квот  следуют другие западные страны, а интересы развивающихся стран ущемляются самым наглым образом, хотя пять из них – КНР, Россия, Бразилия, Индия и Саудовская Аравия– вошли в десятку крупнейших акционеров МВФ, В частности, Китай имеет долю в 3,8% в голосовании МВФ при том, что  его удельный вес в мировом ВВП составляет 12%. В то же время Великобритания и Франция, ВВП которых не достигает и трети от того, что производит Китай, имеют по 4,3% голосов. По негласной договоренности, на должность директора-распорядителя всегда назначается представитель западноевропейской страны, а на пост первого заместителя – американец.

Развивающиеся страны в последние годы стремятся реформировать МВФ на более справедливой основе. Опираясь на их поддержку, государства БРИКС на очередном саммите «двадцатки» в 2010 г. в Сеуле  добились согласия западных стран о перестройке деятельности МВФ. Эта договоренность легла в основу решения Совета управляющих МВФ от 15 декабря 2010 г. о проведении нового 14-го раунда реформ Фонда, которое подлежит  ратификации государствами-акционерами Фонда.

Пакет новых реформ МВФ включал в себя изменение порядка выборов Исполнительного совета, а также  увеличение общего размера квот с 238,5 млрд до 477 млрд SDR (условная расчетная единица МВФ), что составляет примерно  750 млрд долл.,  за счет роста доли развивающихся стран. Планировалось, что Китай по размеру квоты поднимется с шестого на третье место (рост с 3,8% до 6,3%), России – на седьмое, Индия – на восьмое и Бразилия – на десятое. В целом же доля БРИКС должна вырасти на 3,46% и достигнуть 14,18%. Учитывая то, что по уставу все важные решения должны приниматься большинством в 85% голосов, «пятерке» для  блокирования  решений  достаточно было бы  найти всего одного союзника. Реформа также предполагала включение юаня в состав корзины валют, на основе которой определяется текущий курс SDR  (сейчас в эту корзину входят доллар США, евро, британский фунт стерлингов и японская иена).

Предусмотренную реформу  нельзя назвать радикальной, поскольку США сохранили бы право вето: их доля сократилась бы с 17,1 до 16,4%. Тем не менее, даже такая половинчатая реформа не была реализована. Конгресс США отказался ратифицировать соглашение о реформировании МВФ, посчитав, что администрация Обамы через своих представителей в «двадцатке» и МВФ пошла, якобы, на неоправданные уступки. Под давлением США в августе 2015 г. Совет управляющих МВФ вынес решение не включать юань в состав текущей корзины валют.

*     *     *      *      *      *      *      *      *

Вот и на этот раз «старший брат», контролируюший МВФ и другие международные финансовые организации, с благосклонностью воспринял отказ Киева возвращать долг российскому правительству. По сообщениям СМИ, член комитета Сената США по международным отношениям Крис Мерфи заявил в сентябре: «Я не считаю, что Украина обязана хоть что-то возвращать России. Международное сообщество должно понять необходимость осуществления нами соответствующих шагов, которые дадут Украине правовое основание уйти от выплаты данной задолженности».[vi]

Заявление американского сенатора, вероятно, вызовет  у кого-то удивление: хорошо известно, что американские власти строго следят за соблюдением коммерческого законодательства, позиционируя  США как образцовую рыночную экономику  и правовое  государство.

Можно было бы не обращать внимания на это заявление (мало ли экстремистов и  психопатов в любом парламенте, включая американский), если бы не некоторые обстоятельства. Во-первых, строго соблюдая законы внутри страны, за ее пределами правительство США ведет себя, как ему заблагорассудится, попирая многие международные соглашения, не говоря уже о законах  других государств. Во-вторых, по сообщениям прессы, комитет Сената США по международным отношениям поддержал мнение Криса Мерфи и выразил намерение провести  с исполнительным директором МВФ Кристиной Лагард «брифинг за закрытыми дверями» для обсуждения  ситуации с задолженностью Украины.[vii]

О результатах этого брифинга ничего не сообщается, но,  можно предположить, что американские конгрессмены убеждали исполнительного директора  МВФ признать долг Украины перед Россией коммерческим, т.е. подлежащим реструктуризации на тех же условиях, что украинская задолженность  частным западным банкам и финансовым компаниям во главе с инвестфондом Franklin Templeton. А может быть и того больше – убеждали ее найти юридические аргументы для того, чтобы Украина  вообще ничего не платила России.

Кристина Лагард оказалась между двух огней. С одной стороны, ей выкручивает руки «старший брат», спорить с которым, как показала судьба бывшего исполнительного директора МВФ Доминика Стросс-Кана, опасно. С другой стороны, за развитием ситуации внимательно наблюдают Россия и другие государства БРИКС, которым вряд ли понравится, если МВФ в очередной раз наплюет на все писанные и неписанные правила и определит статус  украинского долга перед Россией, как  «коммерческий», т.е. признает право Украины добиваться списания 20%  суммы и пролонгации оставшейся части.

К.Лагард не может не учитывать позицию стран БРИКС, входящих в десятку крупнейших акционеров МВФ. В частности, она  неоднократно заявляла, что в период глобальных финансовых кризисов, которые принимают периодический характер,   резко увеличились количество и объемы заявок от нуждающихся в финансовой помощи стран, а имеющихся ресурсов фонда недостаточно для их удовлетворения и предотвращения новых кризисов. Как считает К.Лагард, требуется  срочно  увеличить кредитные ресурсы МВФ  по крайней мере в два раза – примерно на 370 млрд. долларов. Из этой суммы 75 млрд. долл. обещали  предоставить государства БРИКС, но вряд ли они станут выполнять свои обязательства, если МВФ пойдет на поводу у Вашингтона и признает украинский долг перед Россией «коммерческим». Уж лучше использовать эти деньги для увеличения кредитных ресурсов вновь создаваемого Нового банка развития БРИКС или Пула условных валютных резервов БРИКС, которые будут выполнять функции, аналогичные Всемирному банку и МВФ.

В конце концов,  у стран БРИКС может возникнуть вопрос о целесообразности дальнейшего членства в МВФ: какой смысл оставаться в этой организации, если реформы блокируются американцами, а все решения принимаются в интересах США и их союзников? Почему Россия должна через МВФ финансировать киевские власти, кормить ораву дармоедов, которые считают ниже своего достоинства честно работать и отдавать долги, предпочитая заниматься совершенно другим – жрать сало, запивая горилкой, жечь покрышки, засовывать людей в мусорные баки, орать «москаляку на гиляку», сбрасывать памятники с постаментов, оскорблять ветеранов и воевать со стариками и женщинами на Донбассе. Если американцы такие добрые, пусть сами на своем горбу тащат в рай киевских «революционеров достоинства» и других  «младших братьев» по всему свету.

Лагард также понимает, что удовлетворение требований Украины  поставило бы МВФ в очень сложное положение, создав опасный прецедент, которым попытаются воспользоваться и другие страны, не желающие возвращать долги. Подозреваю, что многим из них  придутся по сердцу украинские аргументы о том, что нынешнее правительство не отвечает по обязательствам  предыдущего, что долги брала не страна, а лично предыдущий руководитель, что есть «хорошие» долги, которые надо отдавать, а есть и «плохие», которые отдавать не надо, поскольку они вовсе и не долги, а «коррупционная взятка» предыдущему «плохому» руководителю страны и т.д. и  т.п.

Кроме того, вовсе не факт, что Россия признает решение МВФ о статусе украинского долга легитимным. Министр финансов А.Силуанов предупредил, что в любом случае российское правительство «…будет обращаться в соответствующие судебные органы». При этом важно понимать, что для западного коммерческого права решения МВФ не являются «руководством к действию»,  и иски могут быть возбуждены не только против Украины, но и против фонда с соответствующим ущербом для его  репутации.

В одном из интервью А.Силуанов также  подчеркнул, что Россия «поставит вопрос перед (этой) международной финансовой организацией о состоятельности той программы, которая сегодня принята МВФ в отношении Украины».[viii] Иначе говоря, если киевские власти в декабре не вернут долг, то одновременно с обращением в международные судебные органы Россия при поддержке  других развивающихся стран будет настаивать в МВФ на аннулировании текущей кредитной линии для Украины объемом 17,5 млрд. долларов. Она имеет на это право: ведь в этом кредите есть и часть денег России, являющейся одним из акционеров фонда.

В общем, можно только посочувствовать госпоже Лагард, которая вертится сейчас как уж на сковородке, стремясь  найти приемлемое для всех сторон решение. Пока руководство МВФ пытается под разными предлогами оттянуть рассмотрение  болезненного вопроса о статусе украинского долга перед Россией. По заявлению директора департамента внешних связей МВФ Джерри Райса, «Украина осуществила последние платежи по “российским” еврооблигациям в июне[ix], поэтому у нее в настоящее время нет какой-либо задолженности перед Россией. Следующий платеж ожидается в конце года, не сейчас.  …В будущем Исполнительный совет намерен обсудить статус долга, является он коммерческим или официальным, а пока на этот счет у МВФ нет никаких комментариев»[x].

Но тянуть можно только до конца  года. Если Киев не погасит в декабре основную сумму долга  3 млрд. долларов,  госпоже Лагард придется вынести этот вопрос на рассмотрение Исполнительного совета МВФ, причем,  как в шахматном положении цугцванг, любой ход ведет к ухудшению позиции. Ей не позавидуешь.

 *     *     *      *      *      *      *      *      *

В заключение необходимо добавить одно разъяснение.

Даже если «старшему брату» удастся продавить через МВФ решение о признании долга Украины  перед Россией коммерческим, ликовать Киеву придется недолго. По своим последствиям это решение не сильно будет отличаться от официального объявления правительством страны дефолта. Судебное разбирательство по иску России надолго перекроет любые возможности возвращения  Украины на мировые рынки капиталов.

Мало кто обратил внимание на тот факт, что, несмотря на достижение   Украиной в конце августа договоренности о реструктуризации долга  с комитетом частных кредиторов, которая, вроде бы, позволила киевским властям  избежать дефолта, международное рейтинговое агентство Fitch понизило кредитный рейтинг страны до уровня «дефолт неизбежен». А другое рейтинговое агентство Standard & Poor`s во второй половине сентября определило  рейтинг Украины как «выборочный дефолт»[xi].

Это значит,  что  в среднесрочной перспективе Киев сможет получать кредиты только от международных финансовых организаций, включая МВФ, а также от правительств западных стран. Чтобы перебиться с хлеба на воду таких кредитов хватит, а вот поднять экономику на них  невозможно: для этого нужны займы частных зарубежных банков и прямые иностранные инвестиции.

Но частных зарубежных кредиторов и инвесторов трудно обмануть. Они видят, что деньги у государства есть, но платить оно не хочет, добиваясь не только отсрочки платежей, но и списания части долга. Какой идиот будет давать в долг Иванюкам, которые считают себя самыми хитроумными и уверены, что могут  «кинуть» любого кредитора?

Так что, через несколько лет Н.Азаров, В.Олейник, а может кто-то другой из числа уехавших в Россию  украинских политиков и государственных деятелей, смогут спросить П.Порошенко либо пришедшего ему на смену очередного «конфетного», «стального» или «азотнокислого» короля: «Ну что, сынку, помогли тебе твои ляхи?»

И последнее. Знаю, что в российском Минфине работает много крепких профессионалов, но не могу не задать один вопрос: какому же умнику в декабре 2013 года пришло в голову оказать тогдашнему украинскому правительству финансовую помощь в форме покупки украинских еврооблигаций? Разве нельзя было предоставить обычный межгосударственный кредит, который избавил бы российское правительство от всех этих нудных и скандальных разборок? Или в Минфине думали, что В.Янукович – это вечная данность, а история российско-украинского диалога в период после 1991 года, в частности, по вопросу о транзите газа в Европу, убедила российских финансистов в безукоризненной обязательности и надежности украинских властей? Кто-нибудь в этом министерстве понес наказание хотя бы в виде выговора или лишения квартальной премии?

Это нам урок на будущее.


[i] http://vz.ru/news/2015/9/7/765457.html

[ii] http://www.riasv.ru/entry/197321/

[iii] http://rian.com.ua/economy/20150827/372794043.html

[iv] http://vz.ru/news/2015/9/7/765457.html

[v] http://minfin.com.ua/2015/08/05/8095793/

[vi] http://vz.ru/news/2015/9/25/768742.html

[vii] http://vz.ru/news/2015/9/25/768742.html

[viii] http://vz.ru/news/2015/9/7/765493.html

[ix] 22 июня Киев перечислил российскому министерству финансов 75 млн. долларов в качестве оплаты по купонам упомянутого выше выпуска украинских еврооблигаций

[x] http://uapress.info/ru/news/show/96108

[xi] http://www.kommersant.ru/doc/2819990