После стоимостного минимума апреля 2001 года золото дорожало 12 лет подряд. Подобной динамики на финансовом рынке не наблюдалось ни по какому другому активу. В 2012 году ситуация резко изменилась, и нынешний год стал третьим подряд годом понижательного тренда на рынке, в результате которого драгметалл потерял более 40% стоимости. Средняя цена золота в 1 полугодии 2015 года составила около 1187 долл./унц. с пиковыми значениями 1300 долл./унц. в феврале и 1076 долл./унц. – в июле (минимум за последние 5лет).[i]

После 12 лет беспрецедентного роста любой актив должен пережить период коррекции и спада. Но насколько длительным будет этот период, и насколько серьёзной будет коррекция? Ответить на эти вопросы становится всё сложнее, поскольку на рынке золота в последние годы стали проявляться противоречивые тенденции.

Во время кризисов цена на золото, как правило, стремится вверх. Деньги ищут «тихую гавань», а во все времена именно золото являлось убежищем для большинства частных инвесторов. Но, как ни странно, в отличие от кризисных 2008-2009 годов, золото не получило серьёзной и долгосрочной поддержки, в том числе и от кризиса в еврозоне, потенциальной возможности выхода Греции из ЕС, серии референдумов в Европе, ситуации на Ближнем Востоке, Украинского кризиса и др. С конца 2011 года золото вообще стало достаточно противоречивым активом. В один день его цена может расти, поскольку этому способствуют хорошие перспективы американской экономики. А на следующий день, при тех же конъюнктурных показателях(!), цена драгметалла снижается. При этом в последние годы с всё большей очевидностью проявляется то, что западные монетарные власти с помощью инвестиционных банков активно манипулируют ценой на золото.

Мировая стоимость золота – это результат ценообразования на разных профильных площадках и финансовых рынках. Основными площадками являются Лондонский рынок и товарная биржа СОМЕХ в Нью-Йорке. Кроме этого многие брокеры по золоту публикуют те цены на металл, которые складываются из торговли их клиентов (спотовые цены). Крупнейшими брокерами являются: Kitco (США), BullionVault (Англия), Deutsche Bank AG и многие другие банки, специализирующиеся на сделках с драгметаллами. К ним относятся, например, европейские – Barclays Bank, HSBC Bank USA, Société Générale, а также американские – Bank of America, JP Morgan и Bank of Nova Scotia.

Основным ориентиром для трейдеров по золоту на мировом рынке и основных биржевых площадках остаётся Лондонский фиксинг. Пять рынкообразующих банков Лондонской ассоциации участников рынка драгоценных металлов (London Bullion Market Association – LBMA) до недавнего времени были членами Лондонского фиксинга: Deutsche Bank, Société Générale, HSBC, Scotia Mocatta и Barclays Capital. Другие участники рынка, желающие торговать по фиксингу, должны обратиться к одному из этих пяти дилеров. Проводится фиксинг в помещении банка NM Rothschild & Sons. Однако за последние два года процедура фиксинга несколько раз находилась в центре скандалов, связанных с манипуляциями на рынке. Как результат, в мае 2014 года Deutsche Bank, из-за расследования, проводимого финансовым регулятором Германии, а также усиливавшейся критики в адрес фиксинга, вышел из обоих фиксингов: золотого и серебряного.[ii] В июне 2015 года впервые участником лондонского фиксинга (теперь – LBMA Gold Price) стал Народный банк Китая (PBoC). В этом контексте важно отметить, что Пекин явно недоволен манипуляциями с мировой ценой золота и тем, что эти манипуляции даже не скрываются.

Череда скандалов в отношении западных инвестиционных банков, которые фактически контролируют мировой рынок золота и манипулируют ценами, продолжается. Ещё 10 лет назад некоторые эксперты стали говорить о необычных операциях на рынках драгметаллов, но только в последние 2-3 года отдельные ведомства и государственные структуры ряда стран начали расследования по делу о «золотом казино».

Федеральное управление финансового надзора Германии (Bafin) начало рассмотрение манипуляций Deutsche Bank на рынке золота и серебра в 2013 году. В начале 2015 года в Wall Street Journal была опубликована информация, что сотрудники министерства юстиции США также изучают операции финансовых институтов, связанные с установлением цен на золото, серебро, платину и палладий в Лондоне. По информации издания, в поле зрения американских властей попали 10 банков – Bank of Nova Scotia, Barclays, HSBC, Credit Suisse, UBS, Deutsche Bank, Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Société Générale и Standart Bank.

В сентябре 2015 года, согласно официальному сообщению ЦБ Швейцарии, Комиссия по вопросам конкуренции этой республики открыла расследование в отношении 7 крупных финансовых учреждений, которых подозревают в манипулировании ценами на драгоценные металлы. Расследование коснулось двух швейцарских банков (UBS и Julius Baer & Co), а также всё того же Deutsche Bank, HSBC, Barclays, Morgan Stanley и Mitsui. По данным Комиссии, ряд признаков указывают на то, что эти банки «могли заключить незаконные соглашения на рынке драгоценных металлов». [iii] Иски, в которых также говорится о сговоре с целью управления ценами драгоценных металлов, были поданы и в американские суды. Расследование должно закончиться в 2016-2017 гг. Банки подозреваются в нарушении швейцарских корпоративных правил. Хотя фактически, они нарушили все правила рынка.

Таким образом, на современном рынке золота главную роль приобрела спекулятивная составляющая. Только 5% всех контрактов на бирже Нью-Йорка, например, заканчиваются поставкой физического металла покупателю, а вероятность требования поставки металла всеми покупателями одновременно ничтожно мала. В противном случае, биржа не сможет выполнить свои обязательства и сразу обанкротится. Так в июне 2015 года прошла информация о дефиците на бирже COMEX золота для поставок клиентам. Согласно этой информации, в начале июня 2015 года биржа получила заявку на поставку 500 тыс. унц. физического золота. В наличии на COMEX было всего 370 тыс. унц. Поэтому ФРС через инвестиционный банк JP Morgan восполнила недостаток, чтобы биржа смогла выполнить свои договорные обязательства по поставке золота покупателям.[iv] Учитывая, что ¾ мировых торгов «бумажным золотом» сосредоточены именно на нью-йоркской бирже COMEX, которая фактически подконтрольна крупнейшим американским банкам и другим финансовым институтам, официальных комментариев по ситуации с дефицитом наличного металла вряд ли можно ждать. Но косвенно она подтверждается тем, что на торгах в Лондоне также резко возросли ставки на «заём физического золота».

Фактически объёмы сделок реально отражают всего лишь активность спекулянтов в Нью-Йорке и Лондоне, т.е. происходит явное расхождение с фундаментальными показателями. То, что цены определяются таким образом, а не согласно законам спроса и предложения, предоставляет реальные возможности для банков и финансовых структур сдерживать рост цен и играть на понижение, хотя потребности мировой экономики в физическом золоте растут.

По итогам 2014 года совокупный спрос на золото снизился всего на 4% к уровню 2013 года (с 4087,6 до 3923,7 тонн). При этом удивительно, что на фоне «справедливых» цен спад демонстрирует ювелирная промышленность – основной драйвер рынка золота. Хотя в целом, согласно отчётам World Gold Council (WGC) по рынку золота за 2014 год и первое полугодие нынешнего года наблюдается некоторое укрепление фундаментальных показателей. Совокупный спрос находится на достаточно высоком уровне, главным образом благодаря политике Центробанков по диверсификации золотовалютных резервов (ЗВР) в пользу золота.

Тенденция нетто-закупок ЦБ многих стран, наблюдается на протяжении последних 6 лет (среднегодовыми темпами в 4-6%). По данным WGC, в 2014 году их аппетит вырос на 17% и они поглотили 477 т. В результате 2014 год стал вторым по объёму покупок золота центральными банками за последние 50 лет, больший спрос был отмечен только в 2012 году. Для примера, в 2009-2014 годах. золотой запас России вырос почти в два раза. Банк России в 2014 году закупил 171 т. золота, доведя его резервы до 1208,2 тонн. Согласно данным WGC, доля золота в структуре ЗВР ЦБ РФ составила 13,4%.[v]

В августе 2015 года, впервые с 2009 года, Китай представил официальные данные о своём золотом запасе, который за этот период вырос на 604 т или на 57% и достиг 1658 т. Это весьма ощутимый прирост, но он не соответствуют ожиданиям и подсчётам экспертов рынка, которые предполагают, что в ЗВР находится как минимум, вдвое больше золота. Многие страны увеличивают закупки золота. Кстати, основными покупателями золота в резервы в прошлом году стали и не самые крупные экономики: Ирак, Казахстан, Монголия, Турция. Среди лидеров накопления золота – Казахстан и Ирак (по 48 т каждый).

С другой стороны, очень нестабильную динамику демонстрирует инвестиционный спрос. На фоне незначительного роста всего на 2% в 2014 году общего инвестиционного спроса, практически на 40% снизились покупки золотых монет и слитков (с рекордных 1765,4 в 2013 году до 1063,6 т в 2014 году). В первой половине 2015 года спад на 3 % к аналогичному периоду прошлого года продолжился. Однако европейские страны и США демонстрируют повышение интереса к этому активу. В Европе по итогам 2 квартала 2015 продажи инвестиционных монет увеличились на 7,3 т. А Монетный двор США продал более 100 тыс. унц. золотых монет American Eagle в июле 2015 года, это самый высокий показатель с апреля 2013 года.

Для накопления в развитых странах пользуются и другими специально созданными инструментами. Главным образом это услуги банков и различных фондов с активами в золоте. Крупнейший из них, SPDR Gold Trust, созданный при поддержке World Gold Council, до 2013 года контролировал более 1000 т золота, что было сопоставимо с золотыми запасами Центробанков России (1015 т), Швейцарии (1040 т), или Китая (1054 т)[1]. А совокупно в различных инвестиционных фондах в отдельные периоды было сосредоточено почти 2,5 тыс. т золота, что на уровне резервов желтого металла в Госбанках Италии и Франции.

Именно отток золота из ETF-фондов превышающий 881 т стал причиной спада на рынке в 2013 году. В 2014 году  – динамика оттока – было выведено порядка 159 т.  По итогам 1 кв. 2015 года зафиксирован рост на 23,4 т, и отток в 22,9 т – во 2 квартале. При этом по данным Reuters, на рынке в последнее время наблюдается приток крупных инвесторов, в том числе таких, как Джордж Сорос и Карл Айкан, которые, как считает Кейт Неймайер – один из наиболее известных управленцев в горнодобывающем секторе, скорее всего, уже готовы формировать позиции перед прорывом.[vi] Так Джордж Сорос нарастил свою долю в акциях Barrick Gold Corp и ETF-фондах золотодобывающих компаний. А у SPDR Gold Trust в 2014 году были зафиксированы первые притоки.

Об изменении отношения к золоту говорит и то факт, что процесс репатриации этого драгметалла различными странами из хранилищ ФРС США активизировался. Массовый отток его из ФРС начался в конце 2013 – начале 2014 гг. Однако попытки вернуть золото начались в 2012 году. Тогда Германия попыталась забрать свои слитки, но получила отказ в аудите, и в общей сложности с тех пор получила около 5 т. В 2014 году её примеру последовали Нидерланды (в целом Королевство намерено перевезти в страну более 120 т. или около 20% своего золотого запаса), а в мае 2015 года – Австрия. За 9 месяцев 2015 года из США были вывезены 224 т. золота. По разным оценкам с 2012-2014 годов центробанки различных стран успели вывести порядка 250 (246) тонн драгоценного металла. В настоящее время в хранилищах ФРС находится около 5950 т. золота, что является минимальной отметкой за 20 лет. Подобного бегства этого драгметалла из Федрезерва не было с предкризисных 2007 и 2008 годов. Тогда зарубежными ЦБ было изъято около 400 т. Если учесть, что выводить золото, по сути, начали в 2013 года, а этот год можно назвать кризисным, то получается, что ситуация повторяется.

Таким образом, по-видимому, золото возвращается в мировую финансовую систему, и реальную ситуацию на рынке вряд ли можно характеризовать как стабильно слабую. Всё свидетельствует о том, что золото явно недооценено. Это подтверждают аналитики Bank of America Merrill Lynch (BofAML), которые отмечают, что подобная ситуация наблюдалась на рынке в 2009 году. Стоит напомнить, что с тех пор золото выросло в цене почти в 2 раза.

Некоторый оптимизм внушает и тот факт, что рынок находится в сбалансированном положении. На протяжении последних лет в мировой золотодобыче наблюдался рост производства, поскольку разница себестоимости добычи и рыночной цены на продукцию в 2009-2012 гг. достигала 300–600 долл. за унцию, это провоцировало расширение производства, т.е. рост инвестиций на добычу, геологоразведку, ввод новых объектов. Но одновременно происходило сближение затрат с доходами. Так, на начало 2013 года полная себестоимость добычи золота в мире достигла 1500 долл./унц. (с учётом геологоразведки), а маржинальная (т.е. по текущим затратам на добычу) приближалась к 1100 долл. В 2014 году себестоимость выросла до 1200 долл./унц. Но цены продаж упали до того же уровня (по итогам 2014 года средняя цена снизилась на 6% к уровню 2013 года и составила 1266,4 долл/унц.). С учётом понижательной тенденции на рынке в текущем году ряд продуцентов находится на грани рентабельности.

Падение цен золота до уровня среднемировой себестоимости производства создает условия для защиты их от дальнейшего снижения. Тем не менее, большинство аналитиков, рейтинговых агентств и независимые эксперты понижают прогнозы по ценам на 2015-2016 годы. Анализ прогнозных оценок ведущих участников рынка драгметаллов позволяет предположить, что в 2016 году может наблюдаться слабо растущая динамика цен на золото при условии сохранения текущих макроэкономических параметров. Средневзвешенная годовая стоимость металла, согласно этим оценкам, составит около 1220 долл./унц. (с параметрами показателей сопротивления 1050–1330 долл.). По другим прогнозам средняя цена будет равна 1300 долл./унц. (при диапазоне 1080 – 1420 долл.). Большинство аналитиков считают, что лишь после корректировки рынка в 2016 году и его стабилизации в 2017-2018 годах можно ожидать наступление периода динамичного роста цены золота в период до 2020 года до уровней 1900-2000 долл./унц.

Учитывая сложившуюся на рынке золота ситуацию и прогнозы её развития крайне важно, что Центробанк России последовательно придерживается политики, направленной на диверсификацию своих ЗВР в пользу полноценного финансового актива, который при расчёте собственного капитала котируется как самые надёжные казначейские бумаги, госаблигации или резервные валюты.


[1] По данным WGC, за 2013 г.

[i] http://goldomania.ru/menu_003_003.html

[ii] http://siqnalrp.ru/novosti_zoloto/347-londonskiy-zolotoy-fiksing-sobiraetsya-smenit-tekuschego-operatora.html

[iii] http://gold.ru/news/shvejcarija-vedjot-rassledovanie-protiv-7-investbankov.html; http://gold.ru/news/na-rynke-zolota-skandal-snova-manipuljacii-cenami.html

[iv] http://gold.ru/news/vozmozhnyj-deficit-zolota-na-birzhe-comex.html

[v] http://www.gold.org/supply-and-demand/gold-demand-trends

[vi] http://gold.ru/news/konec-sentjabrja-2015-kogda-budet-rost-cen-zolota-serebra.html