Игорь Друзь,
эксперт группы по Украине при РИСИ

В последнее время Коммунистическая партия Украины испытывает всё большие неприятности, чреватые её полным крахом. Ей не дали побороться за места в парламенте, 9 декабря против руководителя КПУ П.Симоненко выступили крупнейшие партийные организации юго-востока Украины, главы которых привыкли заседать в Верховной Раде. Они сделали заявление об отзыве своих представителей из ЦК: «На основании устава Компартии Украины п.3.32 и в связи с невозможностью влиять на ситуацию в партии, систематическим нарушением первым секретарем ЦК КПУ норм устава партии, использование им своего положения для навязывания членам президиума и ЦК партии неправомерных решений, жесткой расправой над партийными комитетами, инакомыслящими, подрывом единства партийных рядов и доведением ситуации в партии до раскола и хаоса, отозвать из состава ЦК и ЦКК представителей партийных комитетов Запорожского, Луганского, Харьковского и Херсонского обкомов».

А 10 декабря министр юстиции Украины Павел Петренко заявил, что в ближайшее время будет поставлена точка в деле запрета деятельности Коммунистической партии страны. И, похоже, эта его угроза является вполне реальной.

Ведь ранее, 30 сентября, Окружной административный суд города Киева уже запретил деятельность двух «расколов» КПУ:  Коммунистической партии Украины (обновленной) и Коммунистической партии рабочих и крестьян.

Конечно, воистину антинародный режим Порошенко в данном случае незаконно подавляет оппозицию брутальными методами. Но вспомним прошлую деятельность руководства КПУ: не оно ли само вырыло себе эту политическую яму, предавая при этом интересы своего народа?

Да, фракция КПУ нередко предпринимала полезные действия в Верховной Раде, чему я сам свидетель. Но при этом она всегда мало, что решала. А главное, практически во все ключевые моменты истории постсоветской Украины КПУ шла на соглашательство с крайне русофобскими, прозападными силами, фактически каждый раз помогая им совершить новую прозападную перестройку общества. Уж даже не будем вспоминать здесь об участии руководства КПУ в развале СССР, хотя оно было далеко немаленьким, и пресловутая Декларация о суверенитете Украины в Верховной Раде принималась при решающем участии депутатов-коммунистов. Ладно, тогда КПУ еще была частью КПСС, и главные решения по развалу общего государства принимали все-таки московские коммунистические функционеры.

Но вспомним, например, президентские выборы на Украине в 1999 году. В то время П.Симоненко имел весьма большой рейтинг, но вместо реальной борьбы за власть он послушно сыграл роль безобидной «красной страшилки». Только на его фоне тогдашний президент Леонид Кучма, до безобразия прозападный, автор конгениального бестселлера «Украина – не Россия», мог придти к власти во второй раз. И ведь пришел, и снова потом сеял русофобию, снова сдавал наши интересы Западу. А Симоненко охотно признал результаты тех выборов, лишь немного поворчав для приличия. Тогда весьма информированные лица рассказывали мне о том, что за свое послушание он получил от благодарного Кучмы миллионы долларов, а до того за возможное непослушание люди Кучмы обещали уничтожить его физически. И Симоненко согласился быть послушным. Не могу со стопроцентной уверенностью сказать, что это правда, но и сомневаться в этом нет особых причин – это говорили мне влиятельные люди, да и сам ход событий говорит в пользу такой версии.

Потому что и в следующий критический момент украинской истории Симоненко повел себя точно так же. В период первого майдана 2004 – 2005 годов  КПУ заняла нейтральную позицию, что сделало победу Ющенко практически неизбежной. Если бы коммунисты тогда выступили против майдана, если бы они призвали свой электорат к активному сопротивлению государственному перевороту, коим было «избрание» Ющенко в незаконном «третьем туре» выборов, то прорусские силы не потерпели бы тогда столь сногшибательного поражения. Победа майдана расколола Украину политически. Именно при Ющенко, который еще больше Кучмы поддерживал бандеровских неонацистов и сдал все интересы государства своим западным кураторам, были созданы предпосылки для последующей гражданской войны на Украине. И для еще одного майдана, который закономерно вспыхнул «коктейлями Молотова» 9 лет спустя, в 2013 году.

И снова в критический момент по приказу П.Симоненко Компартия заняла пассивную позицию, вогнав в нее и почти весь свой электорат, доверившийся руководству КПУ. Тогда снова в партийной печати в ход пошла демагогия о «борьбе буржуазных кланов», в которую «не стоит вмешиваться». Как будто сам Симоненко относится к этому пролетариату, прости Господи… Нет, сам он, конечно, не олигарх-миллиардер – на это способностей ему не хватило. Он – «простой миллионер», точнее – мультимиллионер, лоббист многих бизнес-проектов в органах власти…

А вопрос тогда стоял не столько о борьбе кланов, сколько о том, вспыхнет ли гражданская война на Украине, с ее многотысячными жертвами и миллионами беженцев, или нет. Если бы не соглашательство КПУ, сдобренной марксистской демагогией, то, вполне возможно, война бы не началась.

Но мало того. КПУ после переворота февраля 2014 года помогла легализоваться хунте. Дело в том, что если бы фракция КПУ после переворота не принимала участия в заседаниях Верховной Рады, то у организаторов госпереворота просто не было бы кворума в парламенте для избрания Турчинова в «и.о. президента», для отмены официального статуса русского языка, для незаконного формирования правительства из абсолютно антигосударственных и прозападных жуликов, убийц и воров, намного худших, чем прежние. Да, фракция КПУ сама за все это не голосовала. Да, она подвергалась гонениям от боевиков евромайдана. Но она создала все условия для легализации всей этой мерзости самим фактом своего присутствия в парламенте. Да, Симоненко и его замы на словах смело обличали хунту, но что с того? «По делам их узнаете их». Ни один из руководителей КПУ не уехал в Крым, Харьков или на Донбасс, чтобы возглавить на местах сопротивление киевским террористам со стороны местных левых сил. Хотя раньше они уж очень сильно обличали евромайдан на словах. Но весь партийный финансовый и организационный потенциал не был использован для поддержки антибандеровского восстания. Руководители КПУ побоялись за свои жизни, за свои немалые активы, побоялись за места в парламенте, которые наивно надеялись сохранить и при новой власти. Ладно, нельзя требовать от каждого человека героизма. Но тогда и героизма даже не требовалось. Коммунистам – нардепам достаточно было просто не приходить в Верховную Раду после победы евромайдана – и все. Конечно, в этом случае они возможно потеряли бы большую часть своих состояний и высокое положение… Хотя положение они и так потеряли. Сейчас теряют и состояния. Воистину, трус умирает многократно, в прямом и переносном смысле слова…

Более того, Симоненко уже после освобождения Крыма и начала АТО многократно делал заявления о том, что выступает «за территориальную целостность Украины». А это означает, что он вслед за бандеровцами выступает за присоединение к Украине Крыма, ЛНР и ДНР…

Занимаясь общественной деятельностью в домайданном Киеве, я был свидетелем развития предательства КПУ. Для меня «толерантная» позиция КПУ по отношению к евромайдану стала окончательно ясна в начале феврале 2014 года, когда евромайдан был уже близок к победе. Тогда меня пригласили в Киевский горком КПУ «для создания широкого фронта против фашистского переворота». Я решил сходить поговорить, хотя и не разделял, конечно, коммунистической идеологии, и не особо доверял личной честности вождей этой партии. Но ситуация тогда была сложной, русские силы в Киеве были раздроблены и напрочь лишены ресурсов.

В горкоме КПУ было произнесено тогда много прочувствованных речей о происходящем безобразии и о негативности бандеровщины. Я взял слово и сказал, что среди нас все и так все понимают, но нужны конкретные действия. Начинается развал Украины и гражданская война, в которой все порядочные имеющие мужество патриоты, способные по здоровью держать в руках оружие, должны дать отпор украинским нацистам и их кураторам. Мне и моим соратникам поэтому нужны трамадол, рации, бронежилеты, транспорт и другие необходимые для этого вещи. Возможно, придется выезжать в другие регионы для организации отпора неонацистам. «Поэтому, – сказал я, – мы будем рады, если нам окажут помощь в поставке нужного спецоборудования». Что тут началось! Члены горкома замахали руками, сказали, что надо проявлять политическую выдержку. Короче, оказалось, что они собираются писать петицию с жалобой на боевиков евромайдана и просят меня и других активистов это тоже подписать. Причем именно к этому сводилось все их мероприятие. Мои соратники, вошедшие со мной, позднее проявившие себя в рядах ополчения в Крыму и Новороссии, только посмеялись. Мы быстро вышли, оставив старым чиновникам их «красный» балаган.

Не нашлось ни одного высокопоставленного коммуниста из Киева, который бы принял участие в справедливой борьбе за Русский мир, хотя все они позиционировали себя любящими Россию. Еще на местах, в Луганске, Донецке, Крыму изредка попадались простые коммунисты и местные депутаты от КПУ, которые реально пытались отстаивать Русский мир. Но в руководстве КПУ таковых не нашлось совсем.

Впрочем, ничего удивительно в этом нет. Надо отметить, что вся политическая система на Украине и в России формировалась еще в начале 90-х годов. Ее ковали американские «советники», которые нарочно дробили общество на партии, насаждали либеральный парламентаризм, совершенно убийственный в наших условиях, к тому же прикрывающий собой олигархат. Западные кураторы хотели, чтобы на левом политическом фланге стояли исполнительные вожди, которые тихо и спокойно проводили бы свою пожилую, в основном, «паству» на тот свет. Речь шла о том, чтобы заменить возможные вспышки «красного» бунта и террора лишь маханием красными флагами на улицах и выборами в парламент, которые мало, что решают.

При этом в депутаты от КПУ выбирали и немалое количество вполне честных, но наивных людей, которые воспринимали всерьез весь этот цирк. Но, несмотря на политическую близорукость, они делали на Украине немало полезного. КПУ куда больше, чем другие партии, боролась за социальные гарантии граждан, отстаивала русский язык, семейные ценности, многократно заступалась за гонимую Украинскую Православную Церковь Московского Патриархата. Реально КПУ была в этом плане лучшей из парламентских партий, хотя и ее уже нельзя было назвать пророссийской.

Но, во-первых, она обладала только небольшой частью власти, поэтому очень часто ее позитивные действия в этих направлениях заканчивались ничем.

Во-вторых, и это самое главное, накопленный такими позитивными шагами политический авторитет руководство КПУ в самые критические моменты пускало на прямое или косвенное предательство родины.

Что с того, например, что КПУ все 90-е годы и начало 2000-х вело активную пропаганду против украинского национализма, если в решающий момент схватки с бандеровским майданом в 2004 году она призвала своих избирателей сидеть по домам? Вся эта пропаганда ушла в никуда, ибо с приходом Ющенко утвердился государственный культ Мазепы и Бандеры.

Что с того, что депутаты от КПУ при Ющенко и Януковиче боролись за сближение с Россией, против кабальной ассоциации с Евросоюзом, за социальные льготы населения, за семейные ценности? Если потом руководство КПУ, как уже говорилось, не стало противостоять евромайдану, а потом еще и помогло легализоваться его лидерам через свое участие в работе захваченной террористами майдана Верховной Рады. Тут же Украина начала необъявленную войну против России, тут же была заключена и ассоциация, и приняты дегенеративные европейские стандарты в семейной политике, и отменены многие социальные льготы. Так может лучше было КПУ вообще не завоевывать авторитет, если ее руководство воспользовалось им таким вот никудышним образом?

П.Симоненко полагал, что ему удастся еще долго присутствовать в украинском политикуме. Но после каждого его предательства авторитет его политической силы падал, уменьшалась и поддержка народа. Кроме того, он изгонял из партии все яркие личности, а ставил на руководящие посты послушных и исполнительных чиновников. Значительная часть из них сейчас просто разбежались, или выжидают. Кроме того, в это время шла  естественная убыль электората.

Даже массовых акций в поддержку гонимой КПУ теперь нет. Так, лишь отдельные небольшие выступления. Такая тенденция, кстати, еще за годы до нынешней войны была заметна. Уже тогда по-настоящему массовые акции в Киеве проводили только общественные движения православно-имперского направления, на которые участники выходили бесплатно и даже часто приезжали за свой счет. Коммунисты уже не выходили, или их свозили за деньги. В рядах КПУ давно нарастала апатия, да и сами ряды партийцев и, особенно групп поддержки КПУ, таяли, как снег.

Конечно, неправильно сводить все только к личности Петра Симоненко. Да и не стоит демонизировать эту личность, которой всегда были присущи все черты средней руки чиновника времен позднего СССР, со всеми «плюсами» и «минусами». Такая же или похожая ситуация была со всеми компартиями во всех республиках бывшего Советского Союза. Нигде коммунизм не возродился, и вожди компартий практически везде только провожали стариков – ветеранов в последний путь, насыщая их старость возможностью видимости политической активности… Да и при развале СССР практически никто из 20 миллионов коммунистов не оказал достойного отпора либералам-«перестройщикам», которые все сплошь выросли также из номенклатуры КПСС.

Более того, практически все социалистические страны рухнули или стали на путь капитализма, или близки к этому. Сама та система и та идеология нигде не сработала надолго. В том же прославляемом КПУ Китае сохранилась только видимость коммунизма, а на деле строится самый дикий капитализм, даже пенсий у людей пожилого возраста нет, только у крупных чиновников и бизнесменов. Давно и с треском рухнул весь восточный блок. Сейчас даже Куба и КНДР вводят элементы рыночной экономики, причем говорят, что Куба уже превосходит по разврату времена полуколониального режима Батисты. Например, в Гаване был проведен «парад» извращенцев, причем – 9 мая 2015 года. Без сомнения, в пику России, отмечавшей 70-летний юбилей Победы.

Сама идея коммунизма, в силу многих причин, перестала быть «топливом революций». У нее нет больше ни массовой поддержки, ни спонсоров, ни настоящих вождей. Но – революция «продолжается». На Украине позднесоветские умеренные «жирондисты» ныне биты более радикальными украинскими националистами – «якобинцами»… Они – неизмеримо более радикальные русофобы и глобалисты, чем «рожденные революцией» выходцы из советской номенклатуры, возглавившие компартии республик СНГ. И никого не должна обманывать кампания по «десоветизации» Украины. Там на места одних радикальных революционеров – русофобов ставят других, причем значительно худших. Возможно справедливо называвшие себя революционерами Бандера и Петлюра, неистовые враги России и Православия во многих отношениях, хуже прежних большевиков. Теперь им ставят памятники на месте монументов Ленину и Косиору.

Западная верхушка нашла себе других «агентов изменений» для растворения России в потоке глобализации. Теперь олигархические кланы Уолл-Стрита, некогда профинансировавшие большевиков в октябре 1917 года, обеспечившие приезд Троцкого со товарищи в Россию, финансируют бандеровцев, исламистов и всякого рода либерастов…

Конечно, мне могут возразить, что есть другие левые организации, которые «подхватят павшее знамя бессмертных идей коммунизма». Но этого не будет. Остальные левые силы не способны на это. Неокоммунисты совсем плохи и слабы. Созданные на западные гранты на Украине левацкие организации еще хуже КПУ. Преспокойно живет в Киеве основатель левацкой организации «Боротьба» Василий Терещук, экс-нардеп от КПУ, занимавшийся украинизацией левого движения, погромами храмов Московского Патриархата и организацией шествий гомосексуалистов. Он получает в Киеве большую депутатскую пенсию, пользуется номенклатурными социальными льготами и какие–то акции проводит. Никто его не трогает. «Пламенный Че Гевара» получает пенсию от «режима Батисты». Он еще менее опасен режиму Порошенко, чем КПУ, как и остальные подобные ему «ультралеваки».

Значит ли это, что умрет идея социальной справедливости, решающей роли государства в экономике? Нет, конечно. С самого начала событий на Донбассе, например, идею национализации и социальных гарантий для трудящихся продвигали те силы, которых леваки нередко обзывают «русскими шовинистами». А сама КПУ на Донбассе просто растворилась, как политическая сила. Отдельные коммунисты – да, проявляли мужество и самоотверженность, но как организация КПУ практически не проявила себя в критически важный период. А когда условные «русские шовинисты-имперцы» были выдавлены из Новороссии, то в ДНР и ЛНР, увы, начали строить дикий капитализм под красными флагами. А сама идея Новороссии из-за этого дискредитируется во всем мире, создается искусственная ассоциация русскости с идеей коммунизма. Это плохо, ибо большинство человечества сейчас к идеям марксизма-ленинизма относятся негативно.

Это вообще сейчас «модная» у политтехнологов – глобалистов тема.

Как в Греции, например. В общем, и в целом можно сказать, что приход к власти в этой стране партии СИРИЗА – это, на самом деле, не позитив для России и Греции, а сильный удар по греческим и российским интересам, по всему мировому движению антиглобализма. Ибо в Греции под видом «красного» сопротивления воистину дьявольскому новому мировому порядку был внедрен проект его продвижения. На самом деле любой открыто либеральной партии, приди она сейчас к власти в Греции, было бы весьма сложно подписать кабальные соглашения с кредиторами. Народ бы восстал против нее сразу же. А так все прошло с полным соблюдением пресловутых «демократических норм»: «красные» радетели за благо страны канализировали все возмущение общества в бумажный шелест на референдуме, после баталий на котором никто уже и не стал восставать…

Эта идея давно перестала быть самостоятельной силой и весьма часто играет роль «подтанцовки» у либералов – глобалистов.

Коммунизм был лишь проектом эпохи модерна, политическим орудием по разрушению исторической России и других государств. Он нигде не продержался долго, всегда на его место приходил либерализм, капитализм и западные олигархи. Да, бывали эпохи расцвета революционных государств, но они сравнительно быстро заканчивались. Коммунизм некоторое время терпели и в постсоветском СНГ, чтобы «сливать» народные протесты. Для этого специально подбирали инертных и трусоватых лидеров компартий бывших союзных республик. Конечно, в России ситуация несколько другая. Тут глобалисты еще попробуют использовать постепенно умирающую идею коммунизма для организации российского майдана.

Так что в случае с разгоном КПУ режимом Порошенко я испытываю двойственные чувства. Я сочувствую отдельным коммунистам, честно боровшимся с евромайданом и АТО, которых сейчас подвергают репрессиям киевские террористы. Хоть и не разделяю их коммунистической идеи. Но КПУ как партия,  увы, сделала своим соглашательством немало для того, чтобы именно этот русофобский режим утвердился на Украине. Может ли теперь КПУ устоять против судебных репрессий данного режима? Думается, вряд ли. А если бы даже устояла? Ну, что было бы? Небольшая парламентская партия, которая критиковала бы существующий режим, пиарилась бы, решая в украинской политике еще меньше, чем раньше. И готовилась бы уговаривать свой электорат сидеть тихо в следующей критической ситуации. Не вижу от этого особой пользы. И вообще, вопросы Украины будут решаться уж точно не в ее Верховной Раде.