Приближается вторая годовщина с момента государственного переворота на Украине. С тех пор на Украине раздавлена свобода слова. Все основные СМИ там полностью контролируются путчистами. Независимые публицисты, блогеры, журналисты, неугодные властям, насильственно увольняются с работы, арестовываются, или даже физически ликвидируются. Закономерно, что информационное поле Украины стало совершенно русофобским, да и просто бредовым. Но удивительно не это возникновение полностью лживой картины мира на фактически оккупированной территории. Странно то, что и в России до сих пор бытует немало мифов относительно Украины. Конечно, у нас информационная картина неизмеримо более верная. Однако, при том, что российские СМИ дают много правдивой информации, выводы из нее в Москве часто делаются неверные.

К сожалению, у части представителей власти, у политологов и журналистов РФ порой отсутствует понимание природы режима Порошенко, и нередко существует общее непонимание ситуации на Украине. Это стало одной из весомых причин продолжающейся на этой земле гражданской войны и оккупации. Ведь без правильного диагноза болезни невозможно и правильное ее лечение.

Разберем самые распространенные ошибки российских политологов. Киевский режим нередко именуется ими фашистским и бандеровским, а его лидеры – смешными и недалекими людьми. При этом говорится, что данный режим якобы вот-вот рухнет сам собой от экономических трудностей и от того, что скоро «народ поумнеет». Только вот никак не «рухает» данный режим уже почти два года…

Также евромайдан в среде русских журналистов часто именуется «восстанием села против города». Они говорят о тотальной украинизации данной территории снизу доверху (и это в то время, когда практически все самые влиятельные люди Украины являются русскоязычными), нередко преувеличивая роль галичан и «Правого сектора» в евромайдане и «АТО» (никто не может отрицать их немалой деструктивной роли, но там есть силы куда более серьезные).

Начну с самого начала. Режим Порошенко не является фашистским. Это типичный компрадорский режим, спроектированный кураторами из США по образу и подобию латиноамериканских «банановых диктатур». Киевский режим, как и эти «банановые республики», конечно, имеет в себе некоторые элементы фашизма. Например, при нем беспощадно подавляется инакомыслие, существуют целые батальоны расистов в силовых структурах, ведутся репрессии против оппозиционных политиков, журналистов, писателей. Однако в настоящих фашистских режимах оппозицию обычно уничтожали по закону, конечно, по уродливому закону, но легитимному в тех условиях. Гитлер не посылал наемных убийц к Эрнсту Тельману, а просто посадил его в концлагерь, он вообще проводил независимую политику, а не бегал за консультациями к иностранным послам, как Порошенко. Фюрер, как и Муссолини, не нуждался в применении нелегитимного насилия. А вот в «банановых республиках» проамериканские диктаторы постоянно вынуждены были пользоваться разными «эскадронами смерти», которые похищали, пытали и мучили противников режима вне законодательного поля. Бывают, конечно, моменты, когда и сильные державы используют нелегитимные бандформирования для исполнения «черной работы», но это только в момент «революций сверху», для коренной перестройки общества, в некоторых других щекотливых ситуациях. Это другая тема, требующая особого разговора. Так что этот второй вариант свидетельствует не о силе украинского режима, а о его слабости.

Приведем простой пример с недавним лишением электричества Крыма. Режим Порошенко вынужден был сначала поставить для блокады Крыма нелегальные бандформирования из числа крымско-татарских и бандеровских отморозков. Сам он не мог начать блокаду, ибо вызвал бы к себе волну ненависти многих деловых людей и части силовиков.

Потом, когда общество на Украине попривыкло к невыгодной для себя блокаде, Порошенко убрал отморозков, и легитимизировал уже существующую де-факто блокаду юридически, официально прервав экономические связи с полуостровом. Не может быть малейших сомнений, что не будь действия «правосеков» согласованы с Порошенко, то они были бы разогнаны силами МВД в один момент. Тем более, что он сам по ходу противозаконных действий лично встречался с Чубаровым и Джемилевым, а не приказывал их арестовать.

Как показала практика, украинские отморозки по своей инициативе, без согласования с главными путчистами, вообще ничего сделать не способны. Глава МВД Украины Аваков преспокойно и практически открыто заказал своим подчиненным убийство известного «правосека» Александра Музычко. После его убийства Ярош со товарищи гневно затопали ногами, пообещали «пойти на Киев» и … притихли. Потом еще несколько раз обещали «пойти на Киев наводить порядок». И еще – пообещали разогнать «гей-парад» в Киеве и … опять притихли… Да и не совсем даже притихли. Несколько наиболее смелых бандеровцев все-таки бросили файеры в педерастов и охранявшую их полицию, так пресс-секретарь «Правого сектора» А.Скоропадский громко заговорил. Он отрекся от них: это, мол, не наши… И так всегда…

Фашистские режимы, уничтожая оппозицию и порабощая иные народы, приносили все же определенную пользу своим. Строя автобаны, например, или давая социальные льготы, или способствуя укреплению института семьи. Гитлер не бомбил немецких городов, как украинские «вожди». Порошенко же отбирает льготы и уничтожает собственный народ как войной, так и экономическими санкциями, так и антисемейными социальными технологиями, типа усиления осужденной Церковью ювенальной юстиции. Он действует в интересах политического руководства Запада и транснациональных корпораций, а также собственной выгоды.

То есть компрадорский режим Порошенко хуже фашизма, он соединяет в себе самые плохие черты всех современных идеологий. Режим Порошенко беспощаден к любой оппозиции: как фашисты, уничтожает институт семьи, как самые отмороженные либералы, «давит» крестьян и фермеров, как комиссары во времена военного коммунизма.

Также можно утверждать, что действия Порошенко, за редким исключением, вовсе не являются смешными и нелепыми, когда он делает странные, с точки зрения русского телезрителя, заявления. Ведь его заявления рассчитаны не на русскую, а на украинскую аудиторию. А эта последняя живет в постоянно нагнетаемой атмосфере психоза и русофобии, а также превозношения «великой Укрии». И на украинскую аудиторию безумные, на первый взгляд, заявления Порошенко могут действовать весьма эффективно. Образно говоря, в киевской «палате номер шесть» пациенты будут приветствовать только сумасшедшие заявления медперсонала.

Например, недавно Порошенко заявил о том, что Россию можно победить лишь большими умственными усилиями, но что это вполне возможно, ибо украинские нардепы имеют «по 300 IQ». Пропаганда усилила самомнение украинского населения и многих политиков до полного абсурда, так что данное заявление является вполне эффективным. Ведь и еще более нелепые заявления Порошенко не только не мешали ему в политической карьере, а наоборот, помогли ему взять власть. Этот человек, который занимался бандитизмом и грабежом еще в 90-е годы, который обокрал украинцев еще с помощью организации первого майдана, а на майдане номер два обещал … победить коррупцию. «Пчелы против меда»… Вообще, Порошенко – это потомственный вор, его отец сидел за хищения в особо крупных размерах еще в Союзе.

Порошенко обещал на евромайдане вступление государства в Евросоюз, безвизовый режим с ним «в течении ближайших месяцев» и «европейский уровень жизни» сразу после победы майдана. Перед своим избранием он обещал зарплату в «тысячу гривен в день в зоне АТО» и, одновременно, прекращение «АТО» в «считанные часы». Это безумные обещания? Конечно. Но они сработали? Безусловно, да. Значит, Порошенко не так уж смешон и глуп, как пишут о нем некоторые русские политологи. Конечно, могут сказать, что тогда уж народ Украины состоит из полных идиотов, и потому, мол, хорошо, что он отделен от нас. Но при такой тотальной русофобской пропаганде, длящейся там уже десятки лет, ясно мыслить могут только весьма умные и волевые люди или глубоко церковные православные, которые сразу поняли, что евромайдан был направлен против Церкви и что его последователи – в прелести, как называется такое состояние в учении отцов Церкви.

Это я утверждаю, как свидетель событий: на заманчивые посылы евромайдана не повелись только такие лица. А таких людей всегда было меньшинство. И если бы, гипотетически, так «промыли» бы мозги жителям Курска или Казани, то и они, в большинстве своем, начали бы скакать…

В результате такой пропаганды и таких репрессий вся настоящая оппозиция, все крупные независимые СМИ раздавлены. В таких условиях народ не может сам по себе восстать против террористического режима. Там уже почти нет руководителей, способных организовать и повести за собой людей, нет и возможности донести до них правду, нет финансовых ресурсов. К тому же, Порошенко нашел себе союзников не только на Западе, но и в Москве. Теперь он покупает у последней дешевые энергоносители, при этом ей постоянно вредя, как в вышеописанной ситуации с Крымом, например. И ничего, все это «сходит с рук». Смешно ли это? Нет, это совсем не смешно. На границе с Россией образовался и успешно усиливается русофобский режим, союзный НАТО, который может разместить у себя американские ракеты с ядерными боеголовками на границе с ней, и который может способствовать политической дестабилизации ситуации внутри самой РФ.

И неадекватное восприятие украинской действительности в Москве уже принесло и может принести еще много проблем и нам, и Новороссии, и порабощенному народу Украины.

Например, совершенно неадекватный тезис части журналистов РФ о том, что майдан якобы был неким «восстанием села против города» несет в себе далеко идущие выводы о том, что Украину не надо будто бы освобождать, что там «одни предатели России», раз уж само исконное коренное население решило восстать на нее. Также отсюда в таком случае следует и вывод о том, что «смешная деревенщина», будто бы захватившая власть, долго ее не удержит, потому как слишком уж она необразованная и невежественная. Между тем, киевляне были огромным большинством людей на самых многолюдных сборищах евромайдана.

И даже в период, когда евромайдан уже потерял такую массовость и потерял даже видимость мирного протеста, превратившись в лагерь террористов, выходцы из села были меньшинством. Доля киевлян в этот период составила 12% от общего числа опрошенных, 17% — выходцы из других крупных городов,  20% составляли жители областных центров, 42 % проживало в небольших городах, и только 20 % приезжих прибыли из сельской местности (соц. опрос проводил Фонд «Демократические инициативы» в начале февраля 2014 года).

Село вообще всегда было консервативнее городов, и практически никогда оно не было двигателем революции – это обычно было делом столичной интеллигенции. Революция, условно говоря, побеждает всегда в Париже или Петербурге, а потом ее солдаты идут покорять Вандею или Тамбовщину, удивляясь, что «темные» крестьяне не хотят признавать их кровавого и безбожного «народовластия». Забавно, что часто этот тезис о «восстании села» порой повторяют журналисты с Украины, которые сами в период перестройки делали пропагандистские усилия, старались, чтобы это самое украинское село стало бандеровским, к чему предпосылок в то время не было совершенно (кроме Западной Украины и то далеко не всей).

Правда же состоит в том, что села всей Украины, кроме Западной, долго сопротивлялись бандеризации. И еще на горбачевском референдуме о сохранении единого союзного государства украиноязычная и сельская, по преимуществу, Киевская область выступала за единое государство, а русскоязычный Киев – против.

Конечно, вопрос языка играл и играет весьма большую роль. Но вопрос религиозной и культурной идентичности всегда был еще важнее. Потому так враждуют ирландцы-католики с англичанами – протестантами в Ольстере, хотя все они говорят на английском. Или говорящие на одном языке католики-хорваты против православных сербов.

Поэтому покойный комбат Мозговой, который на своем родном украинском языке даже песни писал и пел, но причислял себя к православному Русскому миру воевал за Россию и Новороссию. Как и тот же «Абвер» (С.Здрылюк) и многие другие менее известные. Так что сводить роль РФ к защитнице прав исключительно русскоязычных граждан Украины является ошибкой. А вот, например, русскоязычные киевляне Егор Бенкендорф и Юрий Макаров, известные телевизионные деятели Украины, потомки русских дворян, активнейше помогали евромайдану. Потом они еще более активно помогали возникшему после его победы террористическому русофобскому режиму. Эти лица, конечно, далеки от Православия, далеки от общего осознания единства Русского мира, они – ярые либералы и западники, предатели православных и аристократических традиций своих предков, хотя и говорят на их языке.

Сейчас в украинской верхушке практически нет выходцев из села, тем более – из числа «щирых укров». Там собрались общающиеся между собой на полууголовном русскоязычном жаргоне выходцы из Днепропетровска, Харькова, Винницы и других крупных и средних областных центров. А над ними стоят кураторы из столиц стран Евросоюза и США.

Те же свидомые и чистокровные галичане обычно используются наместниками Украины только в качестве чиновников среднего и низшего звена, обслуги в пропагандистской машине и не более того.  Итак, на примере происходящего еще раз можно увидеть факт, о котором пока мало упоминается: «украинство» – это не этнос, а идеология. Потому нужно говорить не об «отрезанном ломте» Украины, где якобы живут «небратья», а о порабощенной части Русского мира, о порабощенных русских людях, которые нуждаются в освобождении. На такой идейной основе и наши политические действия уже будут совсем другими. И ведь даже по этническому составу правящая «украинская» верхушка, состоящая из разных вальцманов-гройсманов и примкнувших к ним саакашвили и абромавичюсов, не является украинской. Наоборот, многие украинцы, точнее – малороссы, как и я, например, покинули оккупированную часть Украины для противостояния киевским террористам в Крыму и на Донбассе.

Если мы все твердо осознаем, что стоим лицом к лицу с такими криминальными «бургомистрами» оккупационного режима, а не с законно избранными представителями народа Украины, то это уже совсем другая картина. При таких раскладах разговоры ведутся отнюдь не в формате «минских переговоров»…

Конечно, мне могут возразить, что значительная часть народа Украины все-таки придерживается сейчас русофобских взглядов. Так на это можно ответить, что население этой территории уже 100 лет подвергается активной информационной обработке в плане искажения их религиозной и культурной идентичности.  Особенно интенсивно – в последние 25 лет, когда либеральные выходцы из номенклатуры КПУ провозгласили курс на «вступление в Евросоюз», что имело еще меньше шансов на успех, чем «коммунизм к 80-му году». Отделите любую другую территорию от России, проведите там подобную обработку, и новые поколения наверняка будут рассказывать о своей ненависти к «поработившей их предков Москве»… Тем не менее, мало- и великороссы – единый народ. И при отключении зомбирующих телепередач большинство «свидомых», а тем более – колеблющихся, быстро приходит в чувство, и начинает возвращаться к своим корням.

И вообще, мало кто способен вести себя достойно в условиях террора оккупантов. Однако, когда жители Подмосковья выдали Зою Космодемьянскую немцам, то это не стало для советских войск поводом не освобождать Подмосковье. И Левитан по этому случаю не объявлял жителей этого региона «небратьями» и «поголовными предателями»…

 

Ставка на русскоязычную русофобию

Мало кто обращает внимание на то, что космополитический, компрадорский режим Порошенко в плане идеологий на данный момент сделал ставку на русскоязычный национал-либерализм, все больше вытесняя чистую бандеровщину на «обочину жизни». Ту же партию «Свобода», например, не пропустили в Верховную Раду, хотя проходной барьер она взяла. Выборы были сфальсифицированы «демократическими» властями Киева. Почему? Видимо, потому что бандеровцы были нужны руководству путчистов для организации госпереворота, потом – для перестройки силовых структур Украины и ее СМИ в антирусском ключе.

Однако даже в страшной и одновременно нелепой бандеровщине все же имеются элементы консерватизма, совершенно ненужные строителям антитрадиционного мирового порядка. Многие носители украинского национализма слишком связаны со своей территорией, некоторые из них могут выступить против космополитических центров управления. Американцы уже столкнулись с рядом проблем в Восточной Европе, где они изначально сделали ставку на местных националистов – аналогов бандеровцев. Так, руководитель Венгрии Виктор Орбан в молодости был, пожалуй, еще бОльшим русофобом, чем Тягныбок. Однако желание сохранить государственность своей страны, стремительно поглощаемой Евросоюзом и США, вынудило его искать сближения с Россией. Он выступает против санкций, введённых США и ЕС против России весной 2014 года, негативно отнёсся к закрытию проекта “Южный поток”, заключил с кампаниями РФ крупные контракты. Орбан – противник нарастающей иммиграции. Также Орбан, представляя право-консервативные силы, начал защищать институт семьи, даже попытался «дерзко» приостановить распространение педерастии. Это еще больше рассердило руководство ЕС и США, для которых распространение содомии по всему миру является одной из главных целей внешней политики, что оно не раз даже провозглашало публично.

Американцам проще было сразу поставить своими наместниками на Украине воистину безродных космополитов, чтобы даже намека на такое развитие событий не было. Американцам нужны не просто предатели, а образно говоря, предатели «в квадрате».

Видимо Порошенко и его западные кураторы решили также избегнуть социального напряжения, недопустимого в момент войны. Власть ими уже взята, им теперь нужна лояльность покоренного населения, а уж на каком языке будет оно при этом говорить – это вопрос вторичный. Постепенно ими внедряется английский, но это вопрос небыстрый и не столь актуальный в момент гражданской войны. А пока что, будут ли украинские русофобы говорить на украинском языке, как в Галиции, или на русском, как русофобы «Эха Москвы», режиму не так важно. Важно, чтобы все дружно проклинали Россию на любом языке. Воевали бы против русских. Ведь для того и создана «новая Украина».

Поэтому Порошенко официально неоднократно заявлял о своей поддержке «русскоязычных патриотов Украины»: «Мне приятно было узнать, что в зоне проведения АТО 62 процента украинских военнослужащих, которые с оружием в руках защищают свое государство – Украину – являются русскоязычными. И это лучший ответ Путину, который якобы пришел с требованием освободить русскоязычных. Нет. Мы защищаем свою украинскую землю. И те, кто говорит на русском языке, любит Украину не меньше, чем я ее люблю на украинском».

Конечно, в своей последней фразе Порошенко слукавил: он всегда пользовался и будет пользоваться в обиходе родным русским языком. Говорит он на украинском только на публике, да при том еще постоянно переспрашивая своего секретаря значение разных слов на украинском прямо перед телекамерами. Ярая националистка профессор Киево-Могилянской академии Лариса Масенко дала по этому поводу разгромное интервью «Радио Свобода»:
«– Во время оранжевой революции Киев в частности резко заговорил на украинском. Когда прошло это политическое вдохновение, меньше стало и украинского языка. Два года назад в стране произошел гораздо более серьезный слом: Майдан и война. Как это все изменило положение государственного языка?
Сейчас фактически пропагандируется украинско-русское двуязычие… мы видим, к сожалению, обратное – видим усиление русификации…
– Вы считаете, что власть стала менее украиноязычной?
– По-моему, да».

 

Националист Тарас Марусик, редактор интернет-проекта «Новый язык», экс-советник министра культуры, соглашается с Л.Масенко: «Есть конкретные цифры, насколько сократилась доля украинского языка. А что касается чиновников, которые пренебрегают нормой Конституции относительно государственного языка, то такого не было даже при Януковиче, чтобы чиновники позволяли себе публично выступать на русском».

Украину Порошенко любит весьма своеобразно: как дойную корову, стремительно набивая свои карманы с помощью ее ресурсов. Но насчет силовых структур Украины, где традиционно господствовал и господствует русский язык, он, к сожалению, прав. К несчастью, за последние годы режиму удалось перепрограммировать сознание многих офицеров и солдат ВСУ, которые без зазрения совести теперь стреляют по мирным городам Донбасса.

Здесь сыграли свою роль и укрепление материального снабжения армии, и чувство мести за убитых ополченцами сослуживцев, и русскоязычная украинская пропаганда.

Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания сообщил, что доля украинского языка в эфире СМИ только за полгода сократилось с 28 до 23 процентов. (См. https://golospravdy.com/ukrainska-mova-staye-nepopulyarnoyu-nacrada/)

Но при этом доля фильмов и передач украинского производства выросла с 33 до 51 процента, а российского производства – сократилась с 29 до 19 процентов, отмечают в Нацсовете. Понятно, что данная продукция носит чаще всего русофобскую направленность.

Также на русском выходит много продукции пошлой, похабной, направленной против христианских ценностей, института семьи. На Украине терпят, условно говоря, радио «Шансон», но не довольно-таки разумное и информативное радио «Маяк».

Русский язык постепенно делают языком антирусской пропаганды в «аналитических» передачах, или языком грязных шоу. Недаром же западные кураторы еще задолго до войны выписали на Украину в качестве телеведущего известного дегенерата и либерального космополита Савика Шустера, чтобы постепенно приучать русскоязычное население к антирусской пропаганде на их родном языке. Кроме разжигания ненависти к России, Шустер вел информационную войну против Московского Патриархата на Украине, против института семьи, пропагандировал осужденную Церковью ювенальную юстицию, введение которой на Украине официально (!) финансировало правительство Канады и ряда других стран Запада.

Деловым же и официальным языком на Украине остается только украинский, чтобы приучить местное население к его якобы «нерусскости». Хотя известный закон Кивалова – Колесниченко об официальном статусе Русского языка продолжает действовать. Решение об отмене этого закона было принято Верховной Радой под давлением боевиков майдана сразу после госпереворота, однако ни Турчинов, ни Порошенко это решение не утвердили, не желая вызывать социального напряжения в данном вопросе.

Здесь Россия могла бы сделать «ход конем», усилив информационное вещание на Киев на украинском языке. Русофильские идеи на украинском нередко ввергают заблуждающихся жителей Украины в ступор, заставляют потихоньку раззомбироваться от действия своего лживого телевидения. В этом направлении успешно работает ряд блоггеров, например, Мирослава Бердник, но, конечно, этого мало…

Украину делают частью космополитичной либеральной империи, поэтому приучают ее к начальникам в виде иноземцев, людей разных народов, вер и даже рас. В ней идейные лица американцам не нужны – даже сильно идейные и активные русофобы. Поэтому особи, которые по своей воле поехали помогать «АТО» из России и других государств, постоянно стонут в социальных сетях о том, что им – идейным сторонникам украинского национализма, не дают гражданства Украины. Но гражданство для довольно буйных «ветерашек» русофобских битв при космополитическом режиме Порошенко вовсе и не было предусмотрено. А то еще устроят «третий майдан», поломают построенную Западом систему, и произойдет вышеупомянутый «казус Орбана», когда Вашингтон получит неожиданную оппозицию.

Конечно, киевские террористы и их кураторы по-прежнему используют архаические лозунги и смешные символы «великой Укрии». Но космополитические революционеры Запада нередко использовали архаику для построения марионеточных режимов. Городской аристократ Лоуренс Аравийский не побрезговал войти в грязные шатры кочевых бедуинов, чтобы поднять их на бунт против намного более цивилизованных на то время турок. В результате в Аравии постепенно образовались постмодернистские марионеточные монархии Залива, эти «государства-бензозаправки», вотчины ТНК и Британской короны. Так же искусно англичане управляли Индией, для господства над которой они использовали, например, средневековую секту исмаилитов-«ассасинов», полудикие племена непальских горцев – гуркхов, и институт старых князей – раджей, которым они оставляли часть богатств и кусочки власти.

Так же ныне они используют галичан для управления Украиной. Нас не должна обманывать сельская риторика современных «раджей» Украины, которые общаются между собой на русскоязычном блатном жаргоне, а их дети переходят на господский английский язык. Режим Порошенко весьма эффективен, учитывая бедственное положение его экономики и общий развал государства. Главная задача этого режима, как справедливо отметил недавно в своем интервью директор РИСИ Л. П.Решетников, – держать Россию в постоянном напряжении. Что Киев и делает, постоянно вредя Донбассу, Приднестровью и Крыму, засылая диверсантов и в саму материковую часть РФ.

США только один раз в истории «независимой» Украины сделали ставку на реальных «свидомитов» из сел и городов Западной Украины, которых они продвинули на руководящие посты – это было в период правления Ющенко. Впрочем, и при нем большинство украинской верхушки было все-таки городским и русскоязычным. Тот же Порошенко и тогда был одним из первых лиц государства. Но эта ставка на марионеток из числа идейных укров оказалась неэффективной, хотя они и выполнили часть поставленных Вашингтоном задач. И сам Ющенко оказался вообще неспособным к управлению государством, даже в роли простого наместника США.

А вообще в условиях «дикого капитализма» выходцы из крайне обедневшего села просто не имеют необходимых стартовых условий для прохождения во власть и в бизнес. Американцы «обожглись» тогда на идейных националистах Ющенко, и больше таким «мутировавшим» селянам не помогали, а самим им не пробиться. Поэтому ныне в структурах власти на крупных постах выходцев из сел очень мало.

Кстати сказать, национализм, как и другие идеологии Нового времени – это вообще городские идеологии. Крестьянству же всегда была свойственна религиозность и бытовой здравый смысл, консерватизм. Недаром же само слово «крестьянин» происходит от слова «христианин». Именно за это село любили русские писатели – аристократы Тургенев, Толстой, Бунин, и презирали советские выдвиженцы-атеисты. Поэтому тот же украинский национализм изначально был спроектирован в европейских столицах для развала России, потом он искусственно внедрялся в городах Галиции, и только потом с помощью щедро оплаченной массированной пропаганды проник и в села Галиции и немного – Малороссии. Причем его противники – православные русофилы нередко физически уничтожались. Например, в австрийском концлагере Талергоф в период Первой Мировой войны.

Чтобы понять логику использования антирусскими силами украинского национализма (а он всегда был только пешкой в чужих планах), стоит вспомнить историю 20 века. Ведь исторические сюжеты весьма часто повторяются. На протяжении 20 столетия данную территорию трижды захватывали русофобские силы на более-менее долгосрочный период (если не брать опереточных режимов периода гражданской войны начала 20 в., которые менялись, как в калейдоскопе).

Из всех русофобских сил первый раз это сделали большевики. После своей победы они проводили там активнейшую украинизацию, которая по своему размаху превосходила даже ющенковскую. Доходило до того, что не освоившему украинский язык чиновнику УССР давали реальные тюремные сроки. Также советская власть поддерживала церковные расколы украинского националистического толка, точно так же, как ныне Порошенко поддерживает анафему Денисенко – главу «УПЦ КП».

Сталин тогда заявлял: «…недавно еще говорилось, что украинская республика и украинская национальность — выдумка немцев. Между тем ясно, что украинская национальность существует, и развитие ее культуры составляет ОБЯЗАННОСТЬ КОММУНИСТОВ. Нельзя идти против истории. Ясно, что если в городах Украины до сих пор еще преобладают русские элементы, то с течением времени эти города будут НЕИЗБЕЖНО УКРАИНИЗИРОВАНЫ». Из стенограммы Х Съезда РКП (б), 8 — 16 марта 1921

Тем не менее, в конце-концов большевики украинизацию приостановили, больше сделав ставку на  «пролетарский интернационализм». Они воспользовались услугами украинских национал-коммунистов для расправы с русскими православными монархистами, с духовенством, зажиточным крестьянством, для построения антирусской информационной среды – ведь многие националисты писали книги, статьи, делали фильмы, разрывающие связь времен. Для упрочнения своих позиций на Русской земле победившим революционерам нужно было создание оторванного от русских православных корней «нового человека».

Однако, забросив планы всемирной революции,  строя отдельную коммунистическую империю, большевики поняли, что могут получить на свою голову украинский национал-большевицкий сепаратизм, да еще и в момент острого противостояния с Гитлером. Поэтому они со временем пошли другим путем, уже начиная с 30-х годов. С тех пор СССР начал меняться в консервативную сторону, и в период Великой Отечественной войны он был уже намного более ориентирован в Русскую сторону, чем в сторону «украинства», или «белорусства», многие национал-коммунисты были репрессированы. Хотя и при этом процессы партийного сепаратизма продолжались, огромная автономия республик оставалась. И, как недавно справедливо отметил В. В. Путин, эта «атомная бомба, заложенная Лениным под Россию», в конце-концов взорвалась.

Это произошло, как известно, в 1991 году, когда самая активная часть партноменклатуры, перешедшая на другую западническую идеологию – либеральную, расколола страну на 15 частей. Бюрократы, вышедшие из недр КПУ, нуждались в идеологической легитимизации своего режима. И первый украинский президент Кравчук со товарищи тоже, подобно ранним большевикам, начали игру с украинским национализмом. Но национализм тогда не пользовался никакой популярностью в обществе, внушал такое отвращение на Украине, кроме разве части Западной Украины, что, несмотря на недовольство Запада, Кравчук был свергнут наружно лояльными к России «красными директорами» из Днепропетровска и других промышленных городов Востока Украины.

Кроме коммунистов и либералов небольшой период времени проект «украинства» в 20 веке, как известно, поддерживали немецкие фашисты. Но и Гитлер, получив на несколько лет контроль над этой территорией, недолго игрался в украинизацию.

Недавно были опубликованы интереснейшие тексты киевской девушки Ирины Хорошуновой, которая пережила оккупацию и вела в то время своего рода «летопись» происходящего. В начале ее книги «Дневник киевлянки» говорится о том, как хорошо вначале фашисты относились к «украинству»:

«Мы узнали, что немцы несут нам “самостійну Україну” и что украинцы делаются привилегированной нацией…

Немцы вывесили приказы и объявления о том, что только немцы, чехословаки и украинцы пользуются всеми правами. Русских, поляков, евреев и прочих причислили к низшей расе.

Все схватились за паспорта, и многие обнаружили непонятные вещи: в одной семье братья и сестры оказывались кто русским, кто украинцем. Ведь никто у нас не придавал никакого значения национальности. И многие обрадовались, кто, в силу обстоятельств или случайности, оказался украинцем.

…Очевидно, у немцев ранее существовал договор с зарубежными украинцами. Даже солдаты их, говорят, украинцев считают более стоящими, а русских – чем-то низким. Заговорили об украинском правительстве».

Но уже спустя какие-то несколько месяцев, когда власть оккупантов укрепилась, отношение к украинским националистам со стороны оккупантов резко изменилось:

«Все эти денщики у господ сразу перестали обижаться на обращение к ним на русском языке. Не хожу в библиотеку академии, откуда меня почти выгнали в тот единственный раз, когда отчитали за обращение на русском языке. Со мной не пожелали разговаривать по этой причине. А вот сейчас русские и русский язык заняли равноправное, если не доминирующее положение. Везде говорят по-русски. Все сразу перестали притворяться. Функции управы (ранее составленной из украинских националистов – прим. автора) свелись к нулю. И ходят упорные слухи о том, что ее вообще упразднят».

Немцы, как и большевики, попользовались услугами украинских националистов для создания структур управления, для расправы над нежелательными элементами, например, при массовой бойне в Бабьем яру, в целях разведки. Но дальнейшее использование этих предателей, придание им реальных полномочий, могло вызвать у немцев проблемы. Гитлер прекрасно понимал, что такие предатели, в случае обострения ситуации, предадут и его самого (как это получилось, например, с РОА генерала Власова, которая в преддверии конца войны восстала против немцев) и свернул данные процессы. В среде наиболее радикальных националистов прошли аресты, ряд менее радикальных просто повыгоняли с занимаемых постов.

Такая же ситуация была и в 21 веке. Вернемся к более подробному рассмотрению уже упомянутого периода первого рейдерского захвата Украины американцами – майдана 2004-2005 годов. После успешного государственного переворота Вашингтон решил сделать ставку на украинских националистов. Некоторый резон в этом был. С их помощью США с минимальными затратами, но радикально переформатировали органы власти Украины, идеологию государства, поддержали антицерковные расколы. Однако команды украинских националистов всегда слишком глупы, неэффективны, да еще и пытаются поддерживать традиционные ценности. Так, Ющенко создал Комиссию по морали, которая отсекала наиболее безнравственную продукцию СМИ, кинематографа, литературы. Начал навязывать бандеровщину слишком грубо, подрывая авторитет не только себя, но и своих западных кураторов. И они его, в конце-концов, решили «сдать», решили позволить политическому «маятнику» слегка качнуться в сторону России. Однако они нарочно избрали для этого бездарного и трусливого Януковича, которого они изначально хотели сделать временной фигурой, причем фигурой, дискредитирующей русскость и православность. Они заранее знали, что его легко можно сбросить, создав на месте Украины русофобский режим. Только более эффективный для соблюдения их интересов, чем режим Ющенко.

СМИ России, как уже говорилось, дают много правдивой информации о событиях на Украине. Но при этом часто мы обсуждаем, условно говоря, полицаев, а не политику ставки фюрера. Слишком много внимания уделяем тем же бандеровцам, которые являются только одной из опор правительств США и Евросоюза, и совсем не самой главной. Еще раз отметим: на верхушке украинской власти нет фашистско-бандеровских элементов. Ибо невозможно представить, например, чтобы Роман Шухевич обнимался с раввинами, или чтобы парламент Италии при Муссолини дружно отмечал Хануку. А Верховная Рада Украины недавно не только провела в своем здании ханукальные торжества, но и делегировала свыше ста депутатов отмечать торжества прямо в синагоге, где вроде как бандеровские комбаты и разные Ляшко дружно аплодировали речам раввинов.

И вообще нет в парламенте Украины мало-мальски влиятельных правых сил, если он проголосовал за поправки к Трудовому кодексу, который, фактически, дал гомосексуалистам преимущества в приеме на работу перед нормальными людьми.

Также на Украине искоренено и левое движение, а то, что осталось, стремительно превращается в «симулякр». Даже Коммунистическая Партия Украины, представляющая собой организацию позднебрежневского типа, запрещена. Даже она найдена недостаточно лояльной, хотя КПУ помогла легитимизироваться киевской хунте после переворота голосами своих депутатов Верховной Рады и не оказала малейшего сопротивления, когда путчисты развернули так называемую «АТО» против своего народа на Донбассе.

При режиме Порошенко спокойно себя чувствуют лишь украинизированные левацкие секты, типа сети студенческих профсоюзов «Прямое действие», или «Автономного союза трудящихся». Эти неокоммунистические движения – твердо и последовательно русофобские. Они с самого начала поддержали евромайдан, «АТО», движение гомосексуалистов и феминисток. Короче говоря, при поддержке грантов правительств стран Евросоза и США на Украине созданы и расширяются левацкие секты европейско-дегенеративного типа.

А в Верховной Раде представлены исключительно бизнес-проекты, а не партии. Идейные люди ЛЮБОГО направления практически вытеснены из большой политики. Компартия Украины, рядовые члены которой были идейными левыми, сыграла свою роль в сливе социальных и прорусских протестов и была «утилизирована» за ненадобностью (см. http://riss.ru/analitycs/24338/ ).

А укро – националисты сыграли свою роль и в первом, и во втором майдане, приведя к власти антиславянские силы. Они стали своего рода «навозом» для произрастания космополитического русофобского режима на Украине. А потом значительную часть из самых активных и опасных для правящего режима нациков Порошенко и К «утилизировали» в котлах «АТО».

В общем, и в целом такая же картина была и в Европе, только более затянутая во времени. После Первой мировой войной западная финансовая олигархия поддержала создание национальных государств, которые спустя не очень долгое по историческим меркам время фактически стали провинциями либеральной империи Евросоюза. Это неудивительно, ибо национализмы той же Чехии, или Венгрии, имеют, по крайней мере, опору на этничность, поэтому они держались какое-то время, хоть и не очень большое. А «украинство» – полностью искусственный проект. Это не этнос, а идеология (см. http://русскоедвижение.рф/index.php/articles/42-articles/2811-lukrainstvor-etnos-ili-ideologiya )

Тут уместно вспомнить мысли русского мыслителя – славянофила Константина Леонтьева, который негативно относился к национализму, считая его революционным европейским проектом, который нивелирует «цветущую сложность» христианских империй. В своей работе «Византизм и славянство» он писал следующее: «Что такое племя без системы своих религиозных и государственных идей? За что его любить? За кровь? Но кровь ведь, с одной стороны, ни у кого не чиста, и Бог знает, какую кровь иногда любишь, полагая, что любишь свою, близкую. И что такое чистая кровь? Бесплодие духовное! Все великие нации очень смешанной крови. <…> Кто радикал отъявленный, то есть разрушитель, тот пусть любит чистую племенную национальную идею; ибо она есть лишь частное видоизменение космополитической, разрушительной идеи».

Кстати, прогнозы К. Леонтьева о национальных государствах Восточной Европы полностью сбылись. Они стали антирусскими сателлитами англосаксов. Поэтому полезно вспомнить и его мысли относительно земель современной Украины. К.Леонтьев: «Что, как не Православие, скрепило нас с Малороссией?».

Любая империя, или крупное содружество государств, скрепляется не только и не столько общими экономическими целями, сколько единой глобальной идеей, причем наиболее прочные и долгосрочные империи строились на религиозных идеях. Самым долгосрочным государственным проектом в мировой история была Ромейская империя (Византия). Но и Российская православная империя стояла намного дольше любых либеральных, или фашистских, или коммунистических режимов.

Кстати, Русская Православная вера имела и имеет большую поддержку на Украине. И это несмотря на 70 лет навязывания атеизма и 25 лет навязывания либерального агностицизма. Безо всяких средств на наши вече и крестные ходы в Киеве собирались до 15 000 человек. Это намного больше, чем собирали украинские националисты до майдана. Но они получали огромную поддержку от стран НАТО, а православные оказались в полной изоляции.

Воцерковленные православные люди самых разных регионов Украины понимали все правильно, твердо стояли и против первого, и против второго майданов, многие потом воевали в рядах ополчения Новороссии. Если бы православный актив из мирян, а также духовенство и епископат имели надлежащую поддержку от России, то нынешнего оккупационного режима на Украине не существовало бы вовсе.

Итак, к сожалению Запад грамотно воспользовался внутренними противоречиями на Украине, произвел ее захват, и создал там космополитический компрадорский режим, ведущий необъявленную войну против русских и Православия. Часть расходов на содержание данного режима Западу удалось возложить на РФ. Надеяться на то, что данный режим рухнет сам собой, не приходится. Проблему придется решать России.

 

Игорь Друзь, эксперт  группы по Украине при Российском институте стратегических исследований (РИСИ)