В последнее время в Финляндии и Швеции значительно активизировалась дискуссия вокруг вопроса о возможном вступлении этих стран в Североатлантический союз. Пока обсуждение ведется главным образом на экспертном уровне и в средствах массовой информации, но к нему все более подключаются также ведущие политические силы обоих государств. Очередным толчком к актуализации данной проблемы послужило подписание финским президентом и шведским правительством на саммите НАТО в Уэльсе (сентябрь 2014 г.) соглашения Host nations support, которое предполагает предоставление альянсу права проводить учения на территории этих стран и направлять туда свои Силы реагирования (NSR) в кризисных ситуациях. Следует, однако, отметить, что в данном случае предоставление такого права требует согласования с принимающей стороной. В Финляндии это соглашение уже действует, а в Швеции оно вступит в силу 1 июля 2016 г., если его одобрит парламент весной с.г. В преддверии голосования по данному вопросу сторонниками вступления Швеции в НАТО была развернута антироссийская кампания в местных СМИ с целью обоснования необходимости отхода страны от политики неприсоединения к военным блокам «перед лицом угрозы, которую сейчас представляют имперские амбиции руководства РФ». Существенным раздражителем стало высказывание генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга в его отчете о работе альянса за 2015 г. о том, что «еще весной 2013 г. Россия проводила учения, где апробировались ядерные удары по Швеции». (см Рис. 1)

Если говорить о результатах социологических исследований, то популярность идеи вхождения в НАТО в Хельсинки значительно ниже, чем в Стокгольме (27 и 49 % соответственно). К тому же на последних парламентских выборах в Финляндии победила оппозиционная партия «Центр» – противник вхождения страны в Североатлантический союз. Причиной таких расхождений во мнениях может являться то обстоятельство, что в отличие от Швеции, где уровень доверия к армии как к гаранту обеспечения национальной безопасности достаточно низок, население Финляндии более доверительно относится к собственным ВС, а также достаточно высоко оценивает сложившиеся добрососедские связи с Россией, в то время как у шведов все еще сильны опасения по поводу возможной агрессии со стороны Москвы. (см. Рис. 2)

С точки зрения политической конъюнктуры в данных странах их скорое вступление в НАТО маловероятно. Правительство Стефана Лёвена  твердо придерживается принципа неприсоединения к военным блокам, что, несмотря на распространение в шведском парламенте антироссийских настроений, не позволяет рассчитывать на актуализацию обсуждения этого вопроса на официальном уровне до всеобщих выборов 2018 г.

Приоритеты правительства Финляндии также отнюдь не в пользу присоединения к Североатлантическому союзу. Все восемь представленных в финском парламенте партий согласны с тем, что прежде всего следует развивать военное сотрудничество со Швецией. Статус Финляндии как буфера между Россией и НАТО в случае вхождения в альянс Швеции не может устроить руководство как одного, так и другого государства. Поэтому большинство финских политиков выступают за тщательную проработку всех аргументов «за» и «против» присоединения их страны к Североатлантическому союзу, и такая работа уже началась. Окончательные результаты будут известны весной с.г.

Таким образом, несмотря на насаждаемую антироссийскую риторику, «евронейтралы»  по-прежнему не рассматривают НАТО как наиболее надежный инструмент обеспечения национальной безопасности, предпочитая альтернативную военную интеграцию внутри Прибалтики и Восточной Европы, а также двустороннее сотрудничество.

В частности, за последние полтора года в рамках укрепления шведско-финского взаимодействия в военной сфере создано объединенное военно-морское подразделение, которое должно нарастить свои оперативные возможности к 2023 г. Кроме того, существуют планы по расширению доступа к базам морской пехоты обоих государств, а также по проведению совместных подводных учений. К 2020 г. предполагается разработать концепцию финско-шведских армейских подразделений. Еще одним важным шагом можно считать подписание в конце января с.г. соглашения о военной помощи между Финляндией, Швецией и Эстонией. Такой тройственный союз интересен с той точки зрения, что Эстония, являясь членом НАТО, способствует проведению Хельсинки и Стокгольмом политики на сближение с альянсом, а не на вступление в него. По всей видимости, по мере реализации этой стратегии Швеция и Финляндия рассчитывают распространить на себя принцип коллективной безопасности Североатлантического союза, формально оставаясь нейтральными странами.

Подводя итог вышесказанному, можно выделить следующие выводы:

  1. Политические элиты Финляндии и Швеции в значительной части «за» вступление в НАТО, народ – «против»;
  2. Набирает обороты «пронатовская» кампания в СМИ с целью привития обществу алармизма в отношении РФ;
  3. Синхронность Швеции и Финляндии в принятии решений по вопросам обеспечения региональной безопасности, при вступлении одного из государств в НАТО, скорее всего, повлечет за собой аналогичные действия со стороны другого;
  4. Многое будет зависеть от возможных референдумов по членству в альянсе, которые намечены на 2018 г.;
  5. Являясь участниками широкого спектра программ НАТО, Финляндия и Швеция без труда могут интегрироваться в Североатлантический союз, в случае принятия положительного политического решения;
  6. Учитывая общественно-политическую обстановку в Финляндии и Швеции, вступление этих государств в альянс может состояться в районе 2020 г., не ранее.