На фоне турбулентности глобальных рынков, падения цен на энергоресурсы и осложнения экономического положения России в Казахстане растут девальвационные ожидания и социальная напряженность в связи с возможными проблемами в национальной экономике. В этих условиях Астана намерена присоединиться к активно продвигаемой Москвой и Пекином инициативе по ослаблению зависимости от американского доллара.

Причем о новом курсе было заявлено на самом высоком уровне. 15 декабря 2014 г. на торжественном собрании по случаю Дня Независимости Республики президент страны Нурсултан Назарбаев «поставил перед Правительством и Национальным банком две важные задачи: дедолларизация экономики и переход к инфляционному таргетированию». В этот же день премьер-министр Казахстана Карим Масимов предложил своему российскому коллеге Дмитрию Медведеву рассмотреть возможность перехода во взаиморасчетах между странами Шанхайской организации сотрудничества к национальным валютам.

Параллельно 14 декабря 2014 г. Национальный банк РК и Народный банк КНР подписали соглашения об организации расчетов и платежей и о валютном свопе в юане/тенге. 16 декабря 2014 г. стартовали торги в национальных валютах двух стран на Региональном рынке Межбанковского центра валютных торгов Китая (г. Урумчи) в дополнение к запущенным еще в конце сентября 2014 г. аналогичным операциям на Казахстанской фондовой бирже.

Руководство республики заинтересовано в ослаблении зависимости национальной экономики от американского доллара не только во внешней торговле, но и внутри страны. В результате ускорения девальвации российской валюты в декабря 2014 г. образовавшийся диспаритет рубля и тенге значительно ослабил конкурентоспособность местных производителей, и без этого испытывающих сложности с продвижением на рынке северного соседа. Казахстанские СМИ сообщают о проблемах экспортеров экибастузского угля и электроэнергии. Параллельно существенно усилились позиции российских поставщиков, имеющих возможность в нынешних условиях демпинговать, как сообщил вице-министр РК по инвестициям и развитию Альберт Рау.

На этом фоне, несмотря на заявления официальных лиц, растет беспокойство среди игроков внутреннего финансового рынка и населения. По сообщениям казахстанского делового портала «Капитал», стратегический план Национального банка РК на 2014-2018 гг. предусматривает возможность «кратковременного введения отдельных валютных ограничений в рамках специального режима». А в начале января 2015 г. глава Нацбанка К. Келимбетов выступит с новыми предложениями по «сохранению экономической стабильности». По словам советника Келимбетова О. Худайбергенова, в числе таких механизмов исключены «девальвация тенге, его свободное плавание или же жесткая фиксация».

В некоторых регионах республики обменники прекратили продажу доллара. С этой проблемой столкнулись жители Западно-Казахстанской области, Актобе, Петропавловска, Кокшетау, Павлодара, Караганды. Несколько крупных банков приостановили ипотечное кредитование (Forte bank и ДБ «Сбербанк») либо же предоставляют кредиты только в долларах (БТА-банк и Казком).

Местные эксперты отмечают даже некоторый переток капитала из Казахстана в Россию. Недавние меры ЦБ РФ и вызванное этим повышение ставок российских банков по сберегательным вкладам привлекают вложения казахстанцев, выбирающих более выгодные условия для сбережения и наращивания капитала. Сегодня разница ключевых ставок центробанков РФ и РК составляет почти 12 п.п. (17% против 5,5%).

На официальном уровне дедолларизация предлагается в качестве одного из средств ослабления внешнего давления на национальную экономику и ее укрепления в перспективе. Также такие меры должны содействовать развитию взаимной торговли с ключевыми партнерами Казахстана – Китаем и Россией. О падении российско-казахстанского товарооборота уже говорят на самом высоком уровне. Тем не менее, 15 декабря 2014 г. на встрече с российским премьером Д. Медведевым Н. Назарбаев заявил, что «снижение [показателей] наблюдается лишь по деньгам, тогда как физический объем сотрудничества развивается».

Заявления казахстанского руководства о дедолларизации национальной экономики ориентированы в первую очередь на ослабление социальной напряженности и снижение инфляционных ожиданий местных финансовых игроков. Однако есть все основания полагать, что, несмотря на конъюнктурность таких деклараций, Астана действительно намерена взять твердый курс на ослабление зависимости от доллара. Это создает перспективный задел для дальнейшего углубления евразийской интеграции в рамках экономического союза.