Новое обострение обстановки в Донбассе, спровоцированное плохо просчитанными попытками Киева усилить военное давление на ДНР, ожидаемо привело к активизации западных союзников киевских властей. Так же как в июне – сентябре 2014 г., Запад стремится обеспечить политическую поддержку применения вооруженных формирований Украины в Донбассе, невзирая на сопутствующие жертвы среди мирного населения, и в то же время дипломатическим и другими путями предотвратить ответное военное давление со стороны донбасских республик. С учетом того, что у США и их европейских союзников практически отсутствуют инструменты влияния на ДНР и ЛНР, они направляют свой политический и дипломатический прессинг на Россию. Основным элементом этого прессинга является угроза применения новых экономических санкций.

В текущий момент главным информационным поводом для развертывания западной кампании по усилению санкций против России является обстрел восточных окраин Мариуполя 24 января. Однако очевидно, что истинной причиной резко возросшей активности США и их союзников является возобновление наступления ополченцев. 25 января президент Б. Обама заявил, что США будут работать со своими европейскими партнерами, чтобы «постепенно наращивать давление на Россию». А со стороны Госдепартамента поступают угрозы в том духе, что возможности усиления антироссийских санкций далеко не исчерпаны. С громкими призывами усилить санкции выступили руководители таких американских союзников, как Латвия, Польша и др. Если наступление ополченцев будет успешным, можно ожидать еще большего размаха этой активности.

Безусловно, расчет Запада на то, что санкционное давление на Россию заставит ее прекратить политическую и гуманитарную поддержку жителей Донбасса, является бесперспективным. Однако России было бы весьма целесообразно изменить саму модель развития событий, которую ей пытается навязать Запад. В ее рамках от России под угрозой санкций требуют уступок на Донбассе, а когда она идет на какие-то уступки, как это было в случае с Минскими договоренностями, санкции все равно усиливают, с явной целью добиться дальнейшего российского отступления.

Из этого можно сделать два вывода. Во-первых, России, безусловно, не следует поддерживать какие-либо соглашения по Донбассу, которые не учитывали бы ее главного требования – прямых переговоров между действующими украинскими властями и лидерами Донбасса. Во-вторых, на санкции, в случае их усиления, следует немедленно отвечать активизацией политического, гуманитарного и технического содействия Донбассу в деле его борьбы за свои права. Тем самым надо предъявить Западу такую модель, когда за новый виток усиления санкций последует наказание киевских властей,  курируемых НАТО и ЕС.

Кроме того, необходимо дать понять западным партнерам России, что введение максимально возможного по своей жесткости уровня санкций, который в настоящее время увязывают с отключением России от международной системы обмена финансовой информацией SWIFT, полностью развяжет руки российской стороне в ее действиях по урегулированию украинского кризиса, так как после этого набор инструментов воздействия у США и ЕС существенно сократится.

Как представляется, такой подход помог бы Москве перехватить инициативу у Вашингтона и европейских столиц, а возможно, и предотвратить введение против России наиболее жестких экономических санкций.