Организаторы конференции: Ташкентская и Узбекистанская епархия Русской Православной Церкви, Международная общественная организация «Союз православных женщин», Российский институт стратегических исследований.

Выступив с приветственным словом к участникам мероприятия директор РИСИ передал право ведения конференции члену Священного Синода РПЦ митрополиту Викентию, после чего прозвучал целый ряд докладов и выступлений.

Одним из важнейших вопросов конференции стала проблема всеобщей дегуманизации или дегуманизации человека в условиях современной цивилизации. Частью этого процесса, в том числе является и распад института семьи.

Доктор педагогических наук Янушкевичене Ольга Леонидовна, представлявшая Литву, обратила внимание на тот факт, что современный мир находится под воздействием технологической зависимости, и это приводит к серьёзным ценностным изменениям. Так наблюдения психологов за состоянием людей зависимых от наркотиков показывают, что система ценностей и приоритетов у них фактически стёрта и для них нет никакой разницы между голодом, сном, человеческой жизнью или смертью. Для таких людей всё теряет своё значение, в результате вместо пирамиды ценностей получается некое подобие башни, в которой на самой высокой точке находится объект их зависимости, а всё остальное теряет первичный смысл. Воздействие Интернета, вызывающее технологическую зависимость приводит к похожему состоянию, в результате чего для современного человека ценность семьи, брака, деторождения начинает редуцироваться. Нынешний упадок семьи, по мнению профессора, коренится в плодах сексуальной революции 60-х годов XX века, которую порождает невероятно широкое распространение наркотических и галлюциногенных веществ.

Дмитрий Моисеев, кандидат биологических наук, обратил внимание на концептуальную причину процессов атомизации общества. По его мнению, есть два понимания категории личности: западное – в смысле персоны (социальная маска), и восточное (православное) – в смысле ипостаси. И проблема России заключается в том, что мы до сих пор не можем сделать окончательный выбор между этими двумя подходами. Западный подход по своей сути ошибочен, поскольку общество не может состоять из одних индивидуумов, но состоит из семей. Базовой основой общества является именно семья, а не индивид, поскольку индивид сам по себе, вне своих социальных связей не способен составить нечто большее, нежели он сам. Западный подход игнорирует именно эту взаимосвязь, без которой любая модель общества нежизнеспособна.

Упадок семьи в нашей стране, по его мнению, легко проследить исторически, поскольку модель семьи всегда является проекцией государства, в котором она существует. Так в Российской Империи семья была крепкой по причине гармоничного сочетания монархии, аристократии и демократии, которые находились в иерархических отношениях. На высшем уровне власть была представлена монархией, на региональном – аристократией, в то время как на низовом уровне была демократия (земства, выбор судей, присяжных, старост). Таким образом,  империя была не формой правления, а принципом власти, объединявшим в себе все три формы правления. Также и семья в Российской империи имела чёткую иерархическую организацию.

После 1917 года за разрушением империи последовало постепенно разрушение русской семьи – рост числа абортов, всплеск разводимости, снижение рождаемости. В современном формате на сцену выходит эгалитарный тип семьи, подразумевающий равенство всех участников, в том числе и детей. Однако в реальности равных возможностей не возникает, эгалитарная семья чаще всего оказывается под властью женщины, поэтому мы можем говорить о реставрации матриархата, что приводит к распространению неполных семей и бездетности.

Председатель Народного собора Украины и Новороссии Игорь Михайлович Друзь развил политическую тему, рассказав о том, как в современной Украине, оказавшейся фактически под внешним управлением стран Запада, глобалисты внедряют антисемейные технологии. Так, сразу после инаугурации Пётр Порошенко принял у себя делегацию местных ЛГБТ-сообществ, дав чёткий сигнал как украинскому народу, так и своим патронам на Западе о том, в каком ключе будет проводиться семейная политика в новой Украине после Евромайдана.

Буквально сразу же после прихода П. Порошенко власти была распущена комиссия по морали, отслеживавшая агрессивные формы информации в украинских СМИ. Были окончательно закреплены методоновые программы для наркоманов, подразумевающие вместо лечения наркоманов, предоставление им более тяжёлых наркотиков (методона) за государственный счёт. Игорь Михайлович рассказал, что во время референдума в Крыму именно наркоманы высказались против вступления Крыма в РФ, поскольку они не могли рассчитывать на продолжение методоновой программы в нашей стране. Опыт данных программ в России заслуженно считается  разрушительным, способствующим только усугублению проблем наркомании.

Кроме того, новая власть на Украине тут же принялась внедрять ювенальные технологии, подразумевающие изъятие детей из семьи.

Таким образом, сегодняшняя Украина выступает в качестве полигона для чудовищных экспериментов глобалистов по сокращению рождаемости и уничтожения института семьи.

Руководитель сектора демографии, миграции и этнорелигиозных проблем РИСИ Игорь Иванович Белобородов призвал участников конференции обратить внимание на то, что именно семейные традиции являются неотъемлемым элементом национальной безопасности. Между тем дискуссии на эту тему, как правило, характеризуются абстрактным звучанием самого понятия ка «традиционные семейные ценности».

В своем докладе И. И. Белобородов раскрыл традиционный аспект семейного образа жизни в историческом и духовно-нравственном контекстах. К базовым ценностям русского и других народов России следует отнести следующие мировоззренческие принципы: единобрачие – как символ жертвенности ради любви к единственному избраннику (избраннице); целомудрие  – как символ сохранения девственной чистоты и отвержения порока; супружеская верность – как выражение искренней преданности; семьецентризм – как престиж семейного образа жизни и раскрытия себя в семье; общественное одобрение брака – через согласие родителей и церковное венчание; ранняя брачность – как подтверждение стремления жить в семье, создать свою неповторимую «малую церковь»; межпоколенная семейная организация на базе общего домохозяйства – как символ непрерывной преемственности, взаимопомощи и уважения; строгая семейная иерархия – как богоустановленный порядок жизни; пожизненный характер брака – знаменующий недопустимость разводов (за редкими исключениями), сохранение святости семьи при любых жизненных невзгодах; высокая репродуктивность (чадородие) – как следствие желанной многодетности и недопустимость вмешательства в репродуктивный цикл (неприемлемость абортов и др. методов контроля над рождаемостью). Последний принцип служил причиной динамичного роста населения, несмотря на многочисленные войны, эпидемии и высокую детскую смертность, обеспечивая тем самым преемственность жизни.

Перечисленные традиционные семейные ценности сегодня не отражены ни в семейной концепции (в Концепции семейной политики), ни в Концепции демографического развития, ни, к сожалению, в документах, регулирующих культурную сферу, ни в Стратегии развития воспитания. Нет детализации этих фундаментальных ценностей и в действующем Семейном кодексе. По мнению докладчика, эти ценности требуют детализации и нормативно-правового закрепления.

Итоги мероприятия подвела сопредседатель Союза православных женщин Нина Борисовна Жукова. В своей заключительной речи Н. Б. Жукова обратила особое внимание собравшихся на угрозу ювенальных технологий, которые, несмотря на колоссальное противостояние граждан, до сих пор реализуются на территории России. Также была высказана инициатива по установлению в стране Дня образцового родительства.