В своем выступлении эксперт РИСИ подробно остановился на особенностях модернизации ТЯО США, в том числе на характеристиках новой американской авиабомбы в ядерном снаряжении В-61-12, которую Пентагон планирует использовать в качестве средства нанесения первого ядерного удара совместно со стратегическими наступательными ядерными вооружениями, противоракетными средствами и силами общего назначения США и НАТО (текст выступления прилагается).

В ходе состоявшейся дискуссии член Комитета по международным делам Совета Федерации И.Н Морозов, профессор Военной Академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, генерал-майор М.П. Вильданов и заместитель генерального директора корпорации «ЗТИ-Связьтехнологии» С.В.Устюгов отметили большую актуальность представленной монографии, своевременность ее публикации, а также  высокий профессиональный уровень издания, которое содержит много интересных фактов, обобщений и аргументов в защиту позиции Российской Федерации по указанной проблеме.

В.П. Козин подробно и обстоятельно ответил на вопросы участников мероприятия.


ВЫСТУПЛЕНИЕ В.П. КОЗИНА НА ПРЕЗЕНТАЦИИ МОНОГРАФИИ

Тактическое ядерное оружия США занимает особое место в американской ядерной стратегии.

Во-первых, это – вид вооружения, который по американской военно-политической классификации одновременно является и тактическим, и стратегическим (в последнем случае, если доставляется стратегическими тяжелыми бомбардировщиками; конкретно авиабомбы В-61-7, В-61-11 и новая В-61-12), а также по той причине, что отдельные виды таких авиабомб имеют боезаряд, превышающий боезаряд СЯС США в среднем в четыре раза..

Во-вторых, США по-прежнему являются единственным ядерным государством, которое размещает этот вид вооружений за пределами национальной территории, в том числе в четырех странах Европы и на азиатской части Турции.

В-третьих, после мая 2012 года США и их ядерные союзники по НАТО стали единственными государствами мира, которые документально зафиксировали оперативную «сцепку» ракетно-ядерных, противоракетных и обычных видов вооружений, не делая никаких различий между стратегическими наступательными ядерными вооружениями и тактическими ядерными средствами в этой новой комбинированной «чикагской триаде».

В-четвертых, тактическое ядерное оружие США входит в состав американских средств «передового базирования», которое размещается в непосредственной близости от Российской Федерации.

В-пятых, хотя использование американских СНВ и ТЯО строится на единой ядерной стратегии – «стратегии безусловного наступательного ядерного сдерживания», под применение ТЯО разработана и отдельная ядерная установка – «расширенное ядерное сдерживание», которая предполагает раскрытие «ядерного зонтика» для защиты союзников Вашингтона (32 государства).

Из 28 государств-членов НАТО, 15 стран подписали с США соглашения о «разделении ядерной ответственности». При этом необходимо учитывать, что Вашингтон отказался от своей прежней формулы «двойного контроля» над ТЯО США, то есть вместе со своими союзниками по НАТО, заявив, что только  американское военно-политическое руководство контролирует ТЯО, размещенное за пределами их континентальной части..

Начиная с 2017 года, США приступят к серийному производству новой корректируемой авиабомбы В-61-12, которая в отличие от авиабомб ранних разработок будет сбрасываться  без парашюта. Эта авиабомба является оружием первого ядерного удара: она будет иметь более высокий коэффициент КВО (до 30 м) и применяться против высокозащищенных командно-управленческих центров и шахт МБР.

По открытым американским данным, планируется произвести до 930 таких авиабомб и израсходовать на модернизацию тактического ядерного арсенала к 2038 году до 65 млрд. долларов. Произведенное 20 октября с.г. в штате Невада последнее, третье, испытание этой авиабомбы открывает двери для их серийного производства.

Такую авиабомбу будет доставлять новый ударный стратегический тяжелый бомбардировщик В-3.Следует напомнить, что на полную перекройку традиционной стратегической ядерной триады Пентагон может израсходовать дополнительно свыше 1 трлн. долларов.

Под эту авиабомбу разработан и многоцелевой истребитель-бомбардировщик F-35A, который закупят многие европейские и азиатские государства, являющиеся союзниками и партнерами США, а также F-35С авианосного базирования. Эти самолеты будут находиться на вооружении до 2070-2075 годов.

Возможный переговорный процесс

США и НАТО в целом уже не раз заявляли о готовности приступить к переговорам с нашей страной по ограничению тактических ядерных вооружений. Столкнувшись с отказом, стали активно выдвигать в качестве альтернативного предложения идеи о внедрении мер доверия и открытости применительно к этим вооружениям, в частности, о проведении подсчетов тактических ядерных боезарядов России и США до начала соответствующих официальных переговоров.

В случае начала переговоров по ТЯО обязательно возникнет проблема терминологического определения такого вида ядерных вооружений. На данном этапе она представляется сложной: имеется семь различных названий «ТЯО – «нестратегическое», «достратегическое» ядерное оружие, «оружие поля боя» и так далее (в монографии уделено большое внимание этой теме). Поскольку по созданному в российско-американских переговорах о сокращении СНВ и ракет средней и меньшей дальности прецеденту определять принадлежность названных видов ядерных вооружений только по дальности действия средств их доставки, то по чисто формальному признаку к ТЯО могли бы быть отнесены ядерные вооружения, доставляемые на расстояние от 0 до 500 км.

Но тактические ядерные авиабомбы, устанавливаемые на истребители-бомбардировщики средней дальности и стратегические тяжелые бомбардировщики межконтинентальной дальности, соответственно, могут быть доставлены на гораздо большие расстояния, чем 500 км.

Ядерные государства-члены НАТО предлагают не учитывать фактор доставки ТЯО, исключая из будущих переговорных уравнений самолеты-носители всех типов.

Практические предложения

1. Следует продолжать отказываться от проведения переговоров с США и НАТО о сокращении и о мерах доверия относительно ТЯО без урегулирования проблемы ТЯО и противоракетных вооружений США в Европе, а также без подписания принципиально нового Договора по обычным вооруженным силам в Европе (ДОВСЕ-2).

2. В случае начала таких переговоров в отдаленном будущем необходимо учитывать реальное размещение ТЯО на авиационных средствах США и НАТО, не повторяя формулу договоренностей о сокращении СНВ: «один самолет засчитывается как одна единица» независимо от количества доставляемых им ядерных боезарядов. Повторение такой формулы искажает стратегический и тактический балансы по ядерным вооружениям и не дает реальную картину соотношения ядерных сил при долгосрочном планировании. Использование формулировки «нестратегическое ядерное оружие» применительно к ТЯО неправомерно, так как она утверждает, что ТЯО не могут выполнять стратегические задачи. Но это не соответствует действительности. В настоящее время три авиабомбы США в ядерном снаряжении по мнению государственного департамента и Пентагона США являются «стратегическими».

3. Следовало бы усилить наши требования о полном выводе ТЯО США из Европы и азиатской части Турции, а также о полном прекращении круглосуточной и круглогодичной операции ВВС НАТО «Балтийское воздушное патрулирование» в воздушном пространстве трех государств Балтии, при проведении которой используются четыре типа боевых самолетов «двойного назначения», то есть способных нести и обычные, и ядерные боезаряды, в том числе самолеты трех ядерных держав Запада (Великобритании, США и Франции). Такие требования должны выдвигаться нами не от случая к случаю, а постоянно, на всех встречах с американскими и натовскими представителями.

4. Необходимо дополнить наш аргумент о том, что ТЯО России компенсирует значительный перевес по силам общего назначения НАТО еще двумя дополнениями: оно также компенсирует ТЯО и систему ПРО США.

5. Представляется целесообразным рекомендовать российским НИИ и ВУЗам отказываться от подготовки совместных докладов о будущих сокращениях ТЯО с зарубежными экспертными центрами. К сожалению, такие случаи встречаются (к составлению таких докладов привлекаются отдельные эксперты МГИМО, ИМЭМО, ИСКРАН и Российского совета по международным делам). Одна из особенностей представленной монографии состоит в том, что в ней дается критика подобных «разработок» и персональная критика их соавторов.

Монография разослана высшему военно-политическому руководству России, получила премию генерал-полковника В.В. Коробушина (РВСН), учрежденную Академией военных наук Российской Федерации, а также позитивный отзыв, опубликованный в газете «Военно-промышленный курьер».

Издание было направлено в Государственный департамент и библиотеку Конгресса США, штаб-квартиру НАТО, в некоторые исследовательские центры Запада и АТР.

Решается вопрос о переводе монографии на английский язык.