В рамках обсуждения были заслушаны несколько сообщений о перспективах участия республик Центральной Азии в китайском проекте ЭПШП. Руководил дискуссией директор Центрально-азиатского исследовательского центра УрФУ Рустам Ганиев.

Приветственное слово от имени члена коллегии (министра) Евразийской экономической комиссии по энергетике и инфраструктуре Данила Ибраева зачитал помощник министра Кубатбек Рахимов. Он же выступил с докладом о перспективах участия Киргизии и Таджикистана в ЕАЭС и ЭПШП.

Младший научный сотрудник Уральского центра РИСИ Арина Мордвинова представила обзор на тему «Экономическая стратегия Китая в Центральной Азии: задачи, инструменты, результат». Эксперт выделила две основные экономические задачи, которые решает Китай в регионе при реализации своего проекта: это получение доступа к центрально-азиатским месторождениям сырья (нефти, газа) и развитие западных регионов КНР, удаленных от основных промышленных центров и морских портов. Ключевыми инструментами экономической политики КНР стали кредитование, расширение сферы юаня и масштабное строительство инфраструктуры между Центральной Азией и СУАР КНР. В целом, подытожила Арина Мордивнова, усиление экономического влияния Китая в регионе является неизбежным следствием его превращения в одну из ведущих экономических держав мира. Для России эта тенденция носит противоречивый характер и таит в себе как потенциальные возможности, так и риски. В этой связи было бы правильно рассматривать Китай как экономического конкурента РФ в регионе, но при этом иметь в виду, что Пекин готов выстраивать эту конкуренцию в цивилизованном и неконфронтационном русле, что и призвана продемонстрировать политическая декларация о сопряжении ЕАЭС и ЭПШП. Последнее отличает подход восточного соседа от западного капитала, нередко злоупотребляющего агрессивными политическими и силовыми методами для достижения своих целей.

Иного мнения придерживается ассистент кафедры востоковедения факультета международных отношений УрФУ Дмитрий Желобов. Он считает, что ЭПШП несет для интересов России и стран ЦА больше потенциальных угроз. При этом спикер согласен с мнением, что концепция направлена прежде всего на решение внутренних проблем самого Китая.

По итогам дискуссии участники пришли к выводу, что элемент конкуренции ЕАЭС и Экономического пояса Шелкового пути присутствует, но спорные вопросы вполне могут быть решены путем диалога между Москвой, Пекином и заинтересованными странами ЦА. Главное на текущем этапе – не допустить перевода проблем в плоскость масштабного геополитического противостояния, на что больше всего рассчитывают на Западе.