Российский институт стратегических исследований

Итоги 28-й конференции ООН по климату

В ОАЭ завершилась 28-я сессия Конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата (КС-28). В рамках саммита был принят ряд важных документов и решений, способствующих снижению антропогенного воздействия на климатическую систему и адаптации к происходящим изменениям. Основная дискуссия развернулась вокруг предлагаемых развитыми и развивающимися странами подходов перевода глобальной энергетики на низкоуглеродный вектор развития.

В работе мероприятия приняли участие представители правительств, научного и экспертного сообщества, международных организаций, бизнеса, местных сообществ, молодежи, средств массовой информации, а также общественных организаций из почти 200 стран мира. Российскую делегацию на мероприятии возглавлял советник Президента Российской Федерации по вопросам изменения климата Руслан Эдельгериев.

Одним из ключевых событий конференции стало подведение итогов выполнения действующего в рамках РКИК Парижского соглашения по климату. Стороны впервые подготовили отчеты о прогрессе по всем ключевым направлениям деятельности, связанной со снижением выбросов парниковых газов (ПГ). Представленные данные позволили сделать вывод о том, что мир до сих пор не вышел на намеченный в парижском документе вектор развития. Температура поверхности Земли выросла на 1,1 °C с конца 1800-х гг. и приближается к порогу в 1,5 °C. Таким образом, 2023 год стал одним из самых жарких за историю метеорологических наблюдений.

Вместе с тем в итоговых документах саммита отмечен «значительный коллективный прогресс» в сдерживании глобального потепления. Совсем недавно ученые считали, что к концу текущего века средняя температура на поверхности планеты увеличится на 4 °C относительно доиндустриального периода. Основываясь на последних данных, специалисты-климатологи пришли к заключению, что она вырастет на 2,1–2,8 °C. Достичь таких результатов, по оценкам, удалось во многом благодаря тому, что в настоящее время порядка 87 % мировой экономики охвачено мерами, связанными с проведением активной климатической политики.

На КС-28 стороны достигли соглашения о запуске работы Фонда для финансирования компенсации потерь и ущерба от изменения климата (его создание было заявлено как основной итог КС-27 в Шарм-эш-Шейхе). Страны также договорились о механизмах его пополнения. Работа фонда должна помочь развивающимся государствам справляться с негативными последствиями изменения климата. Россия рассматривает пути финансирования этого фонда за счет незаконно замороженных Западом национальных золотовалютных резервов. Как заявил руководитель российской делегации: «Этот шаг продиктован насущной потребностью по устранению разрыва между потребностями развивающихся стран и их возможностями».

На КС-28 также было объявлено о дополнительных финансовых вливаниях в Зеленый климатический фонд, который получил новые взносы в рамках второго цикла пополнения. Общий объем анонсированных инвестиций составил более 12,8 млрд долл. от 31 страны мира. Еще 8 государств объявили о намерении внести средства в Фонд для наименее развитых стран и Специальный фонд по борьбе с изменением климата на общую сумму более 174 млн долл. В Адаптационный фонд на КС-28 были анонсированы инвестиции примерно на 188 млн долл.

Всего, как отмечают зарубежные эксперты, в рамках конференции было заявлено о примерно 85 млрд долл. климатических инвестиций. Однако этого все еще недостаточно для реальной поддержки процессов декарбонизации в развивающихся странах, а также реализации их климатических планов и усилий по адаптации.

На КС-28 был подписан ряд соглашений и других документов, затрагивающих ключевые сферы международной экономики, влияющие на климат. Так, страны-участницы приняли Декларацию по устойчивому сельскому хозяйству, стабильным продовольственным системам и действиям в области климата. Как предполагается, принятие этого документа будет способствовать укреплению продовольственных систем, повышению их устойчивости к изменению климата, сокращению глобальных выбросов и внесению вклада в глобальную борьбу с голодом в соответствии с Целями устойчивого развития ООН. Всего на момент завершения саммита к декларации присоединилось 158 стран мира, включая Россию и Китай.

Также можно отметить принятие Глобального обязательства по возобновляемой энергетике и энергоэффективности. Документ призывает утроить мировые мощности по производству энергии из возобновляемых источников до уровня не менее 11 тыс. ГВт к 2030 г. Кроме того, в обязательстве содержится цель по коллективному удвоению среднегодовых темпов повышения энергоэффективности в мире примерно с двух до более чем четырех процентов в год к 2030 г. Также в документе отмечается необходимость реализации поэтапного отказа от угольной энергетики и прекращение инвестиций в данную отрасль.

Всего обязательство подписало 123 страны мира, его принятие лоббировали ЕС и США. Россия и Китай к данному соглашению не присоединились. Это обусловлено их особым подходом к традиционным энергоносителям и пониманием того, что отрасль может быть модернизирована, дополнена новыми технологиями, позволяющими снижать выбросы парниковых газов, в то время как полный отказ от использования ископаемого топлива навязывается со стороны Запада и не отвечает национальным интересам Российской Федерации и КНР.

В целом тема будущего углеводородной энергетики стала одной из наиболее острых на КС-28. Именно ее обсуждение привело к задержке при подготовке результирующих документов саммита. В итоге стороны были вынуждены пойти на компромисс, а в резолюцию конференции вошли взаимоприемлемые формулировки. Продвигаемый США и ЕС тезис о необходимости «поэтапного полного отказа от углеводородов» был заменен на гораздо более мягкий вариант, устраивающий развивающиеся экономики и предполагающий «постепенный уход» от данного вида топлива. Его сроки и механизмы в документе не прописаны.

Ряд западных политиков, общественных деятелей и экспертов назвали итоговые документы конференции историческими и предрекли скорый конец ископаемого топлива. Несомненно то, что в резолюцию КС-28 был впервые включен тезис о необходимости снижения использования традиционных энергоносителей. Однако в то же время важно и то, что документ более пристальное внимание обратил на целесообразность развития низкоуглеродных энергетических технологий, в том числе в их перечень вошла и атомная энергетика. Кроме того, природный газ был назван переходным видом топлива, который может сыграть важную роль в энергетическом переходе, обеспечивать и поддерживать энергетическую безопасность стран.

Данный подход отвечает интересам Российской Федерации. В целом, как было подчеркнуто в официальном заявлении российской делегации по итогам КС-28, итоговый документ представляет собой сбалансированный набор рекомендаций, позволяющий каждой стране определять способы достижения углеродной нейтральности.