И.А.Николайчук, РИСИ
Д.В.Гурулева, МГЛУ

В последнее время в среде специалистов по информационно-психологическим операциям развернулись активные дискуссии на темы, касающиеся влияния на общественное сознание интернета и социальных медиа. По данным Международного союза телекоммуникаций (ITU) при ООН сегодня доступ в интернет есть почти у каждого третьего жителя планеты. Безусловно, возможность использования интернета имеет колоссальные плюсы в образовательной и профессиональной деятельности, позволяет получать и передавать необходимую информацию в режиме онлайн и стирает географические границы общения. К сожалению, существует обратная сторона медали – чем больше людей вовлечено в процесс сетевого общения, тем больше желающих оказать воздействие и манипулировать их взглядами, мнением и даже действиями.
Подобное манипулирование может иметь различные формы, методы и цели – от простого слова отдельного человека, высказывающего свое мнение в блоге или соцсети, до сложных многоходовых схем, разработанных группами специалистов для ведения целенаправленной пропагандистской работы.

Последние мировые события, касающиеся беспрецедентно массового участия населения в масштабных акциях протеста и свержения власти, тесно связаны с возросшей ролью социальных сетей в общественной жизни человека.

Родоначальниками такого вида информационного воздействия по праву считаются США. Как минимум с 2000 года американские спецслужбы и Пентагон развивают «индустрию» по манипулированию общественным мнением и дезинформации в социальных медиа. Реальные и виртуальные специалисты, участвующие в работе подобных структур с успехом внедряют в сознание людей уверенность в «спонтанности» возникновения народных протестов, а результаты внушения необходимых кому-то воззрений представляются в качестве «свободы выражения общего мнения». Типичными примерами, в которых социальные сети сыграли роль фитиля пороховой бочки, взрыв которой привел к хаосу, нарушению стабильности социально-политической ситуации в той или иной стране, выступают «арабская весна», «цветные революции» и события на Украине, приведшие к коренным изменениям во властных структурах.

Руководство Соединенных Штатов неоднократно заявляло о ключевом значении таких социальных сетей как Facebook и Twitter в организации протестных движений, мобилизации оппозиционных сил и координации их перемещений.

В 2010 году тогдашний госсекретарь США Хиллари Клинтон откровенно заявила, что по линии Госдепа ежегодно выделяется 25 млн. долларов на поддержку интернет-активистов и блоггеров с целью их дальнейшего использования в информационной войне. В 2011 английская газета The Guardian проинформировала о разработке Минобороны США специализированного программного обеспечения, позволяющего тайно манипулировать настроениями участников социальных сетей и распространять проамериканскую пропаганду при помощи фейковых аккаунтов. Данная программа получила название «Искренний голос» (Operation Earnest Voice). Суть ее работы заключалась в создании сети фейковых пользователей, территориально привязанных к информационному пространству страны-жертвы. Таким образом, создавалось впечатление присутствия реальных людей с разработанной легендой, увлечениями, характером и портфолио. Данная методика была успешно применена в Ираке, Пакистане, Афганистане, Центральной Азии, Ближнем Востоке и на Украине.

Но подобная практика оказалась, как говорится, палкой о двух концах. Данный подход, доказав свою эффективность, привлек внимание и достаточно успешно вошел в набор пропагандистских приемов различных экстремистских организаций. Сегодня достаточно остро стоит вопрос вербовки людей через социальные сети джихадистами. Небезызвестное сегодня Исламское государство (ИГИЛ) имеет в своем арсенале целую медиаиндустрию, немалую роль в которой занимает и работа исламистов в социальных сетях. Подавляющее число информационных жертв террористов составляют молодые люди до 30 лет, а также несовершеннолетние. Подобные действия несут колоссальную угрозу мировой безопасности и бросают вызов всему мировому сообществу.

Беспокойство в связи с возникшей ситуацией активно выражают и Соединенные Штаты Америки – страна, знающая не понаслышке о мощи манипуляций подобного типа. В конце января 2015 года Комитет по иностранным делам Конгресса США провел специальные слушания, посвященные проблеме размещения информации экстремистского толка на платформах международных социальных сетей, большое число пользователей которых являются гражданами США. Конгрессмены называют абсурдом ситуацию, в которой социальные медиа внутри государства призывают граждан к террористическим действиям против своих же соотечественников и родной страны. Ведь никому в период Второй мировой войны, по словам одного из конгрессменов, не могло прийти в голову разместить на страницах The New York Times материалы, призывающие людей к борьбе против Америки. Данные слушания явились реакцией на необычайно широкую пропаганду радикальных исламистских взглядов и оправдание (даже героизацию) террористической атаки на редакцию издания «Шарли Эбдо» в Париже. Размах такой пропаганды в США оказался неожиданностью. Разумеется, американские законодатели не могли пройти мимо этого факта. В этой связи приоритетной задачей для сохранения «стабильности и мировой безопасности» в ее американском прочтении была признана необходимость пересмотра стратегии борьбы с террором с учетом возросшей роли современных информационных технологий и массовых коммуникаций.

Американские специалисты после теракта в Париже признали, что непосредственная угроза жизни мирного населения западных стран становится все более реальной, и противодействие этой угрозе должно предусматривать комплекс мер по нейтрализации так называемого «кибер-джихада», который реализуется на платформах мировых социальных сетей Twitter и Facebook. Особого внимания в этой связи заслуживает Twitter. Согласно данным американских аналитиков, в 2014 году было выявлено как минимум 45000 аккаунтов, принадлежащих членам Исламского государства. Почти три четверти из них имели не менее 500 подписчиков каждый, но только у небольшой части число фоловеров превышало 20000.

С каждого такого профиля ежедневно ведется информационная пропаганда и вербовка в ряды террористов граждан различных государств. Схема крайне проста. Twitter выступает, в большинстве случаев, отправной точкой. Кибер-джихадист размещает пост, привлекающий внимание сторонних пользователей своей провокационностью, жестокостью или же наоборот призывом защищать священные каноны ислама и бороться с неверными. Затем, привлеченные пользователи по ссылке, размещенной в био на странице террориста, имеют возможность перейти в другую соцсеть, такую как Ask.fm, и задать интересующий вопрос. Так завязывается контакт с потенциальной жертвой, который в дальнейшем может перейти в частную беседу с использованием мессенджера WhatsApp.

Данные методы известны, и задача властных структур совместно с руководством социальных сетей – пресекать и блокировать подобных пользователей и их действия. Однако не все так просто. Конгрессмен- республиканец от штата Техас Тед По заявил, что до руководства Twitter неоднократно доводились результаты мониторингов и списки аккаунтов, причастных к распространению информации экстремистского толка, но на просьбу принять соответствующие меры к данным пользователям получали следующий ответ: «Для кого-то это террорист, а для кого-то – борец за свободу». Данный подход был назван крайне легкомысленным и эгоистичным, ведь соцсети должны нести ответственность и бороться с террором в интересах национальной безопасности. В последнее время Twitter все же стал производить более активное блокирование подозрительных пользователей, что дало положительную динамику. С осени 2014 года не было обнаружено ни одного аккаунта сторонников ИГИЛ с количеством подписчиков более 50000, в то время как в начале года это число превышало 80000.

Не меньшую опасность представляют и собственные сайты террористических группировок Исламского государства, на которых регулярно выкладываются видео с казнями заложников и пропагандистские фильмы, а также звучат призывы к войне. Потрясает воображение тот факт, что подобные сайты находятся под защитой американской серверной системы CloudFlare, предоставляющей на коммерческой основе услуги по фильтрации трафика, кэшированию данных и защите от DDoS-атак. Без такого покровительства сайт бы мгновенно «упал» в первые дни своего существования, как неоднократно происходило с другими похожими серверами. В этом отношении американские законодатели предлагают вести серьезную работу по созданию соответствующей юридической базы, выделив ее в отдельное направление. Ведь на данный момент, компания, оказывающая подобные услуги не обязана мониторить контент проходящих через ее серверы информационных потоков, а тем более решать, что из этого разрешено, а что нет. Сегодня ситуация такова, что американские компании могут на законных основаниях получать прибыль от террористов, являясь косвенными пособниками массовых убийств.

Основываясь на описанных выше фактах члены Комитета предлагают объединить усилия руководства ведущих мировых социальных сетей со спецслужбами. Конгрессмены привели слова премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона, сказанные в интервью английскому телеканалу ITV News, в которых он изъявил намерение призвать президента Обаму усилить давление на Twitter и Facebook, чтобы они стали осуществлять сотрудничество с разведслужбами и отслеживать подозреваемых в терроризме пользователей. По мнению Кэмерона, подобный опыт принес положительные результаты в борьбе с распространением наркотиков и детской порнографии в интернете, а значит, будет успешен и в противостоянии новой угрозе. Законодатели выразили также уверенность в необходимости популяризировать идеи культурного наследия среди жителей Ближнего Востока и Северной Африки с помощью американского иновещания и интернета. Это якобы должно помочь молодым людям определить свою истинную идентичность, вместо того, чтобы слепо следовать экстремисткой пропаганде, стремящейся «уничтожить историю».

Не обошла стороной данная проблема и Россию. С учетом тревожных событий, происходящих в мире за последнее время, российские власти приняли ряд превентивных мер, призванных вовремя пресекать подобного рода агрессивные проявления в сети. В частности, были приняты законы, позволяющие Роскомнадзору по предписанию Генеральной прокуратуры РФ производить блокировку сайтов, содержащих и распространяющих экстремистскую информацию и призывающие к массовым беспорядкам, а также дающие возможность фильтровать интернет-ресурсы и блокировать страницы, содержащие информацию, не предназначенную для несовершеннолетних. Цель данных шагов со стороны руководства страны – оградить российских граждан от негативного влияния провокаторов и радикально настроенных группировок.

Однако инициативы, предпринятые в Российской Федерации, близкие по сути к предложениям, озвученным в Конгрессе в январе текущего года, примерно в то же время были подвергнуты жесткой критике со стороны Института американского предпринимательства (American Enterprise Institute), что еще раз заставляет задуматься о двойных стандартах Штатов по отношению к РФ. Так, эксперты упомянутого Института, говоря об описанных выше законах, касающихся функционирования социальных сетей и отдельных сайтов в России, утверждают, что все это «киберфобия российской власти» и попытка установить тотальный контроль над действиями граждан в Глобальной сети, пресечь деятельность оппозиции, не давая возможности объединять единомышленников и организовывать протестные движения. По мнению американцев, действия Путина, «использующего цензуру, жесткое регулирование и запугивание в отношении свободы выражения личного мнения в Сети угрожают независимости Интернет-пространства во всем мире, а как следствие и развитию демократии в России». Эксперты Института прогнозируют еще большее усиление контроля за интернет-пространством в России по мере введения новых и ужесточением уже принятых Западом экономических санкций.

Безусловно, в современном мире социальные сети обладают огромным потенциалом и выступают плацдармом для проведения активных боевых действий информационной войны. Их грамотное и оперативное использование дает возможность влиять на поведение и взгляды людей, разжигая в них ненависть и агрессию, превращая их в «неуправляемое стадо». Надо учитывать еще и то, что инициаторы таких действий часто теряют контроль над народными массами. Ярким примером выступает украинский Майдан, протестующих людей с которого фактически не могут успокоить и заставить разойтись по домам и по сей день. В сложившихся нелегких условиях ключевой задачей является поиск баланса, при котором будут сохранены права граждан на свободу слова и получение информации, но и одновременно будут своевременно выявляться и эффективно блокироваться попытки подрыва российской государственности.