Складывающаяся ситуация в мире и внутреннее положение в самом Китае побуждают его по-новому оценить  свое нынешнее состояние, возможности и  перспективы развития. Среди китайских экспертов сегодня существует мнение, что решения  состоявшегося относительно недавно III пленума ЦК КПК 18-го созыва по своему значению вполне могут быть соотнесены с решениями III пленума ЦК КПК 11-го созыва, который, по существу,  открыл дорогу «китайскому экономическому чуду».[1] Как известно, проводившаяся в течение нескольких десятилетий политика «реформ и открытости» позволила Китаю выйти из глубокого кризиса и занять позиции второй экономической державы мира.

Поэтому сегодня в заметно изменившихся условиях вполне логичным для КНР выглядит то, что декларированные   Пекином цели «китайской мечты»  подвигли руководство  страны  начать новый этап реализации  политики «реформ и открытости» («вторая реформа»). Для этого, в частности,  на пленуме ЦК КПК в ноябре 2013 года  были сформулированы 300 конкретных задач, ориентирующих Китай на  обеспечение внутренней и глобальной стабильности, дальнейший экономический рост и повышение благосостояния людей. Иначе говоря,  Китай, в понимании его лидеров, опираясь на достигнутые успехи, должен совершить очередной «скачок», обретя, в итоге,  некое «новое нормальное» состояние, соответствующее более высокой ступени развития китайского общества и его положению в мире.[2] Завершившаяся  в середине прошлого месяца 3-я сессия  Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП)  12-го созыва в определенной степени позволяет судить о том, на какой основе и в каком направлении продвигается дело по реализации «китайской мечты».

Как следует из доклада премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна,  ВВП страны в 2014 году составил 63,6 трлн. юаней  (более 10 трлн. долл. США), увеличившись по сравнению с предыдущим годом на 7,4%.[3]  Несмотря на то, что это увеличение было меньше,  чем  в 2013 году,  занятость  населения не сократилась. Ее рост составил 13 млн. человек. Уровень безработицы, согласно официальным данным,   составил 4,09% (в среднем такие же показатели были и в 2011 – 2013 гг.).  В немалой степени стабильность занятости была обеспечена благодаря аннулированию  значительного количества административных ограничений  в области хозяйственно-экономической деятельности, и  прежде всего в сфере торговли, что  позволило довести количество вновь зарегистрированных  субъектов рыночной деятельности  до 12930 тыс. единиц. Важную роль сыграло и существенное сокращение списка (на 76%) инвестиционных объектов, ранее требовавших обязательного утверждения правительством.

Доля потребления в экономическом росте  вышла на  уровень 51,2%, показав 3-х процентное увеличение. Выросла на 8,1%  и доля сферы услуг («третья промышленность»),  формирующая 48,2% ВВП (30,7 трлн. юаней), что на 5,6% превосходит долю собственно промышленного производства («вторая промышленность») в ВВП  Китая.[4]  При этом доля иностранных инвестиций в  «третью промышленность» возросла  до уровня  55,4%. Производство зерновых фиксирует устойчивый рост на протяжении последних 11 лет. В  2014 году урожай составил  606 млн. т. Если говорить о доходах населения, то они, по данным китайского правительства, в 2014 году выросли в среднем на 8% (в городе – на 6,8%, в сельской местности – на 9,2%).[5]  Количество бедного населения в сельской местности удалось сократить на 12,3 млн человек. Однако отмечается, что на сегодняшний день численность бедняков  в стране  по-прежнему высока – 200 млн человек. Кроме этого, 200 тыс. человек пока еще  остаются без электроснабжения.

Рост розничной торговли  находится на уровне 12%. Совокупный объем экспорта/импорта составил  3,16 трлн. долл. США (+3,4%). Инвестиции в основной капитал увеличились на 15,3%, при этом доля населения в этом виде инвестиций (без учета сельскохозяйственного сектора) выросла до 64,1%.[6] Прямые иностранные инвестиции составили  120 млрд долл. США, и  по этому показателю Китай вышел на первое место в мире. Что касается китайских инвестиций за рубежом, то они в 2014 году  составили 103 млрд долл. США. В Пекине обращают повышенное внимание на поддержание баланса в инвестиционной деятельности внутри страны  и за ее пределами.

Как следует из документов, обнародованных по результатам работы сессии, китайское правительство  в своей работе отдает безусловный приоритет вопросам макрорегулирования, не допуская резких ситуативных  отклонений от стратегического курса и проводя при этом активную финансовую и умеренную монетарную политику. Значительное внимание уделяется  финансовому контролю в целях исключения рисков регионального и системного характера.  В 2014 году был заметно усилен контроль  над  долговыми обязательствами провинциальных, районных и городских  правительств. В то же время сокращались налоги, расширялась система льгот для малых предприятий,  увеличивалось их  финансирование (+4,2%).

Среди недостатков, препятствующих на данный момент  более эффективному  решению задач  социально-экономического развития страны, на сессии ВСНП отмечались слабый рост инвестиций, низкий уровень внутреннего потребления,  вялость спроса на международном рынке.  Среди проблем также назывались сохраняющие силу экстенсивные способы развития экономики, недостаточная инновационная составляющая, наличие избыточных производств, трудности с финансированием малых предприятий, слабая база для дальнейшего подъема сельского хозяйства. Серьезными  сдерживающими факторами являются недостаток ресурсов, увеличивающаяся стоимость рабочей силы и  высокий уровень расходов. Много вопросов существует в сфере медицинского обслуживания, образования, распределения доходов, пенсионного обеспечения, предоставления жилья, а также в области обеспечения продовольственной и общественной безопасности.

Словом, «вторая реформа», судя по всему,  потребует от  Пекина принятия дополнительного комплекса весьма значимых и энергичных мер, которые должны  при некотором снижении темпов роста экономики  обеспечить «новое нормальное состояние» Китайской Народной Республики.

В предстоящий год КНР  планирует нарастить свой ВВП, примерно, на 7% (ниже, чем было в 2014 году), удерживая рост потребительских цен в пределах 3%. Высокотехнологичные отрасли, наука и образование должны занимать приоритетное место в ходе реформы. Будет создано более 10 млн. новых рабочих мест, при этом  уровень безработицы в городах и поселках не должен превысить 4,5%.  Сбор зерновых должен быть не менее 550 млн т. Это тоже несколько ниже, чем в прошлом году. Рост внешней торговли запланирован на уровне 6%. В китайском правительстве считают, что семипроцентное увеличение ВВП вполне соответствует внутренним и внешним экономическим реалиям, и позволит  обеспечить устойчивую динамику и темпы роста экономики, необходимую занятость и увеличение доходов населения, расширение  сферы услуг.  Но главное – должны быть обеспечены углубленное реформирование структуры китайской экономики и ее постепенный переход к инновационной модели развития,  эффективная адаптация экономики и общества  к изменяющейся внутренней и внешней среде.

Для достижения поставленных целей считается  очень важным, прежде всего, сохранять финансовую стабильность в стране, поддерживая запланированные темпы экономического роста и  тщательно контролируя ситуацию с долговыми обязательствами при  особом внимании к  «совершенствованию механизма регулирования заемных средств местных правительств». На  2015 год в Китае запланирован  общий  дефицит бюджета в 1трлн 620 млрд юаней (рост 2,3%).[7] Денежный агрегат М2 предполагается нарастить, примерно, на 12%. При этом правительство делает упор на  максимально возможное финансирование реальной экономики и последовательное смягчение  финансовой нагрузки на предприятия,  особенно на малые.

Как известно, центральным звеном «первой реформы» в Китае  было введение так называемого «семейного подряда», позволившего 35 лет назад  разбудить инициативу огромной массы сельского населения страны и создать предпосылки для последующего подъема экономики в целом.  Сегодня в рамках «второй реформы»  вновь ставится задача стимулировать «массовую деловую активность», которая уже в новых условиях позволит, как считают в Пекине,  «пробить потолок экономического и социального развития»  Китая. «Каждый человек и каждое предприятие должны  активно заниматься созидательной деятельностью и инновациями.  Все китайское общество должно развивать культуру бизнеса и создания нового».

В этих целях в Китае сегодня на всех уровнях активизировано проведение административной реформы, предусматривающей, в частности, «сокращение правительства и передачу властных полномочий низовым структурам»,  а также упразднение многих ограничений административного характера в сфере торговой и предпринимательской деятельности. Прежде всего,  это касается ликвидации различных видов отчетности,  введения ясной правовой регламентации  работы местных правительств и т.п. Иными словами, ставится задача «разбюрократизировать» сверху донизу процесс предпринимательской деятельности  каждого ее субъекта в городах и сельской местности. Правительства всех уровней теперь обязаны   всячески способствовать  предпринимательству, создавая для него благоприятные условия и равную для всех конкурентную среду. В этих целях  предписано  сформировать даже специальные органы, которые должны  контролировать  работу  «по сокращению правительства и передачу полномочий», и  надо полагать, выполнение этих  рекомендаций и указаний  будет находиться под  жестким контролем надзорных органов всех уровней. По крайней мере,  решения IV пленума ЦК КПК (ноябрь 2014 г.) относительно «управления страной на основании закона» предусматривают существенное усиление правового режима в стране.[8] Более того, контролирующие структуры получат заметную поддержку  со стороны создаваемой  в настоящее время так называемой «государственной анонимной системы общественного доверия».

Большое внимание планируется уделить реформированию инвестиционной системы в Китае. В частности, будет продолжена работа, направленная, с одной стороны, на сокращение общего числа объектов, требующих согласования и утверждения центральным правительством, а с другой  – на передачу низовым властным структурам полномочий по утверждению некоторых инвестиционных проектов.

Правительство предлагает разработать и более эффективные меры по привлечению на инвестиционный рынок значительных средств, имеющихся у населения страны.  Для этого, например, предлагается активизировать создание «акционерных инвестиционных фондов с широким привлечением средств населения,  диверсифицировать формы делового сотрудничества государственного и частного капитала, особенно в том, что касается реализации крупных проектов и строительства объектов, имеющих важное общественное значение». Эти средства должны существенно дополнить те 477 млрд юаней, которые выделены  из бюджета на «внутренние инвестиции» в 2015 году. В документах сессии подчеркивается «необходимость без колебаний стимулировать, поддерживать и направлять  развитие экономики, основанной на всех формах собственности, обеспечить эффективную правовую защиту ее представителей».          Добавим к этому,  что наполовину будут сокращены ограничения, касающиеся иностранных инвестиций в Китае, в частности, предполагается существенно расширить их доступ в сферу услуг и обрабатывающие отрасли.

Важнейшей точкой опоры  при вхождении КНР  в «новое нормальное» состояния является  осуществляемая стратегия так называемого «выхода за пределы Китая». Среди прочего, она предусматривает активное участие  китайских предприятий в строительстве  крупных  объектов за рубежом (включая инвестиции в цветную металлургию и производство строительных материалов),  сотрудничество с внешними партнерами  в энергетических отраслях, поставки им оборудования  для железнодорожного транспорта, систем связи, машиностроительных отраслей и т.д. К уже действующим 12 зонам свободной торговли (ЗСТ) Китая с зарубежными странами предполагается также подписать соглашения о ЗСТ с  Республикой Корея,  Австралией, Израилем и некоторыми другими государствами

Важным  и конкретным выражением указанной стратегии  выступают проекты создания «Экономического пояса шелкового пути» и «Морского шелкового пути XXI века». Видимо, без особого преувеличения можно сказать, что их реализация является едва ли не  ключевым звеном перехода  Китая к «новому нормальному» состоянию. Сами китайцы называют «шелковые» проекты «новым двигателем роста китайской экономики», «новым окном, обращенным на Запад и т.п.  Как представляется,  они действительно способны существенно нарастить  возможности Китая по экспорту товаров, трудовых ресурсов и капиталов, стимулируя развитие внутренних технико-экономических зон, экспериментальных зон свободной торговли и  ряда регионов страны.  При этом отрасли, испытывающие в Китае кризис перепроизводства  (цемент, сталь, алюминий и др.), могут обрести дополнительные рынки сбыта продукции.

В целом, можно сказать о том, что результаты работы сессии ВСНП КНР (март 2015 г.), утвержденные на ней проекты и цели развития Китая  указывают на то, что страна приступает к новому этапу глубоких перемен, которые уже в недалеком будущем могут иметь важные экономические и социальные последствия для китайского общества. Они  также способны оказать заметное влияние и на развитие внешних партнеров Китая.

Для России же это одновременно и вызов, и шанс. Сегодня очевидно, что процессы региональной интеграции приобретают все более сложный диалектический характер с ощутимым многофакторным влиянием, и нашей стране очень важно продуктивно использовать открывающиеся возможности, не допуская при этом стратегических просчетов, в том числе в строительстве  Евразийского экономического союза, укреплении позиций России в качестве моста, связывающего два континента.[9]  И здесь  сотрудничество  с Китаем на взаимовыгодной основе и с учетом интересов сторон   должно сыграть свою позитивную роль.


 

[1] 3-й пленум ЦК КПК 18-го созыва (9-12.11.2013) принял «Постановление ЦК КПК по некоторым  важным вопросам всестороннего углубления реформ».  На 3-м пленуме ЦК КПК 11-го созыва (18-22.12.1978) Дэн Сяопин выступил с докладом «Решения 3-го пленума ЦК КПК о совершенствовании  хозяйственного механизма и урегулирования  экономики стимулировали  развитие в китайской деревне системы семейного подряда и  производственной ответственности».

[2] Впервые тезис «нового нормального» состояния был   озвучен  в мае 2014 года председателем КНР Си Цзиньпином. Оно  включает некоторое замедление темпов экономического роста, совершенствование структуры экономики и приоритет инновационного развития страны.

[3] Ли Кэцян. Доклад правительства КНР. / Жэньминь жибао, 17.03.2015. В 2013 году ВВП Китая составил 56,88 трлн юаней (9,3 трлн долл. США) или на 7,7% больше, чем в 2012 году./http://xxx.vedomlsti.ru/finance/news/2014/01/20/vlasti-knr-ocenili-rost-vvp-v-2013-godu-v-77

[4] В Китае используется следующая классификация отраслей экономической деятельности (в самом общем виде): «первая промышленность» – сельское хозяйство; «вторая промышленность» – промышленное производство и строительство; «третья промышленность» – сфера  услуг.

[5] По размеру ВВП на душу населения среди стран мира  Китай занимает строку ниже 80-й.

[6] Об исполнении плана социально-экономического развития в 2014 году и проекте плана социально-экономического развития страны в 2015 году. Государственный комитет по реформе и развитию./ Жэньминь жибао, 18.03.2015

[7] В 2014 году рост бюджетного дефицита составлял 2,1%. Курс американского доллара к китайскому юаню составляет 1 : 6,2.

[8] 4-й пленум ЦК КПК 18-го созыва (20-23.10.2014)  принял «Постановление  о некоторых вопросах  всестороннего  продвижения практики  управления  государством на основании закона».

[9] См. Совещание  о реализации на Дальнем Востоке меропритий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности. Хабаровск, 4 апреля 2015 г.; Интервью Дмитрия Медведева вьетнамским СМИ. /http://government.ru/news/17527/ (6 апреля 2015)