Виктор Зеленов

Проблема разрешения украинского кризиса политическим путем явно зашла в тупик. Усилия Германии, Франции и России по поиску путей политического урегулирования наталкиваются на нежелание Киева следовать взятым на себя обязательствам. Слабость практической фазы выполнения, как «военной», так и «политической» части Минска-2 становится все очевиднее.

При этом Киев с каждым днем все циничнее отходит от минских соглашений. Однако реакция ЕС (как отдельных стран, так и ключевых европейских столиц) на эти процессы весьма неоднозначная.

Важным этапом ревизии Киевом сути минских соглашений стали законы, принятые 17-го марта Верховной Радой Украины. В частности, были внесены изменения в закон об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей в соответствии с постановлением президента, которое определяет границы территорий на Донбассе, где может быть установлен особый порядок местного самоуправления, а также постановлением о признании отдельных территорий Донецкой и Луганской областей временно оккупированными.

Представители ДНР/ЛНР, а также МИД РФ отметили, что эти изменения – грубый отход от минских соглашений, как от буквы, так и от духа этих договоренностей. С.Лавров назвал принятые документы «вопиющим нарушением уже первых шагов политической части минского пакета» со стороны украинских властей. Так же он призвал европейских партнеров по минским соглашениям «предпринять совместный трехсторонний демарш перед нашими украинскими коллегами с тем, чтобы побудить их к тому, чтобы выполнять то, под чем они подписались, и что было поддержано высшими руководителями Германии, Франции, Украины и России».

Однако Запад сделал вид, что ничего не произошло и все полностью укладывается в логику минских соглашений. В частности, МИД Франции посчитал, что никаких «вопиющих нарушений» Минских договоренностей в принятых Верховной Радой Украины законах о статусе отдельных регионов Донбасса нет: «Согласно Минскому договору должна быть осуществлена децентрализация и институционные изменения, чтобы дать больше автономии регионам на Востоке Украины. Именно в этом контексте мы и рассматриваем три закона и резолюцию относительно восточных территорий Украины», – сказал официальный представитель МИД Франции Р.Надаль.

Схожей была и реакция Германии. Хотя сразу стало известно о том, что Меркель и Порошенко провели телефонные переговоры, во время которых Порошенко известил Меркель о принятых законах и заверил ее в том, что они приняты как раз в развитие минских соглашений. По их результатам стороны договорились о необходимости новой встречи нормандской четверки. Точно так же осталась не до конца понятна позиция по принятым законам главы МИД Германии Ф.-В. Штайнмайера – он провел на эту тему телефонные переговоры с С.Лавровым, во время которых была озвучена обеспокоенность в связи с принятыми законами. 29-го марта Штайнмайера вновь призвал стороны полностью остановить огонь – в ответ на это Киев более 200 раз обстрелял Широкино.

Однако и Франция, и Германия сегодня куда более отчетливо видят реальное положение дел с исполнением минских соглашений, и кто виноват в их срыве. Так, на днях Ле Монд опубликовала материал, в котором прямо указывается, что Париж крайне недоволен Киевом и то, как он явным образом срывает договоренности, с таким трудом достигнутые в Минске. О такой же позиции Германии и Франции недавно заявил и С.Лавров: «Германия, Франция – могу уверенно сказать после разговоров и с Лораном Фабиусом, и с Франком-Вальтером Штайнмайером в Лозанне – все прекрасно понимают. В этой ситуации Берлин и Париж, конечно же, понимают, что такая позиция полностью идет вразрез с “минскими договоренностями».

Однако, несмотря на это явное понимание ситуации, похоже, что Европа по некоторым причинам сама решила отойти от минских соглашений и от проблемы политического урегулирования. Об этом говорят и заявления относительно вопроса федерализации Украины (отметим, что масштабная децентрализация, которая явно подразумевает федерализацию, является одной из основ «политической части» минских соглашений). Так, Ф.-В. Штайнмайер неожиданно выступил с заявлением, что «федерализация не подходит Украине, поскольку может лишь усугубить ситуацию». Практически аналогично высказался глава Венецианской комиссии, которая занимается новым проектом Конституции Украины. В этом же ключе идет и конституционный процесс в Киеве – никакой федерализации.

Показательно, что практически отсутствует реакция официального Брюсселя на события на Украине. Причина этого – явное желание европейских институций взять определенную паузу и переоценить сотрудничество с Киевом к которому все больше претензий. А о том, что Брюссель недоволен киевскими властями говорит целый ряд заявлений европейских функционеров, равно как и отсутствие прогресса в некоторых имиджево значимых для Киева вопросах. Например – в вопросе безвизового режима.

О том, что Украина с ее проблемами изрядно надоела ЕС, говорят два показательных момента. Еще 14-го октября 2014 года глава Еврокомиссии Юнкер озвучил 10 приоритетов работы органов ЕС. Украина в эти приоритеты вообще не попала. Еще откровеннее высказался 30-го марта 2015 года глава МИД Италии П.Джентилони: «Мы как-то уж слишком сосредоточены на том, что происходит на наших северо-восточных границах. Однако если подумать, то миграция, терроризм, религиозные конфликты, бедность являются серьезными угрозами для нашего общества. Я не хочу сказать, что то, что происходит на южных границах важнее, но точно – не менее важно». ЕС все отчетливее начинает вспоминать, что у него есть свои вопросы и проблемы, абсолютно не связанные с Украиной и ее гражданской войной. И эти проблемы с каждым днем их игнорирования становятся все более значительными. Добавив к этому усталость ЕС от постоянных не выполненных обещаний Украины на тему реформ, мы явно обнаруживаем желание хотя бы на время абстрагироваться от Украины.

Да и интересы ключевых европейских столиц сейчас сосредоточены на иных проблемах. Германия плотно увязла в финансовых вопросах Греции. Во Франции активизировался политический процесс, причем явно не в пользу действующего президента. В этой ситуации в европейских столицах не до Минска-2 и контроля за выполнением договоренностей. Зато ЕС может и хочет спросить Киев о том, куда уже были потрачены выделенные ею кредиты.

О степени недовольства Брюсселя свидетельствует и внезапно отложенный визит Юнкера и Могерини в Киев. Планировалось, что этот визит должен был состояться 30-го марта и Юнкер возглавил бы заседание Совета реформ. Однако неожиданно 27-го числа сначала Юнкер, сославшись на проблемы со здоровьем, отказался приезжать в Киев до саммита Украина-ЕС (который должен состояться в конце апреля), а следом за ним и Ф.Могерини также заявила, что не приедет. При этом, как стало известно, уже отменен и майский совместный визит этих европейских политиков – все ограничиться их участием в Саммите Украина-ЕС (если они все же приедут).

Внезапный визит Яценюка в Берлин 1-2.04 также окончился безрезультатно. Этим визитом Яценюк, по общему мнению экспертов, решал в основном задачи получения поддержки Германии в нарастающей борьбе с Порошенко и его политической силой. Но частью этой борьбы могла быть попытка получить согласие Меркель на проведение долгожданной конференции доноров для Украины весной этого года. Если бы Яценюк привёз из Берлина такую новость, его политические позиции укрепились бы. Однако о донорской помощи в ходе визита не было сказано ничего. Даже внезапное заявление Яценюка о немедленном проведении выборов на территории ДНР/ЛНР без предварительных условий и его фактическая критика курса Порошенко на неисполнение минских договорённостей, не помогли.

Тем не менее, несмотря на столь явные проявления пренебрежения и усталости от Украины, Брюссель и некоторые европейские столицы (например – Берлин) готовы втянуться в дискуссию о миротворцах. Например Ф.-В. Штайнмайер во время встречи с главой ВРУ В.Гройсманом заявил, что Германия готова обсудить этот вопрос. Перед Юнекром эту же тему 28-го марта поднимал и П.Порошенко в телефонном разговоре. В частности он обратился к Председателю Европейской Комиссии с просьбой поддержать рассмотрение в институтах ЕС возможности направить миротворческий контингента на Украину в рамках Европейской политики безопасности и обороны. Отказа в ответ не последовало.

Не исключено, что это связано с поднятой самим же Юнкером идеи создания армии ЕС. В этом ключе европейские «миротворцы» – хороший повод к созданию такой «армии», а «миротворческая миссия» на Донбассе станет её первым боевым заданием. На сегодняшний день это лишь гипотеза, однако ввиду того, что а) со стороны европейцев не звучат однозначные осуждения этой идеи и б) готовность дискутировать об этом заявляют именно сторонники создания армии, следует признать достаточно высокую вероятность подобной мотивации.

Правда и то, что дальше разговоров дело не пойдет.