Введение санкций против России привело к возникновению ряда проблем в различных сферах экономической деятельности. Одной из наиболее острых стало прекращение трансфера технологий из ведущих стран Запада. Это поставило Россию в достаточно уязвимое положение, т.к. многие отечественные наукоёмкие и высокотехнологичные отрасли зависят от импорта технологий. Поэтому компенсация данного ограничения является одной из наиболее актуальных задач российской экономики.

Ответом на санкции может стать эффективное использование потенциала сотрудничества России со странами-партнёрами по БРИКС. Дополнительные возможности для этого предоставляет статус председателя БРИКС, который Россия получила 1 апреля 2015 г. Он позволяет привлечь внимание других участников объединения к научно-техническому сотрудничеству, развитие которого может быть интенсифицировано и использовано для восполнения нехватки передовых технологий в нуждающихся отраслях.

Недавно в этом направлении наметилась положительная динамика. В марте 2015 г. на II встрече министров науки, технологий и инноваций стран БРИКС, прошедшей в г. Бразилиа, был подписан Меморандум о сотрудничестве в сфере науки, технологий и инноваций.[1]

Документ обозначает своей конечной целью совместное получение новых знаний и инновационных продуктов, выделяя 12 основных направлений сотрудничества:

– содействие передаче (трансферу) инноваций и технологий,

– обеспечение продовольственной безопасности,

– противодействие изменению климата,

– альтернативная энергетика на базе возобновляемых источников,

– нанотехнологии,

– медицина и биотехнологии,

– высокопроизводительные компьютерные вычисления,

– аэронавтика и освоение космоса,

– фундаментальные исследования.[2]

Ответственными за реализацию программ назначены профильные министерства стран-участников БРИКС, отвечающие за науку и технологии.

Рабочими органами, призванными реализовать положения документа, стали совещание министров науки, технологий и инноваций стран-участников БРИКС и совещание старших должностных лиц в данной области, созываемые не реже раза в год, а также рабочая группа по науке, технологиям и инновациям, работающая в перерывах между совещаниями.

Данный документ появился как нельзя кстати. Встречи должностных лиц стран-участниц БРИКС по вопросам науки и технологий уже проходили и ранее – в китайском г. Далянь в сентябре 2011 г. и в южноафриканской Претории в ноябре 2012 г. Однако по их итогам был выработан лишь ряд общих рекомендаций относительно направлений сотрудничества.

Так же можно охарактеризовать и Меморандум о взаимопонимании по вопросу создания пунктов деловых контактов БРИКС, подписанный 14 апреля 2011 г. в г. Санья (КНР) и предусматривающий проведение деловых форумов в рамках подготовки к саммитам БРИКС.[3] Подобная площадка могла бы поспособствовать оперативной адаптации программ научно-технического сотрудничества БРИКС к запросам коммерческих компаний, однако она так и не начала использоваться подобным образом.

VI саммит БРИКС в бразильском г. Форталезе в июле 2014 г. принёс прорывные результаты в финансовой сфере, но оставил в тени научно-техническое сотрудничество. В Форталезской декларации и Соглашении о сотрудничестве в сфере инноваций страны-участницы лишь констатировали свою приверженность развитию взаимодействия внутри группы.

Образование Нового банка развития и расширение сотрудничества при кредитовании и страховании экспорта могут, несомненно, заложить основу финансового обеспечения научно-технической кооперации, однако они не определяют конкретные инструменты и механизмы взаимодействия. Теперь же, после подписания Меморандума о сотрудничестве в сфере науки, технологий и инноваций, эти недостающие элементы появились. Успешная реализация нового соглашения позволит придать многостороннему научно-техническому сотрудничеству стран БРИКС зримые формы.

Перспективы для России от взаимодействия в рамках данного блока задач зачастую недооцениваются. Так, нередко высказывается мнение о том, что основным экономическим «локомотивом» БРИКС неизбежно станет Китай как страна с наиболее крупным промышленным производством, Индия обеспечит технологическое развитие, Бразилия сыграет роль «житницы» БРИКС, а Россия и ЮАР обречены на роль сырьевых придатков группы.[4]

Подобный подход недооценивает научно-технический потенциал России, сохраняющийся в целом ряде производств, таких как аэрокосмическая, энергетическая, атомная промышленность и др. Так и Бразилия является не только поставщиком сельскохозяйственной продукции, но и лидером в производстве и использовании биотоплива, а также реализует передовые программы в других высокотехнологичных отраслях.

В этой связи следует обратить внимание на Кейптаунскую декларацию 2014 г. В ней страны БРИКС распределили сферы научно-технического сотрудничества по «ключевым компетенциям», в отношении которых другие участники признавали лидерство одной из стран. ЮАР, в частности, отдан приоритет в астрономических исследованиях, Бразилии – в противодействии изменению климата и ликвидации последствий природных катастроф, России – в борьбе с загрязнением окружающей среды и использовании водных ресурсов, Индии – в разработке геопростанственных технологий и программ, а Китаю – в развитии альтернативной энергетики на базе возобновляемых источников.[5] Это даёт основания признать негативный подход к оценке потенциала научно-технического сотрудничества стран БРИКС необоснованным, а само взаимодействие в данной сфере – перспективным.

Однако для реализации появившихся возможностей необходимо перевести мартовское соглашение в практическую плоскость. Для этого необходимо в кратчайшие сроки решить целый ряд вопросов, которые детально не рассматриваются в согласованных документах. В частности, следует проработать принципы приобретения и использования прав на интеллектуальную собственность в отношении результатов НИОКР, которые в настоящее время оставлены на усмотрение составителей программ сотрудничества. Также целесообразно определить порядок финансирования перспективных проектов, в т.ч. с использованием средств Нового банка развития. Для России крайне важно сделать это до предстоящего саммита БРИКС в Уфе, с тем, чтобы согласованные с партнёрами позиции по данным вопросам были включены в итоговый документ и могли быть сразу использованы на практике.

[1] Представители стран БРИКС подписали договор о сотрудничестве в сфере науки и технологий / НКИ БРИКС – Россия – 21.03.2015 URL: http://www.nkibrics.ru/posts/show/550d41db62726951ff020000

[2] Меморандум о сотрудничестве в сфере науки, технологий и инноваций между Правительством Федеративной Республики Бразилии, Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Индии, Правительством Китайской Народной Республики и Правительством Южно-Африканской Республики – проект / Правительство России: электронный ресурс. URL:  http://government.ru/media/files/YiQZ4L110dE.pdf

[3] Memorandum of understanding on the establishment of BRICS business contact points / Торгово-промышленная палата РФ: электронный ресурс. URL: http://tpprf.ru/common/upload/16.06.BRIKS_angl.pdf

[4] Меморандум стран БРИКС о справедливом использовании результатов научной деятельности / Роснаука: электронный ресурс. URL: http://rosnauka.ru/news/299

[5] First BRICS Science, Technology and Innovation Ministerial meeting: Cape Town Declaration / 2014. Feb. 10. – P. 3. URL: https://www.hse.ru/data/2014/08/05/1314135524/BRICS%20STI%20CAPE%20TOWN%20COMMUNIQUE%20OF%2010%20FEBRUARY%202014.pdf