С 26 апреля по 3 мая 2015 г. состоялся официальный визит премьер-министра Японии Синдзо Абэ в США, которому обе стороны придавали особое значение. Это проявилось, в частности, в беспрецедентной продолжительности турне С.Абэ по территории США, а также в предоставлении ему возможности выступить на совместном заседании обеих палат Конгресса, что не имело аналогов во всей послевоенной истории двусторонних отношений.

Неординарность нынешнего визита обусловлена комплексом проблем, накопившихся в американо-японских двусторонних отношениях в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) и в мире в целом. Основной площадкой по их обсуждению стали официальные переговоры премьера Японии с президентом США Б.Обамой, прошедшие 28  апреля, по итогам которых был принят документ, названный “Совместным видением” содержания и путей решения этих проблем.

Основной особенностью этого документа стали чётко выраженные претензии “двух ведущих экономик мира” на глобальность совместных действий с опорой, в том числе на двусторонний военно-политический союз, который они намерены и далее укреплять.

В сфере военно-политической кооперации лидеры США и Японии обсуждали две первоочередные проблемы. Первая касается затянувшегося процесса согласования позиций относительно новой редакции “Руководящих принципов японо-американского сотрудничества в области обороны”. Вторая обусловлена обострением проблемы перемещении  американской военной базы “Футемма” из центра густонаселённого города Гинован на Окинаве.

Что касается “Руководящих принципов”, призванных на определённом временном отрезке конкретизировать формат двустороннего союза и обязанности обоих его участников, то последняя редакция этого документа была принята ещё в 1997 г. и давно не соответствует реалиям как внутренним, так и внешним по отношению к союзу.

Проект будущего документа, подлежащий последующему утверждению Конгрессом США и парламентом Японии, был согласован 27 апреля 2015 г. Консультативным комитетом в области безопасности с участием министров иностранных дел и обороны обеих стран. Главной особенностью новых “Руководящих принципов” станет повышение роли Японии в двустороннем военно-политическом союзе.

Активность за границей Сил самообороны Японии (ССЯ) наблюдается давно и не только в рамках операций ООН. Однако пока японские военные выполняют вспомогательные задачи, исключающие возможность применения оружия. Принципиальные изменения в характер подобных операций внесёт закон об использовании Японией права на коллективную самооборону, предусмотренного уставом ООН.

Ожидается, что этот закон будет принят  на проходящей сейчас сессии парламента Японии. Представляется очевидным, что с учётом сохраняющихся в японском обществе антивоенных настроений, военная активность Японии за границей по крайней мере в ближайшей перспективе будет носить ограниченный характер как по масштабам, так и по регионам.

Для Японии первостепенную значимость приобретает субрегион Юго-Восточной Азии, который превращается в главный объект внимания правительства С.Абэ с момента прихода к власти в конце 2012 г.

Что касается желательного для США распространения военной активности Японии на регион Индийского океана, то она возможна, но пока в весьма ограниченных масштабах. В частности, в Японии согласны на проведение в районе Ормузского пролива операций минных тральщиков без права на открытие огня.

Проблема с выводом военно-воздушной базы “Футемма” давно является одним из основных раздражителей в американо-японских отношениях. Она резко обострилась после губернаторских выборов в префектуре Окинава, состоявшихся в ноябре  2014 г. Их основным итогом стала убедительная победа беспартийного кандидата Такэси Онаги, выступающего категорически против дальнейшего пребывания базы “Футемма” на территории префектуры.

Такая позиция нового губернатора подрывает американо-японское соглашение 2006 г. о переносе базы в менее населённую зону того же острова Окинава. Единственным результатом беседы с Т.Онагой, которую С.Абэ провёл за неделю до отлёта в США, стало заявление нового губернатора о том, что он “он никогда не позволит строить новую базу” на Окинаве, о чём и попросил С.Абэ сообщить американскому президенту.

В этом плане остаётся неясным, каким образом будет реализовано зафиксированное в “Совместном видении” обещание японского премьер-министра выполнить соглашение 2006 г., которое он высказал в ходе переговоров с Б.Обамой.

Не меньшее внимание было уделено теме завершения растянувшегося на пять лет процесса формирования Транстихоокеанского партнёрства (ТТП). Б. Обама, срок пребывания которого на посту президента США завершается в январе 2017 г., не может больше затягивать процесс принятия уставных документов ТТП.

Следует отметить усиление критики в самих США целесообразности участия в этом проекте. Поэтому положительное завершение переговорного процесса по созданию ТТП пока ещё можно представить американской общественности в качестве одного из немногих крупных успехов всего восьмилетнего периода пребывания у власти администрации Демократической партии. Это в свою очередь способствовало бы укреплению позиций на президентских выборах 2016 г. кандидата от демократов Хиллари Клинтон.

Основным препятствием для завершения формирования ТТП остаётся противоречивая позиция Японии, промышленные круги которой всячески поддерживают этот проект, в то время как сельхозпроизводители, опасаясь иностранной конкуренции, выступают категорически против.

В год 70-летия окончания Второй мировой войны особую значимость для развития ситуации в АТР приобретает вопрос оценки японским руководством истории собственной страны периода первой половины прошлого века в целом и особенно роли Японии в этой войне.

Пока единственной официальной оценкой данного периода остаётся так называемое “заявление Мураямы”, сделанное в 1995 г. тогдашним премьер-министром Японии Томиити Мураямой, которое состояло из двух основных пунктов. Из них первый сводился к признанию тяжёлых последствий этого периода для стран-соседей, а во втором от имени современной Японии выражалось “искреннее раскаяние” и приносились извинения.

Поэтому с повышенным вниманием отслеживалась та часть выступлений С.Абэ в ходе турне по стране и в конгрессе США, в которой затрагивалась “историческая” тема. Смысл этих выступлений сводился к отрицанию обвинений в “ревизионистском” подходе к “заявлению Т.Мураямы”.

Однако ещё в период своего первого премьерства (2006-2007 гг.) С.Абэ давал определённые поводы для подобных обвинений. Не отрицая самого факта  негативных последствий японской оккупации территорий ряда азиатских стран, он говорил главным образом о “бездоказательном преувеличении” тяжести этих последствий.

Уже тогда подобный “исторический ревизионизм” С.Абэ вызывал негативную реакцию не только в Китае и Южной Корее, но и в США. Вашингтон стремится, во-первых, избежать “излишней” напряжённости в отношениях с Китаем и, во-вторых, реализовать давний проект по формированию тройственного военно-политического союза с участием Токио и Сеула.

За неделю до визита в США С.Абэ встретился в Джакарте с председателем КНР Си Цзиньпином на полях саммита стран Азии и Африки, посвящённого 60-летнему юбилею знаменитой Бандунгской конференции. В ходе встречи китайский лидер в очередной раз подтвердил первоочередную значимость для Китая проблемы оценки нынешней Японией своей недавней истории.

С начала текущего года японский премьер стал говорить о том, что он является сторонником “заявления Т.Мураямы”, но не намерен воспроизводить его формулу “дословно”. Позицию С.Абэ в данном вопросе китайские эксперты связывают с американским давлением. По их мнению, оставаясь “в душе” приверженцем полного отказа от этого заявления, публично С.Абэ вынужден действовать, сообразуясь с обстоятельствами внутреннего и внешнего плана.

Фактор давления проявился накануне и в ходе визита С.Абэ в США. В частности, за три дня до его начала 25 членов нижней палаты конгресса от обеих партий обратились к С.Абэ с призывом “формально подтвердить” оба ключевых положения “заявления Т.Мураямы”. Накануне переговоров лидеров обеих стран критика позиции С.Абэ в вопросе недавней истории появилась в статьях всех ведущих изданий США.

Выступая в Конгрессе, С.Абэ выразил своё согласие с позицией “прежних премьер-министров” в данном вопросе, но лишь частично воспроизвёл само “заявление Мураямы”. Остаётся неясным, в какой степени Китай и Южная Корея удовлетворятся предложенной С.Абэ формулой оценки недавней истории Японии. В безымянной публикации китайского государственного агентства Синьхуа от 30 апреля выражается скептическое отношение к выступлению С.Абэ по данному вопросу.

Необходимо отметить заинтересованность самой Японии в размораживании политических отношений с КНР как необходимого условия дальнейшего развития экономических связей с одним из главных партнёров в сфере экономики. В условиях продолжающейся экономической стагнации это может приобрести особую значимость для Японии.

Поэтому представляется примечательным заявление второго лица японского правительства Таро Ассо (занимавшего пост премьер-министра в период 2008-2009 гг.) о возможности вступления Японии в патронируемый Китаем Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ).

Этот вопрос обсуждался в ходе переговоров С.Абэ с Б.Обамой. Однако их итоги нашли лишь косвенное отражение в “Совместном видении” в виде тезиса о необходимости “транспарентности регулирующих правил” в различных аспектах экономического развития в регионе. Сомнения в наличии подобной “транспарентности” находятся в основе американской публичной риторики против АБИИ.

Столь же косвенным образом в документе затрагивается тема военно-политической активизация КНР в субрегионах Северо-Восточной и Юго-Восточной Азии. Свои претензии к Китаю по этому поводу стороны выразили в виде уже традиционной фразы о необходимости обеспечения “свободы судоходства и полётов” самолётов в воздушном пространстве в этих субрегионах.

Важное значение для Японии имеет подтвержденная “Совместным видением” поддержка США её стремления занять место постоянного члена в Совете безопасности ООН, вопрос о реформировании которого, скорее всего, станет предметом обсуждения на предстоящей осенью 2015 г. юбилейной сессии Генеральной Ассамблеи ООН.

Тема России и украинского кризиса в “Совместным видении” не упоминается. Тем не менее на пресс конференции по случаю подписания этого документа Б.Обама указал, что “противодействие российской агрессии на Украине” носит “совместный” американо-японский характер.

Представляется, однако, примечательным, что в публичных выступлениях С.Абэ тема украинского кризиса прямо вообще не упоминалась, что является лишь одним из свидетельств процесса становления Японии в качестве самостоятельного политического игрока мирового уровня, интересы которого не всегда и не полностью совпадают с интересами ключевого союзника.