3 июня исполняется 95 лет со дня установления дипломатических отношений между Россией и Турцией. Эта дата – хороший повод оценить достигнутые успехи и обратить внимание на некоторые негативные тенденции в двустороннем взаимодействии.

Последние 15 лет можно без преувеличения назвать настоящим прорывом в отношениях между двумя странами. За эти годы Россия и Турция вышли на уровень многопланового стратегического партнерства, результатом чего стало создание в 2010 г. Совета сотрудничества высшего уровня. Объем двусторонней торговли в 2014 г составил более 30 млрд дол, увеличившись за последние 10 лет почти в 3 раза. И хотя темпы его роста в последние годы существенно снизились и стороны вряд ли смогут реализовать поставленную задачу довести его до 100 млрд дол к 2020 г., Россия продолжает оставаться вторым по величине торговым партнером Турции и основным поставщиком газа на турецкий рынок, а Турция входит в десятку ведущих внешнеторговых партнеров РФ.

Сотрудничество в сфере энергетики, безусловно, является основой наших экономических связей. Состоявшийся в декабре 2014 г., то есть в  разгар кризиса отношений между Россией и Западом, визит президента России В. Путина в Турцию можно считать знаковым событием для обеих стран. Его итогом стали новые договоренности о сотрудничестве в экономической и энергетической сферах. Именно тогда президент Путин объявил об отказе от строительства газопровода «Южный поток» и начале реализации проекта, получившего в дальнейшем название «Турецкий поток». Благодаря этому трубопроводу Турция может стать крупнейшим газовым узлом, через который будут осуществляться поставки «голубого топлива» в Европу.

Достигнутый уровень экономических связей является тем фундаментом, на котором строится политическое сотрудничество между странами. Несмотря на наличие целого ряда политических противоречий на ближневосточном направлении, связанных с различиями в подходах к происходящим политическим потрясениям  в этом регионе, стороны всегда старались воздерживаться от критики друг друга, решая возникающие проблемы дипломатическим путем. Однако в последние несколько месяцев разногласия между нашими  странами, которые турецкие эксперты осторожно называют «трещиной в российско-турецких отношениях»,  все больше усугубляются, что может иметь негативные последствия для обеих сторон.

Сразу после визита президента России В. Путина в Ереван на мероприятия, посвященные 100-летней годовщине геноцида армян, официальная Анкара выступила с целым рядом антироссийских заявлений. Президент Турции Р. Эрдоган заявил, что прежде чем называть массовые убийства армян в 1915 году геноцидом, Москва должна изучить собственную историю и ответить за свое прошлое и за действия на Украине и в Крыму. Вслед за ним премьер-министр А. Давутоглу, выступая 13 мая с приветственной речью на открытии саммита глав МИД НАТО в Анталии, назвал вхождение Крыма в состав России «незаконным и абсолютно неприемлемым» и заявил о тяжелом положении крымско-татарского народа.

Кроме того, официальная Анкара отменила запланированное на середину мая заседание Совета сотрудничества высшего уровня, на котором российскую сторону должен был представлять министр иностранных дел С. Лавров, выдвинув в качестве официального объяснения необходимость подготовки к парламентским выборам, которые состоятся 7 июня с.г.  Эксперты обеих стран не сомневаются, что реальной причиной отмены этого мероприятия стал визит российского президента в Ереван.

Подобная реакция Турции представляется довольно странной, особенно если принимать во внимание тот факт, что Россия на законодательном уровне признала геноцид армян еще в 1995 г., что не мешало странам активно развивать отношения все эти годы. Российские политики и эксперты никогда не избегали употребления слова «геноцид» применительно к этим событиям и не занимались, подобно президенту США Б. Обаме, словесной эквилибристикой. Учитывая давние дружеские связи между Россией и Арменией, являющейся членом Евразийского экономического союза, было очевидно, что российское руководство будет присутствовать на траурных мероприятиях в Ереване, посвященных этой дате, также как это сделали представители еще нескольких десятков стран и международных организаций.

Еще более странными выглядят попытки турецких лидеров увязать геноцид армян с присоединением Крыма и политикой России в отношении Украины. Если и проводить параллели между этими событиями, то только в контексте того, что благодаря признанию Крыма частью России граждане этого полуострова были спасены от геноцида со стороны украинских властей, что стало совершенно очевидным после трагических событий в Одессе и войны, развязанной Киевом против собственного народа в Донбассе.

Не меньшее удивление вызывают и высказывания Давутоглу о положении крымских татар. Хорошо известно, что именно Россия после присоединения Крыма инициировала принятие целого ряда законодательных актов, гарантирующих политические, социальные и культурные права этого народа, которые долгие годы игнорировались украинскими властями.

Конечно, следует понимать, что заявления турецких лидеров во многих отношениях носят популистский характер. С одной стороны, в преддверии парламентских выборов правящая партия пытается получить дополнительное количество голосов избирателей, являющихся   сторонниками «твердой линии» Турции на международной арене. С другой стороны, антироссийские заявления  Давутоглу перед представителями стран-членов НАТО выглядят как попытка улучшить испортившиеся отношения с Западом, давно критикующим турецкое руководство за отход от демократических принципов, авторитаризм, а в  последнее время – и за поддержку радикального исламизма и терроризма.

Однако выпады против России вряд ли помогут турецким лидерам достичь поставленных целей. Согласно социологическим опросам, на предстоящих парламентских выборах правящая Партия справедливости и развития вряд ли сумеет получить нужное количество голосов, для того чтобы реализовать мечту Эрдогана и провести через парламент поправки в Конституцию о введении президентской формы правления.

Западные страны также не намерены снижать градус критики в отношении Турции. Так, за две недели до парламентских выборов в газете «The New York Times»  была опубликована редакционная статья «Темные тучи над Турцией», в которой Эрдоган был обвинен в преследовании политических оппонентов и журналистов, «политических репрессиях» и создании «атмосферы мрака» в стране. В конце статьи редакция открыто призвала США и страны НАТО «способствовать тому, чтобы Эрдоган свернул с этого деструктивного пути».

Нынешнее турецкое руководство испытывает проблемы не только на западном направлении. Результатом провальной политики на Ближнем Востоке стало ухудшение отношений официальной Анкары со многими странами – региональными лидерами, разрыв дипломатических отношений с Израилем, Сирией и Египтом. В итоге Турция, по выражению одного из турецких экспертов, превратилась в  «третьесортный тыльный отряд Саудовской Аравии».

Возникшие противоречия между Россией и Турцией закономерно приводят к вопросу о том, смогут ли они в дальнейшем повлиять на экономические отношения между странами, в том числе на перспективы реализации крупных энергетических проектов, таких как газопровод «Турецкий поток»? С одной стороны, Турция всегда отделяла политику от бизнеса. В то же время следует признать, что «Турецкий поток» во многих отношениях является не чисто экономическим, а политическим проектом. В этом контексте уже возникшие разногласия по его строительству, которые пока находятся в экономической сфере и в основном связаны с желанием Турции получить максимальные дивиденды его  реализации, в будущем могут перейти в политическую плоскость.

Поэтому «Газпрому», уже объявившему о начале его строительства без подписания необходимых юридических документов с турецкой стороной, следует учитывать, что в условиях давления со стороны Запада Турция может и дальше затягивать с разрешением на его строительство, взяв паузу в ожидании более выгодных предложений со стороны своих евроатлантических партнеров.

В любом случае, нужно понимать, что российско-турецкое сотрудничество носит многоплановый характер как в области экономики и  политики, так и в сфере международной безопасности. Интересы наших стран тесно переплетены во многих регионах Евразии – на Ближнем Востоке, в Центральной Азии и на Южном Кавказе. Взаимодействие России и Турции  в совокупности с развитием политических и экономических связей с другими крупными региональными державами и участием в международных интеграционных проектах могло бы полностью изменить геополитический баланс сил на евразийском пространстве в соответствии с интересами всех региональных стран. И сейчас во многом именно от турецкого руководства зависит, насколько эффективно наши страны смогут реализовать имеющийся у них потенциал.