Греческий долговой кризис не сходит с газетных полос, обозреватели очень широко освещают это событие и комментируют его. Из этого кризиса, хотя и далекого от завершения, уже сейчас следует извлечь уроки, которые весьма применимы для стран, желающих более тесных отношений с Европейским Союзом (ЕС) в рамках политики восточного соседства, а также в реализации Евразийского союза.

Факты о кризисе

В 2008–2009 годах в связи с финансовым кризисом вырос государственный долг Греции. В 2010 году Греция вынуждена была обратиться в ЕС и Международный валютный фонд (МВФ) за финансовой помощью. В том же году ЕС утвердил пакет финансовой помощи Греции в размере 110 млрд евро. ЕС выплачивал 80 млрд, из них 22 млрд – Германия и МВФ – 30 млрд. В обмен Греция обязалась проводить политику жесткой экономии. В итоге, государственный долг превышает 324 млрд евро и составляет почти 180% валового национального продукта. Политика жесткой экономии, сокращения расходов и приватизации государственных предприятий, приведшая к падению валового национального продукта на 25% и резкому снижению уровня жизни, вызвала волну общенациональных забастовок. В январе 2015 года в Греции состоялись внеочередные парламентские выборы, на которых одержала победу Коалиция радикальных левых (СИРИЗА). Новое правительство, возглавляемое премьер-министром Алексисом Ципрасом, заявило, что Греция рассчитывает на списание и реструктуризацию части долга. Переговоры, которые велись 5 месяцев между Грецией, с одной стороны, и МВФ, Европейской комиссией (ЕК) и Европейским центральным банком (ЕЦБ), с другой, не увенчались успехом. Правительство Греции обвиняет политику жесткой экономии, навязанной кредиторами. Кредиторы же утверждают, что Греция не проводит требуемые реформы, не собирает налоги, живет за пределами своих возможностей и тратит много. Но в реальности, по процентам расходов применительно ко всей экономике правительство Греции занимает серединную позицию по сравнению в другими странами. Греция 30 июня 2015 года должна была выплатить 1,6 млрд евро за кредит МВФ, но не может платить. Греции грозит дефолт или невыполнение обязательств, и возможный выход из евро зоны. Греция объявила, что переносит решение вопроса на всенародный референдум, который и состоялся 5 июля.

Корни кризиса

Корни греческого кризиса тесно связаны с введением евро как общей валюты для 19 членов ЕС. Однако, введение единой валюты всегда было больше политической программой, направленной на поддержку объединения Европы, нежели тщательно продуманным экономическим проектом. В 1997 года в период подготовки введения единой валюты был принят Пакт о стабильности и развитии, в котором было обусловлено, что каждой стране следует удерживать годовой дефицит бюджета ниже 3%, а государственный долг ниже 60% от валового национального продукта. Цель заключалась в том, чтобы ни одна страна не могла подорвать общую валюту посредством бесконтрольных расходов. При этом понимании евро было введено в два этапа в 1999 и 2002 годах.

Но требования пакта особо не выполнялись. Италия и Бельгия, хотя и не соответствовали требованиям пакта, тем не менее были приняты в евро зону под обещания исправить положение. К 2003 году Германия и Франция превысили ограничения на дефицит бюджета. Но они применили положение об особых обстоятельствах, чтобы избежать предполагаемые финансовые штрафы. Главная проблема евро зоны заключается в том, что уровень экономики стран ее участников очень различна. Это означает, что ЕЦБ практически невозможно вводить единую межгосударственную финансовую политику, которая отвечала бы интересам всех. В дополнение, различия в языке, гражданстве, традициях и т.д. ограничивают передвижение рабочей силы между разными странами в рамках евро зоны. Когда каждая страна имела свою валюту, она всегда могла восстановить и развивать свою экономику, в случае необходимости, посредством девальвации свой валюты. Но в рамках единой валютной системы отстающие страны могут делать это только путем сокращения заработной платы и своих расходов. Это как раз та дилемма, с которой сталкиваются Греция, Испания и Португалия. Усугубляющей проблему является тот факт, что рамках евро зоны отсутствует положение о том, чтобы развитые страны перераспределяли деньги в пользу бедным странам.

Суть кризиса

Некоторые североамериканские аналитики представляют долговой кризис Греции как чисто экономическую и финансовую проблему. Греция взяла кредит и должна вовремя платить по процентам и проводить экономическую и финансовую политику, под которую были выданы эти кредиты. Но по мнению Джозефа Стиглица, лауреата Нобелевской премии по экономике, вопрос не в деньгах и экономике, а во власти и принуждении Греции принять неприемлемое – не только строгий режим экономии, но и другие репрессивные и штрафные меры.

Дж. Стиглиц и ряд других экономистов считают требования тройки по строгому режиму экономии карательным, поскольку достижение этой цели приведет к более глубокому падению экономики. Даже если греческий долг будет реструктурирован и греки проголосуют за требования тройки, страна будет продолжать находится в депрессии. В превращении бюджетного дефицита в излишек очень мало стран достигли того, чего добились греки за последние 5 лет. Но человеческая цена этого оказалась огромной.

Кредиты, выданные Греции, в реальности не достигали адресата, точнее очень малая доля оставалась у Греции. Они сразу же шли частным кредиторам, включая банкам Германии и Франции, на выплату процентов. Греки платили очень высокую цену за сохранение банковской системы этих стран. Что же касается МВФ, то он на самом деле не нуждается в деньгах, выплату которых требует. Подлежащие выплате деньги будут тут же возвращены Греции в качестве очередного кредита.

Считается, что Германия во главе с Ангелой Меркель является ответственным за стратегию, которая привела к нынешнему кризису. Под угрозой находится не только будущее Греции в евро зоне, но и последствия такого выхода для всей Европы и ее многолетним усилиям по дальнейшему сближению европейских стран. «Если провалится евро, провалится Европа», заявила она 29 июня 2015 года. Но в то же время она дала ясно понять, что есть лимиты. Немецкие избиратели не желают более выручать греков. Испания и Ирландия, которые приняли жесткие условия в обмен на кредиты, отвергают любой вид особого отношения к Греции.

Греческий кризис происходит в решающий момент и сложное время для Европы. Отъезд граждан европейских стран в территории под контролем Исламского халифата, угроза терактов в Европе, наплыв беженцев из Северной Африки, кризис на Украине – вот перечень проблем, с которыми сталкивается Европа.

Британия будет проводить референдум относительно своего пребывания в ЕС. Выход Греции усилит центробежные силы в Европе. Если Греция выйдет из евро зоны, а Британия покинет ЕС, тогда «само существования ЕС будет под вопросом, поскольку остальные члены рассмотрят и начнут планировать свое будущее вне ЕС», написал в мае Йошка Фишер, бывший министр иностранных дел Германии.

Есть еще другой аспект этой проблемы. Левые взгляды коалиции СИРИЗА, которая победила на выборах, обещав пересмотреть условия кредитования Греции, представляет собой полное противоречие с общей политикой, проводимой в евро зоне, в частности Германией. Большинство европейских политиков не обращались к своим избирателям относительно их согласия на передачу монетарного суверенитета ЕЦБ. Когда Швеция сделала это, шведы сказали «нет». Они понимали, что если передать монетарную политику европейскому банку, то безработица вырастет. Экономика пострадает, поскольку экономическая модель, лежащая в основе евро зоны, благоприятствовала сильным и развитым странам, и крупным и богатым корпорациям, но не слабым и отстающим странам, и бедным работникам.

Меркель хочет удержать Грецию в евро зоне, но не за счет потакания требованиям левого правительства. Опрос, проведенный в начале июня в Германии, показал, что 51% немцев предпочитают выход Греции из евро зоны, а 70% выступают против дальнейших уступок грекам.  Многие европейские лидеры хотят ухода правительства Ципраса, придерживающегося левых взглядов. Очень неудобно иметь правительство, противостоящее политике, благодаря которой усилилось неравенство во многих развитых странах, и приверженное ограничить необузданную власть богатства. Если кредиторы уступят Греции, то усилятся позиции других подобных партий в Европе. Испания, например, проводит выборы осенью. Ожидается, что Подемос, новая левацкая партия наберет значительное количество голосов.

Выводы

Таким образом, суть долгового кризиса на примере Греции – кто будет платить за долги, Греция или Германия, слабая экономика или развитая экономика, население или корпорации. Возможные последствия кризиса – развал евро зоны и дезинтеграция ЕС, а также усиление партий, придерживающихся левых взглядов. Собственно, нахождение у власти левых или правых партий и будет решать кому платить и какую политику проводить. Если посмотреть на проблему еще шире, то увидим, что кризис имеет экономический (противостояние рыночной и регулируемой экономики), социальный (противостояние труда и капитала) и международный (противостояние развитых, и слабо развитых стран) аспекты.

В рамках ЕС мы видим дифференциацию на старых (Европа) и новых (Восточная Европа) членов. Старые члены ЕС, в свою очередь, делятся на богатый Север и бедный Юг. От санкций России на сельскохозяйственные продукты в ответ на западные санкции пострадали в основном южные и восточно-европейские страны, которые в отличие от Севера являются в основном сельскохозяйственными. А восточно-европейцы к тому же, похоже, лишены полного доступа на остальной рынок ЕС. Но есть еще и монетарная дифференциация. Из 28 членов ЕС, только 19 находятся в евро зоне. Что важно учитывать, так это то, что в ЕС применяют единые стандарты, требования и подходы ко всем странам, невзирая на различия в их экономическом, финансовом и географическом положении. При таком подходе выигрывают развитые страны и корпорации, усиливается международное и социальное неравенство. Долговой кризис Греции довольно открыто показывает это.

Данный опыт очень полезен при рассмотрении программы восточного соседства ЕС. Показателен в этом отношении кризис на Украине, начавшийся как раз из-за разного отношения ее политических элит и населения к этой программе. Договор об ассоциации и свободной торговле не предполагает членство в ЕС, следовательно, участие в процессе принятия решений, но предписывает полную политическую поддержку ЕС, а также открытие своего рынка и ресурсов. Практически это новый вид колониализма, служащий интересам ЕС. А в рамках ЕС, если осмотреть на это в международном или межгосударственном аспекте эта политика выгодна развитым странам, главным образом Германии. В социальном же срезе это выгодно крупному капиталу или корпорациям. Не случайно, поэтому на Украине у власти фактически находятся олигархи, попирающие национальные интересы.                  

Эти уроки были бы очень полезны и в развитии Евразийского сообщества. С учетом разных уровней экономик, финансовых возможностей, географии и т.д. можно было бы применить различные принципы. Например, принцип дифференциации предполагал бы специфический, особый подход к каждому кандидату и члену. Принцип разно-скоростного членства означал бы постепенное участие и членство в работе организации. Принцип охвата предложил бы стране выбирать те сферы сотрудничества, в которых она больше всего заинтересована на данный момент. Эти принципы могли бы применяться в отдельности или в комбинации друг с другом. Применение этих принципов сняли бы возможные озабоченности и учли бы особенности каждой страны.

Ильгар Мамедов,
кандидат исторических наук, политолог (Канада)