С января 2015 г. – времени прихода к власти в Греции левого правительства во главе с лидером СИРИЗА Алексисом Ципрасом – Афины и Брюссель ведут перманентную позиционную борьбу, окрещенную журналистами «войной нервов». Противоборствующие стороны используют все виды оружия, находящиеся в их арсенале: финансовые, морально-психологические,  внешнеполитические – для отстаивания своей позиции.

Основным оружием Евросоюза против Афин является финансовая несамостоятельность Греции. В настоящий момент её государственный долг составляет порядка 312 млрд. евро или около 176% ВВП. Страна не имеет выхода на международный рынок заимствований и вынуждена существовать за счет пакетов кредитной помощи по линии МВФ, ЕЦБ и ЕС в обмен на реализацию программы строгой бюджетной экономии. Невыполнение долговых обязательств, как и требований со стороны кредиторов, влечет за собой суровое наказание – выход страны из зоны евро.

В течение последних пяти лет инсинуации по поводу grexit – выхода Греции из евро – стали наиболее эффективным методом запугивания и усмирения непокорного греческого государства. В каждом случае несогласия греческого правительства с требованиями международной кредитной «тройки» на горизонте Афин сразу же появлялся план Б – подготовка ЕС к выходу Греции из еврозоны. Об этом писали газеты, выступали с заявлениями высшие руководители Евросоюза. Одновременно в сообщениях европейских СМИ, публикациях экспертного сообщества рисовались поистине апокалипсические сценарии дальнейшей жизни Греции в условиях перехода на национальную валюту – драхму.

На заключительном этапе переговоров между Афинами и Брюсселем в июне-июле 2015 гг. данное средство устрашения было использовано Евросоюзом вновь и в особо агрессивной форме. Давление на правительство Ципраса было оказано как средствами массовой информации – международными и греческими, так и руководителями стран Евросоюза, лидерами греческих партий. Наравне с психологическим нажимом, отказом Брюсселя от дальнейшей финансовой помощи, нарастающая истерия и ожесточение  политических и экономических кругов ЕС являлись своего рода оружием против «строптивого» правительства Ципраса.

В нарастающей борьбе особые методы сопротивления были опробованы и молодым греческим руководством. Их результативности во многом способствовало несколько факторов:  во-первых, смелость и решимость представителей СИРИЗА, их готовность идти на риск. Во-вторых, поддержка правительства Ципраса населением Греции, уставшим от бюджетной экономии, отсутствия какой-либо перспективы на благополучное разрешение экономико-социального кризиса в стране. В-третьих, сложность современной международной ситуации, очередное разделение мира на несколько блоков.

Первым шагом на пути косвенного противоборства греческого правительства Евросоюзу стал резкий разворот Греции в сторону Москвы в условиях  ухудшающихся отношений ЕС и России в связи с украинским вопросом. Весьма многозначительными явились заявления правительства Ципраса в январе-феврале 2015 г. о несогласии с политикой европейских санкций против РФ и возможностью греческого вето при голосовании по данному вопросу.

Дальнейшее сближение с Москвой выразилось в целой череде официальных визитов греческих министров в Москву, а также личной встрече премьер-министра Ципраса с российским президентом. Кроме того Греция, игнорируя активное недовольство европейской и американской сторон, активно поддержала проект «Турецкого потока».

В СМИ все чаще замелькали статьи об усилении пророссийского вектора в греческой политике. Были рассмотрены экстраординарные сценарии присоединения Греции к евразийским интеграционным структурам в случае выхода из еврозоны. Такие гипотетические риски сыграли не последнюю роль в борьбе Ципраса с Брюсселем. Несмотря на последующие опровержения экспертов, доказывающих нереалистичность этих сценариев, данные предположения были настороженно восприняты Евросоюзом.

Другим способом сопротивления политике «тройки» стало привлечение партией СИРИЗА «гласа народа».

27 июня 2015 г. в разгар переговоров Греции и «тройки», в преддверии технического дефолта в связи с неспособностью страны выплатить долг МВФ в размере 1,6 млрд. евро, премьер-министр Греции объявил референдум по новым предложениям кредиторов. Подобный сценарий уже реализовывался в Греции четыре года назад правительством социалистов.  Однако в то время условия для референдума еще не были созданы:  правительственный кабинет Г.Папандреу, спасовав перед внутрипартийной оппозицией и давлением со стороны Евросоюза, вынужден был уйти в отставку. За прошедшие четыре года жизнь в стране радикально изменилась: политика бюджетной экономии слишком болезненно ударила по бедным слоям населения, а также по среднему классу. Именно поэтому нагнетание паники и страха со стороны европейских СМИ по поводу катастрофы, в которой окажется страна в случае grexit, не смогли принести необходимых плодов. Несмотря на значительный психологический нажим, осуществленный прессой, а также лидерами стран ЕС, референдум состоялся, а его результаты были использованы Афинами для отстаивания интересов страны.

Итоги референдума позволили коалиционному правительству подтвердить собственный мандат на проведение жестких переговоров с кредиторами с целью выторговать более щадящие условия для погашения долга и санации греческой экономики. В масштабе же всей Европы громкое «НЕТ» греков (более 60%) прозвучало как триумф народной воли, не принимающей диктат Брюсселя.

В разыгрывающемся противостоянии Брюсселя и Афин моральный перевес оказался на стороне левого правительства греков. Это признали не только политики, но и СМИ. Начиная с 6 июля, в прессе все чаще стали появляться статьи, осуждающие диктаторский способ навязывания мер бюджетной экономии слабым странам юга ЕС, прежде всего Греции, а также критикующие кулуарный характер принятия решений. Канцлера Германии Ангелу Меркель обвиняли в жестком и одностороннем подходе к решению греческой проблемы.  Неуступчивость немецкой стороны трактовалась как внешнеполитическая ошибка, способная разрушить геополитическую, политико-экономическую и культурную целостность ЕС.

В поддержку Греции прозвучали голоса лидеров европейских государств, прежде всего южного фланга Евросоюза. За реализацию соглашения с Грецией выступил премьер-министр Италии Маттео Ренци, а также французский президент Франсуа Олланд. Последнего французская пресса призывала к более активному отстаиванию греческих интересов, что, по мнению журналистов, могло усилить международную роль Франции, ее позиции в Европейском союзе.

10 июля 2015 г. было достигнуто компромиссное решение по Греции. В соответствии с ним Афины могут рассчитывать на новый пакет финансовой помощи в размере более 86 млрд. евро в обмен на программу дальнейших реформ, прежде всего в налоговой сфере. Предполагается запуск активного приватизационного процесса. Кроме того, предусматривается создание специального фонда по приватизируемой собственности, в который будут переданы госактивы на 50 млрд.евро в качестве залога перед кредиторами.

По мнению большинства специалистов, новая программа выглядит как дополнительное ярмо на экономику Греции. Греческие долги остаются в неприкосновенности, зато возрастает контроль международных институтов над государственной собственностью.

С экономической точки зрения, принятая программа, действительно, является проигрышем Ципраса, свидетельством неспособности левого правительства выполнить взятые на себя обязательства, предусматривающие полную приостановку политики жесткой бюджетной экономии для беднеющей Греции. Неудивителен и протест большинства представителей СИРИЗЫ в отношении нового «меморандума», а также жесткая реакция со стороны профсоюзов и общественных организаций (15 июля в стране были объявлены забастовки крупнейшего профсоюза госслужащих Греции ADEDY, Всегреческой федерации работников местного самоуправления, а также работников больниц и транспорта).

И все же компромисс, достигнутый Афинами после ожесточенной морально-психологической позиционной борьбы с Брюсселем, играет на руку Греции и другим проблемным государствам. За небольшой промежуток времени Греция доказала, что и небольшие страны могут проводить политику в соответствии с собственными интересами и отстаивать свои права перед лицом крупных международных игроков.