Интервью с директором Института истории и государственного управления Приднестровского государственного университета им.Т.Г. Шевченко проф. И.Н.Галинским 24 июля 2015 г.

Илья Николаевич Галинский – приднестровский политолог, хорошо известный в академических и экспертных кругах Российской Федерации. Один из основателей современного Приднестровского государственного университета – ведущего центра образования и науки республики, руководитель Центра социальных и политических исследований «Перспектива». В канун 25-летия образования Приднестровской Молдавской Республики и 85-летия открытия в Тирасполе первого высшего учебного заведения Молдавии ДПЦ РИСИ обратился к Илье Николаевичу с просьбой ответить на ряд актуальных вопросов.

Илья Николаевич, Вы стояли у истоков создания Приднестровского университета. Как это было? Каковы были первые годы функционирования университета?

В 19881990 гг. я работал над докторской диссертацией, находясь на должности старшего научного сотрудника Кишиневского политехнического института. В этот период в Молдавии происходили бурные политические процессы, наблюдалось жесткое противостояние Народного Фронта и Интердвижения. Я возглавлял отделение Интердвижения в институте и был членом президиума республиканского Интердвижения. Как-то осенью 1990 г.  председатель Интердвижения А.М. Лисецкий завел разговор о том, что у руководства Интердвижения есть идея организовать в Тирасполе русскоязычный университет в связи с тем, что в Кишиневе повсеместно увольняют русскоязычных преподавателей и сокращается набор студентов в русские группы. Мне было предложено возглавить историко-юридический факультет, в октябре 1990 г. я впервые приехал в Тирасполь. Учредителями Тираспольского государственно-корпоративного университета стали приднестровское государство и Ассоциация промышленных предприятий Тираспольского региона. Принято было решение, что занятия в университете на четырех факультетах (историко-юридическом, экономическом, инженерно-техническом, аграрно-экологическом) будут проходить в здании бывшего горкома партии, где было выделено несколько аудиторий и два помещения для руководства университета.

В связи с тем, что в Тирасполе ранее не готовились кадры юридического и исторического профиля, главной проблемой, с которой столкнулся факультет, стало отсутствие квалифицированных преподавателей, особенно юристов. Это заставило руководство университета и факультета пойти на беспрецедентные меры. Была достигнута договоренность с руководством Одесского государственного университета и юридического факультета о том, что две группы студентов-юристов будут весь весенний семестр обучаться на базе юридического факультета ОГУ и проживать в общежитии Одесского политехнического института. Руководство факультета дважды в месяц выезжало в Одессу и проверяло,  как осуществляется учебный процесс и как посещают занятия наши студенты.

Поэтому можно сказать, что  первые годы функционирования университета и института были непростыми, приходилось решать многие не типичные  проблемы, не хватало аудиторий, оборудования. Учебному процессу также  мешали начавшиеся  вооруженные действия между Молдовой и Приднестровьем, многие студенты ушли с оружием в руках защищать республику. Однако главное было то, что как преподаватели, так и студенты были энтузиастами и патриотами своей республики, они с полной отдачей и ответственностью относились к своим обязанностям.

– События, о которых Вы говорите, связаны с последствиями разрушения единого советского государства? Как Вы оцениваете распад Советского Союза?

Распад Советского Союза  был воспринят мною как цивилизационная катастрофа, как обрушение «здания», в котором проживал я и моя семья. Для того, чтобы этот катаклизм стал реальностью, требовалось какое-то дьявольское стечение обстоятельств. Этими дьяволами, на мой взгляд, стали М.С.Горбачев и Б.Н.Ельцин «в соавторстве» с американскими спецслужбами. Развивающийся с конца 1980-х годов развал Советского Союза вынудил меня покинуть правобережную Молдавию, в которой я родился и где у меня оставалось много друзей. Вслед за мной в эмиграцию, в основном в Россию,  потянулись большинство моих товарищей и сослуживцев. Сегодня они работают в Орле, Калининграде, Владивостоке, Сочи, Липецке и других городах. Фактически, мне пришлось начинать свою жизнь во многом заново.

– Какой, на Ваш взгляд, был самый сложный период в истории развития Приднестровского университета?

Окидывая взором 25-летний отрезок жизненного пути, со времени образования ПГУ (ТГКУ), приходится признать, что таких периодов в истории ПГУ было два. Конечно же, наиболее сложный период – это время его организации и легитимации, когда требовались политическая воля, организационный талант, насыщение университета научными, преподавательскими кадрами. И надо сказать, что первый ректор ПГУ В.Н.Яковлев с этой задачей, при безоговорочной поддержке руководства республики,  успешно справился.

Новый сложный период в развитии ПГУ начался с объединением в 1992 году ТГКУ и Тираспольского пединститута в один вуз – Приднестровский государственный университет. Очень серьезно встал вопрос о совместимости преподавательского и студенческого коллективов двух вузов, об идеологии совместной работы, об отношении к ПМР и Республике Молдова. Около 80% преподавателей и более 50% молдавоязычных студентов пединститута, в силу своих политических предпочтений, демонстративно уехали в Молдову. Опять, во весь рост, встала проблема нехватки профессорско-преподавательского состава на факультетах бывшего пединститута. Однако, и в этом случае руководство университета, правильно расставив приоритеты и усилия, смогло обеспечить жизнеспособность и успешное развитие нового научно-образовательного учреждения.

В последние  несколько лет университет, как мне видится, подошел к некоему рубежу, который можно охарактеризовать как этап существенного ослабления его материально-технической базы и  научной составляющей, сокращения его притягательности в глазах абитуриентов и их родителей, что во многом связано с тяжелым блокадным существованием республики, ее экономическими проблемами. Преодоление этих трудностей, аттестация ПГУ силами компетентных органов РФ – главная задача, которая стоит ныне перед руководством университета.

Как развивался исторический факультет, какие новые специальности появились? Что можно сейчас сказать об историческом образовании Приднестровья, о приднестровской исторической научной школе?

Институт истории и государственного управления исчисляет свою историю с 1990 года, с образования историко-юридического факультета. Просуществовав в данном качестве до 1992 года, факультет разделился на исторический и юридический. В 1993 году на историческом факультете открылась кафедра социологии и был осуществлен первый набор студентов-социологов. Понимая всю важность политической составляющей приднестровского общества и государства, политического обоснования законности и легитимности приднестровской государственности в 2004 году на факультете была открыта специальность «Политология», и факультет был преобразован в факультет истории, социологии и политологии. В 2005 году  на его базе был создан Институт истории, государства и права. Институт начал выпускать свой научный журнал – «Общественная мысль Приднестровья». В 2013 года открыто новое направление подготовки «Государственное и муниципальное управление», востребованное органами государственной власти.

За период функционирования факультета (и института) в нем сформировались и плодотворно работают четыре научные школы: «Археология Приднестровья», «История Приднестровья», «Приднестровская социология», «Приднестровская политология». Исследователи, работающие в рамках этих школ, внесли огромный вклад в обоснование и развитие знания об истории Приднестровья, сформулировали жизненную мотивацию и электоральные  предпочтения приднестровского социума, обосновали принципы легитимности государственной власти ПМР и право приднестровского народа на самоопределение и самостоятельный путь развития.

Ваша научная деятельность связана с Центром социальных и политических исследований «Перспектива», как Вы оцениваете результаты работы Центра?

Идея создания в рамках ПГУ научного подразделения, которое могло бы исследовать происходящие политические события, формулировать рекомендации органам государственной власти в области внешней и внутренней политики, прогнозировать развитие  социально-политической ситуации, анализировать молдо-приднестровский переговорный процесс вынашивалась довольно долго. Лишь в 2001 году в системе науки ПГУ появился Центр социальных и политических исследований «Перспектива».

За годы своей научной и политической деятельности Центр «Перспектива» блестяще реализовал задуманное: десятки проведенных международных и республиканских научных форумов по актуальным вопросам внутренней и внешней политики ПМР, серьезные научные разработки, посвященные праву приднестровского народа на самоопределение, легитимности Республики, её суверенитету, повышению позитивного имиджа Приднестровья за рубежом, многочисленные социологические исследования, которые позволяли судить о настроениях приднестровцев, ряд важных экспертных заключений и аналитических записок в адрес органов государственно власти, более двух десятков книг: монографий, сборников, посвященных политическим аспектам жизни республики. Можно с уверенностью сказать, что благодаря «Перспективе» многие  эксперты, ученые из разных стран мира знакомились с политическими условиями жизни Приднестровья, узнали аргументы и позиции приднестровских политиков, общественных деятелей и специалистов.

Считаете ли Вы, что Приднестровье – это Ваша судьба, изменилось ли Ваше отношение к «феномену» Приднестровья за последние годы?

А как еще это можно назвать, как не судьбой? Двадцать пять лет, отданных Приднестровской Молдавской Республике, причем, самых профессионально и творчески зрелых. Именно здесь, в Приднестровье, я сформировался окончательно как ученый, как специалист и гражданин. Становление республики происходило у меня на  глазах и с моим участием. Эти годы стали самыми насыщенными, творческими и продуктивными в моей жизни. Мы в университете фактически воспитывали и формировали будущую политическую элиту Приднестровья, готовили молодых людей к труду и защите Отечества, концептуально обосновывали право приднестровского народа на самоопределение и строительство независимого государства.

Пятнадцать лет назад ученые Приднестровского государственного университета издали монографию с громким заголовком «Феномен Приднестровья». В ней мы убедительно продемонстрировали, в чем состоит этот реальный феномен. И хотя долгие 25 лет ожидания международного признания, объявленных и необъявленных блокад, угроз, тягот и лишений несколько снизили «градус» безупречности феномена, безусловно, создание, становление, строительство и защита ПМР являются удивительным и наглядным примером самоотверженной борьбы народа за свою свободу и самоопределение. Феномен в том и заключается – что если народ скажет «да», то никакие силы в мире не способны его победить!

– Приднестровье сегодня оказалось в новой сложной ситуации, какое влияние на Ваш взгляд, могут оказать события украинского кризиса, преодолимо ли это влияние?

Агрессивная антироссийская политика руководства Украины во главе с президентом П.Порошенко привела к усилению блокадной политики в отношении Приднестровья на всех направлениях. От этого, конечно же, страдает население ПМР, в том числе и граждане Украины, здесь проживающие, численностью до 100 тысяч человек. Назначение губернатором Одесской области неуравновешенного и агрессивного М.Саакашвили, с его громкими воинствующими антиприднестровскими заявлениями и угрозами, действительно может привести к дестабилизации обстановки на украинско-приднестровской границе.

Все это кардинально изменило отношение приднестровцев к своему соседу – Украине. И если раньше Украина рассматривалась нами как дружеское государство, с которым можно укреплять связи в качестве альтернативы объединению с Молдовой, то сегодня подавляющее большинство населения Приднестровья, включая украинцев по национальности, со страхом смотрят в сторону Украины, ожидая от нее очередных провокаций и еще большей изоляции Приднестровья. Голос приднестровского народа, властей ПМР о миролюбии и желании поддерживать дружеские отношения с народом Украины в Киеве не слышат и не хотят слышать.

Фактически Приднестровье усилиями властей соседних государств загнано в политическое «прокрустово ложе» между Молдовой и Украиной. Видимо, реализуется план, согласно закулисной договоренности между властями Украины, Молдовы и Румынии, экономически задушить приднестровские предприятия и принудить Приднестровье к капитуляции.

Собственными силами «разрулить» данную ситуацию Приднестровью не под силу. Мы, по-прежнему, все надежды возлагаем на экономическую и политическую поддержку России, на эффективность российской миротворческой операции, на то, что Россия не даст нас уничтожить военными или экономическими средствами, защитит своих соотечественников и 200 тысяч российских граждан, здесь проживающих. Главное – чтобы мы все выстояли в нынешней беспрецедентной войне западного мира против России и Приднестровья! Выстояли и защитили свое право на мир, свой путь развития!

Я понимаю, что многие, ожидая 25 лет международного признания, хотя бы со стороны России, перестают верить в то, что Приднестровье когда-либо признают. Я понимаю, что у России свои политические и стратегические интересы, и она немного по-другому, чем Приднестровье, видит эту проблему. И, тем не менее, я по-прежнему верю в перспективу Приднестровья, в его встраивание в международное сообщество государств на равноправной основе.

Приднестровский государственный университет переживает сейчас не самый лучший период своей жизни: финансовые трудности, реальное снижение заработной платы, сокращения, реорганизации. Однако, я полагаю, что эти трудности  временные. Запас прочности у университета достаточно велик. Уверен, что большинство преподавателей и студентов с надеждой и верой ждут успешных результатов очередной аттестации ПГУ со стороны Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки РФ. И это – главное пожелание!