Несмотря на воскресный день, 19 июля Госдепартамент США направил текст соглашения по иранской ядерной программе на утверждение американского Конгресса. Тем самым был открыт очередной этап политической борьбы вокруг этой темы.

Президент Б.Обама явно избрал иранский вопрос в качестве того внешнеполитического направления, где он хотел бы оставить «след в истории». Именно поэтому он приложит все усилия, чтобы ввести в действие соглашение с Ираном, так как это стало для него предметом личного престижа.

Со своей стороны, конгрессмены республиканцы приложат максимум стараний, чтобы сорвать ратификацию соглашения, как раз для того, чтобы нанести удар по личному престижу Б.Обамы и по престижу демократической партии в целом. Очевидно, что развернувшаяся в США президентская избирательная кампания ещё больше обостряет это противостояние.

В начале 2015 года уже прошел первый раунд борьбы вокруг соглашения с Ираном, в ходе которого республиканцы запомнились тем, что прибегли к некоторым весьма необычным в политической практике мерам для подрыва позиций администрации Б.Обамы.

Первым таким шагом стало приглашение премьер-министра Израиля Б.Нетаньяху, известного резким неприятием самого факта переговоров между США и Ираном, а также своими напряжёнными отношениями с Б.Обамой, выступить в Конгрессе США. Это явилось демонстративным нарушением принятой внешнеполитической практики, согласно которой выступления иностранных лидеров перед законодателями происходят только с согласия и в координации с исполнительной властью.

Премьер-министр Израиля 3 марта 2015 года выступил-таки перед объединённым собранием верхней и нижней палат Конгресса США и подверг самой жёсткой критике политику нынешней американской администрации на иранском направлении. А уже через неделю республиканцы показали, что они способны на ещё более неординарные действия. Руководству Ирана было направлено коллективное письмо 47 республиканских сенаторов. В нём они заявили, что предполагаемая договорённость по ядерной программе, в случае её достижения, будет являться соглашением лишь с действующим президентом США, срок полномочий которого истекает в январе 2017 года.  Такую договорённость, по словам республиканцев, «будущий президент сможет отозвать росчерком пера, и Конгресс новых созывов может изменить условия этого соглашения в любой момент» после 2017 года. Письмо было составлено в откровенно пренебрежительном тоне по отношению к Ирану[i].

Подобное послание явилось беспрецедентным шагом в истории не только США, но и других стран. Столь откровенная попытка скомпрометировать международный престиж главы собственного государства равносильна подрыву авторитета всей страны, и за последние десятилетия среди развитых держав вряд ли встречалась. Это, как представляется, свидетельствует о том, что внутриполитическая борьба в США, которой и ранее была свойственна публичная агрессивность и нарочитая жесткость в отношении оппонентов, переходит рамки обычного и приобретает черты ожесточенности, подобной той, что возникает на войне.

Тот этап противостояния закончился принятием законодательного акта, который призван придать особый порядок ратификации в Конгрессе США соглашения с Ираном. Этот закон был принят в начале мая 2015 года, причем противники Б.Обамы подвергают сомнению соответствие закона американской конституции и утверждают, что он более выгоден президенту[ii], в то время как сторонники договоренности с Ираном наоборот заявляют, что Б.Обама подписал закон «неохотно»[iii]. Теперь, после того, как договоренность с Ираном всё-таки парафирована, вопреки ожиданиям многих, данный закон будет использован на практике.

Нужно отметить, что с юридической точки зрения специально разработанный порядок ратификации «сделки с Ираном» (как её называют в США) действительно даёт Б.Обаме шансы на то, чтобы ввести договор в действие вопреки оппозиции республиканского большинства в обеих палатах Конгресса (республиканцы имеют 54 сенатора из 100 в верхней палате и 247 из 435 – в нижней). Согласно закону конгрессмены должны до 17 сентября 2015 года принять общую резолюцию двух палат, выражающую согласие или несогласие с договоренностью по иранскому атому. Со своей стороны, президент Б.Обама будет иметь право наложить вето на эту резолюцию, что, разумеется, произойдет только в случае, если она будет отрицательной.

В связи с тем, что в августе Конгресс уходит на каникулы, основная борьба вокруг указанной резолюции развернётся, вероятнее всего, в сентябре. Однако уже сейчас можно уверенно предположить, что конгрессмены откажутся ратифицировать соглашение с Ираном. Поэтому речь идёт о том, удастся ли республиканцам в Конгрессе собрать две трети голосов, чтобы преодолеть президентское вето (для чего им придётся привлечь на свою сторону довольно большое количество демократов) или же нет.

Вероятнее всего, демократы смогут в достаточной степени сплотить свои ряды, чтобы не отдать республиканцам победу. В сложившейся ситуации ставкой является не только личный престиж Б.Обамы, пытающегося оправдать ту нобелевскую премию мира, которую ему выдали много лет назад авансом. На кону находится престиж и внутренняя сплоченность всей демократической партии в период избирательной кампании. Если республиканцам удастся сорвать соглашение с Ираном, они наверняка используют это в качестве своей «козырной карты» в ходе дальнейшей предвыборной борьбы.

Обеим партиям очень важна победа в этом раунде политического противостояния. С учетом того, какие беспрецедентные шаги предпринимались на предыдущих этапах борьбы, можно ожидать, что в августе – сентябре мы станем свидетелями яркого политического представления.


[i] Текст письма см.: URL: http://www.cotton.senate.gov/content/cotton-and-46-fellow-senators-send-open-letter-leaders-islamic-republic-iran

[ii] Christopher Hull. Nuke the Deal: The president ran a U.N. end-run around Congress, now the legislature must reassert itself. U.S. News & World Report, July 22, 2015. URL: http://www.usnews.com/opinion/blogs/world-report/2015/07/22/how-congress-can-still-kill-obamas-iran-nuclear-deal

[iii] Patricia Zengerle, Matt Spetalnick. Kerry: critics of Iran deal spinning ‘fantasy,’ urges approval. Reuters, July 23, 2015