Третьего августа нынешнего года Россия представила в Комиссию ООН по границам континентального шельфа «Частичное пересмотренное представление в отношении континентального шельфа в Северном Ледовитом океане»[1]. Этот шаг представляется крайне важным для обеспечения национальных интересов в Арктике и является завершением многолетних океанографических исследований, проведенных нашей страной. Их целью было научно подтвердить юрисдикцию России над ресурсами морского дна за пределами своей 200-мильной зоны на участке площадью 1,2 млн. кв. км. (см. рис.).

Рис. Заявляемая линия границы континентального шельфа России

Рис. Заявляемая линия границы континентального шельфа России

Напомним, что в 2001 году Россия стала первой страной, подавшей соответствующую заявку по определению границ континентального шельфа. В ней утверждалось, что хребты Ломоносова и Менделеева являются геологическим продолжением Сибирской континентальной платформы, в связи с чем участки в центральной части Северного Ледовитого океана, Баренцева и Берингова морей подпадают под российскую юрисдикцию. Однако Комиссия ООН сочла предоставленные на тот момент доказательства недостаточными и запросила дополнительную информацию «с учетом современного состояния научных знаний».

Для сбора данных в 2004-2014 годы был проведен целый ряд полярных экспедиций, в ходе которых осуществлялось комплексное геолого-геофизическое обследование морского дна, в т.ч. сейсмическое зондирование, бурение и другие глубинные работы. Их результаты позволили доказать, что спорные территории океанического дна, такие, как хребет Ломоносова, поднятие Менделеева, Чукотское поднятие и разделяющие их котловина Подводников и Чукотская впадина, представляют собой компонент материковой окраины и являются естественным продолжением материковой части России.

Важность данного шага, в первую очередь, определяется уникальными ресурсами Северного Ледовитого океана – на его дне расположено более 200 прогнозных месторождений нефти и газа. При этом прогнозные запасы углеводородов на шельфе, на который, согласно нормам международного права, претендует Россия, составляют около 4,9 млрд. тонн условного топлива[2]. Однако не менее принципиально и то, что в сложнейших экономических условиях Россия продолжает подтверждать свой статус арктической державы, способной проводить уникальные исследования и действовать на долгосрочную перспективу. Ведь возможности освоения новых шельфовых месторождений представятся только через много лет, когда появится дефицит углеводородов с более дешевых в разработке месторождений, новые технологии, а так же изменятся климатические условия в Арктике, что сделает добычу более рентабельной и безопасной.

Тем не менее, отсутствие сиюминутной экономической выгоды позволяет некоторым экспертам заявлять лишь о политической подоплеке этого вопроса[3]. Однако подобные мнения не учитывают международных процессов, происходящих в настоящее время в Арктике, в том числе продолжающегося обсуждения необходимости «интернационализации мирового достояния» со стороны неарктических держав, а так же активизации деятельности партнеров России в «Арктической пятерке» по юридическому обеспечению своих притязаний в соответствии с международным законодательством. Так, соответствующая заявка от Дании, претендующей на территорию площадью почти в 900 кв. км, была подана в конце 2014 г. и в значительной степени пересекается с теми участками океанического дна, на которые претендует и Россия.

Поэтому представление научно обоснованных требований России в рамках международных процедур представляется необходимым и своевременным шагом, который будет способствовать росту экономического потенциала нашей страны и позволит использовать богатые природные ресурсы Арктики следующим поколениям.


[1] http://www.un.org/depts/los/clcs_new/submissions_files/rus01_rev15/2015_08_03_Exec_Summary_Russian.pdf

[2] http://www.mnr.gov.ru/news/detail.php?ID=141707

[3] Напр.: http://www.kommersant.ru/doc/2782045