За последний год Болгарская социалистическая партия (БСП) –  одна из наиболее старых и заслуженных в стране – понесла несколько серьёзных потерь. В начале 2014 года из неё вышли бывший председатель (1996 – 2001 гг.) и бывший президент Болгарии Георгий Пырванов и лидер болгарских социалистов в Европарламенте Ивайло Калфин. Бессменный в течение 13 лет лидер БСП Сергей Станишев также покинул свой пост, перейдя в ПЕС (Партия европейских социалистов). Победа на выборах в октябре партии ГЕРБ заставила БСП уйти в оппозицию. По сравнению с 2013 годом количество депутатов БСП в Народном собрании сократилось более чем в два раза, так что дистанция между БСП и второй оппозиционной силой – партией турецкого меньшинства в Болгарии (ДПС) – практически исчезла.

Эти события говорят о кризисе партии. Её дальнейшая судьба зависит от того, какие меры примет партийное руководство. Логично было бы ожидать не только структурных и кадровых изменений, но также обновления стратегии, появления свежего взгляда на ситуацию в стране с учетом требований времени. Анализ первого за этот год номера главного идеологического ресурса БСП – журнала «Понедельник» – привёл к некоторым выводам, которые мы и постараемся обобщить.

***

У авторов статей есть понимание того, что ситуация, в которой оказалась Болгария, – это глубокий и всесторонний кризис. Среди кризисных явлений авторы выделяют и ухудшающуюся социально-экономическую ситуацию и фактическую утрату государственного суверенитета, и демографическую динамику, грозящую физическим исчезновением нации. В статьях журнала чувствуется озабоченность бедственным положением страны и беспокойство за её будущее[1].

Есть также понимание того, что в создавшейся ситуации Болгария нуждается в защите своих национальных интересов и возвращении государственного суверенитета. Защита национальной идеи выдвигается некоторыми авторами как одна из основных задач болгарских социалистов[2].

Однако для того, чтобы действительно переломить ситуацию в стране и решить проблемы, которые не решаются уже много лет, требуется не только понимание: требуется сильная воля и готовность брать ответственность за непопулярные решения. Насколько даёт возможность судить анализ статей ведущих деятелей БСП, у партии нет такой решимости.

Отсутствие воли для постановки и решения действительно назревших задач, приводят к тому, что на первый план выходят вопросы догматического характера. Вместо реальных действий руководство партии предлагает избирателям и членам партии «верность идее». Эта идея, при отсутствии воли к достижению конкретных результатов, становится чем-то самодовлеющим.

Михаил Миков: „В чем сегодня проявляется “левизна”? … – В решении не входить в правительство, чего бы это не стоило…[3] (здесь и далее курсив мой – Н.П.)”.

Николай Джагаров: „Правые дошли уже до разговоров о справедливости. Подобная мимикрия создает в обществе представление, что нет разницы между левым и правым. Это очень опасно для БСП, потому что грозит потерей её левой идентичности[4].

Евгений Белий: „Тут немедленно нужно привести и аргумент наших прадедов-социалистов: почему именно ЛЕВАЯ политика. Потому что и более ста лет назад, как и сейчас, нам старались вбить в голову мантру о деидеологизации – „любой кмет (сельский староста) может быть полезен, независимо от своей политической расцветки. Что может быть левого или правого в том, чтобы чинить дороги?”

Есть разница, – говорит первый политический манифест 1893 года Димитра Благоева: „Все партии – пишет он, – говорят от имени народа, но лишь социалистическая партия работает на этот народ”. И еще: „Велико назначение городских советов. Они – наши местные народные собрания… Голосуйте за социалистов. Они – ваши искренние защитники. Они борются за права рабочих, желают освобождения бедных от нищеты, невежества и болезней» [5].

„…Это – просто к сведению правых теоретиков, которые твердят, что неважно какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей. Есть разница – наша кошка охраняет еду, ваша – крадет её…[6].

Мы видим, что путь, избранный руководством БСП, не ведет к решению насущных, стоящих перед страной, проблем. Он даёт возможность создать продаваемый имидж, с помощью которого можно оттянуть на себя часть электората и сохранить место в политической системе.

С этой точки зрения, ставка партии на усиление идеологической риторики представляется просто рекламной стратегией. Создаётся образ партии «принципиальных» политиков, «верных» своим «идеям», стремящимся к «идеалу». Конкретные действия начинают выстраиваться под этот образ. Выдвигаются откровенно популистские лозунги о борьбе с социальным неравенством, которые легко находят отклик в стране с достаточно низким уровнем жизни населения и дают партии краткосрочные политические дивиденды. Создаётся простой и доступный пониманию образ врага – «богатых». Еще одной стороной этой стратегии является непримиримая позиция в отношении правящей коалиции и критика власти с целью аккумулировать протестные голоса.

Что же касается реальных стоящих перед страной проблем, то они объявляются прерогативой «вышестоящих» органов – общеевропейских партий.

Янаки Стоилов: „Появление новых радикальных партий – левых и правых, делающих упор на национальный суверенитет, обрисовывает перемены на политической карте Европы. Но решение национальных проблем в отдельно взятой стране сегодня невозможно. Поэтому необходим „национальный интернационализм”. Это – левый ответ на крайний национализм и на европейский конформизм”[7].

Этот „левый ответ” фактически означает отказ партии от ответственности за судьбу своей страны.


[1] Василев К. Хора без идеал – птици без криле// Понеделник. 2015. № 1-2. С. 136.

[2] Стоилов Я. БСП – примирение или промяна// Понеделник. 2015. № 1-2. С. 23.

[3] Миков М. Левият профил на българската социалистическа партия// Понеделник. 2015. № 1-2. С. 13.

[4] Джагаров Н. БСП не трябва да губи лявата си идентичност// Понеделник. 2015. № 1-2. С. 32.

[5] Белий Е. Време за победи// Понеделник. 2015. № 1-2. С. 37.

[6] Белий Е. Време за победи// Понеделник. 2015. № 1-2. С. 38.

[7] Стоилов Я. БСП – примирение или промяна//Понеделник. 2015. № 1-2. С. 25.