Егор Кваснюк,
член экспертной группы РИСИ по Украине

Одним из основных маркеров в определении «свой – чужой» для каждого сознательного человека является тема фашизма. Нет, не в классическом его понимании, этот термин уже давно утратил свое первоначальное значение. А фашизма, как феномена проявления псевдо-людьми агрессивной политики, направленной на источник своих страхов. Чтобы существо стало агрессивным и злобным, его нужно постоянно запугивать, создавать ему образ врага и научить преодолевать страх перед несуществующей угрозой. Преодолевать, конечно же, агрессивно, блокируя самого себя от каких-либо проявлений общепризнанной морали. Ведь у слабых существ и мораль слабая, и страх у них всегда сильнее. Так появляется бытовой фашизм.

Проявления украинского фашизма шокируют непосвященного. Еще вчера вы знали человека, обывателя, возможно, с блестящими познаниями будь то в программировании или в медицине, а сегодня вы слышите от него спокойное: «сепаратистов нужно убивать». Это и есть одно из свидетельств того, что перед вами украинский фашист.

Украинский фашист – существо, запуганное до такого состояния, что готов оправдывать массовое убийство людей в Одессе 2 мая 2014 года или бомбежки Донбасса, где погибли уже несколько сотен детей. Страх украинского бытового фашиста превыше любой морали. А так как самому себе, не говоря уже о собеседнике, тяжело признаваться в собственной низости, то украинский фашист будет пытаться оправдывать свой страх и свою агрессию ложью, которую так щедро разносят украинские СМИ.

Еще одно проявление украинского фашизма: «мы – украинцы, в Украине делаем, что хотим». С такой же логикой маньяк-убийца будет удивлен задержанию сотрудниками полиции, если убивал и насиловал у себя дома. При этом для них не стоит внимания то, что Украина после переворота 2014 года полностью превратилось в марионеточное государство. Фашистам всегда трудно это осознать и принять. Ведь страх, который им привили, заключается в том, что Россия и русские вообще пытаются управлять абсолютно независимой Украиной. И, кидаясь от России в сторону реального контроля, а не выдуманного, украинский фашист оправдывает этот губительный процесс желанием какой-то мифической независимости от мифической угрозы. Естественно, украинским фашистам подбрасывают показатели некоторой самостоятельности, но показатели эти весьма странные. К примеру, гипертрофированный «Правый сектор» головного мозга, забыв уроки прошлого и живя в исключительно невербальной информации, спокойно может нарушать законы. Правда, до тех пор, пока это не противоречит приказам реального руководства оккупированной Украины.

Вот основной показатель их независимости – независимость от законов у представителей фашиствующих карателей. И иной независимости у Украины нет. Да, она и не предусматривалась, так как фашист уже зависим от своих страхов, фашист свободным быть не может. Фашист – раб с ярмом-ошейником из комплексов и цепью из грехов.

При общении с украинским фашистом нужно помнить, что счастливым этот человек быть не может, ведь всё его существо поглотили страхи, остались лишь животные инстинкты.

Совсем иное дело – новороссы. Все граждане Украины – это люди русской культуры. И украинские фашисты – в их числе. Но для одних русская культура стала защитой от морального падения, щитом от навязываемых страхов и фобий, а другие легко или не очень превратились в фашистов.

Новороссы – люди, граждане Украины, чей генетический или образовательный уровень морали и нравственности не позволили скатиться до фашизации собственного сознания. Новороссам не воспринять агрессии, направленной на невинных, для них это просто невозможно.

Мораль нормального человека не допускает оправдания украинскому фашизму, а сопротивление фашиствующей агитации на сознательном или на подсознательном уровне закаляет мораль и делает ее сильнее, выше, непобедимее.

Так рождаются новороссы. Так они выкристаллизовываются. Сила настоящего человека не в теле, а в духе, и у тех, кто выдержал украинизацию, мораль выше, а потому они сильнее. Чем больше фашиствующая украинизация, тем весомее различия между украинцами и новороссами. Украинцы падают, новороссы поднимаются в духовном, моральном, социальном планах. Если украинец блокирует свою совесть, оправдывая себя какими-то клише и выдумками, то новоросс болезненно воспринимает каждую песчинку несправедливости, каждую долю предательства и лжи. Теперь представим себе, как ощущают новороссы даже малейшее проявление измены? Сколько силы нужно будет им, чтобы понять тех родных и близких, которые совершили подобное, сколько необходимо человеколюбия и моральной устойчивости.

Украинское общество разбивают на украинцев и новороссов, на предателей и патриотов. Настоящий патриот – человек с высокой моралью, поэтому среди украинствующих фашистов патриотов нет. Ненавидеть Россию – это не патриотизм, а идиотизм, моральная убогость вкупе со скудоумием и невежеством. Потому что на вопрос: «За что вы её ненавидите?», ответы будут достойны только оценки «2» в школе или пригодятся для психологического анализа очередного умалишенного.

На Ладоге, под Новгородом, Рюрик основал Русь. Последний рюрикович – Иван IV (Грозный). Украинские же фашисты называют себя патриотами, выступая против Москвы и Руси, как таковой. Выступая в пользу версии Ольгерда, Великого князя Литовского, захватчика Киева и убийцы последних киевских рюриковичей. Ольгерд ходил войной на Москву и враждовал с ней, в том числе и имея в составе своей армии киевские полки. Так что, никакого исторического патриотизма у украинских фашистов нет, это выдумки. Фашизм вообще не основан на истине, только на лжи. Но, даже если человек плохо разбирается в истории, оправдывать украинский фашизм может только существо с низкой моралью или слабым восприятием вербальной информации.

Сломанная страхом мораль – вот маркер украинца. Поднятое моралью бесстрашие – вот маркер новоросса.