Вьетнам на разных этапах своего исторического развития проводил реалистичную внешнюю политику, опираясь на свой внутренний потенциал и имеющуюся региональную конъюнктуру. Во втором десятилетии XXI века СРВ следует тенденции к многополярному миру и стремится к региональной интеграции при одновременном сохранении своей уникальности и независимости.

Современный внешнеполитический курс Вьетнама, утвержденный  на XI съезде КПВ, заключается в проведении независимой, суверенной внешней политики при одновременной разнонаправленности и диверсификации международных связей. Основными направлениями современного внешнеполитического курса Вьетнама являются построение взаимовыгодных отношений и всестороннее сотрудничество Республики с такими мировыми центрами силы, как Россия, Китай и США. Основными задачами политики диверсификации внешних связей являются: 1) сохранение суверенитета Вьетнама как на континенте, так и на островных территориях; 2) сохранение возможности проводить независимую внешнюю политику; 3) поддержание экономического роста.

Ханой мог бы решать все эти задачи в одностороннем порядке, если бы не существовало одного важного геополитического фактора: Вьетнам находится в центре столкновения интересов двух сильнейших государств мира – Китая и США. Так как силы этих обеих стран во много раз превосходят силы Вьетнама, то Вьетнам представляет собой «перекрестное поле» в геополитическом противостоянии Пекина и Вашингтона.

Одной из главных целей американской внешнеполитической стратегии на вьетнамском направлении является не допустить переход Республики под китайское влияние. Для достижения этой цели США действуют двумя основными методами: экономическим методом и методом ассоциации интересов.

Доминирование экономического начала над силовым во внешней политике обеспечило США лидирующую позицию в мире и в АТР. Именно на основе экономики США пытаются развивать отношения с Вьетнамом. В 2014 г. товарооборот между Вьетнамом и США достиг 34,94 млрд долл., что почти в 10 раз больше российско-вьетнамского товарооборота (в 2014 г. он составил 3,75 млрд долл.). На США приходится более 19% вьетнамского экспорта, что составляет 28,655 млрд долл. (в то время как импорт из США во Вьетнам – лишь 6,284 млрд долл.). Ханой отмечает значимость для вьетнамской экономики огромного профицита в торговле с США (22,37 млрд долл.), который позволяет перекрыть опасное доминирование Китая в совокупном объеме вьетнамского импорта (вьетнамо-китайский товарооборот в 2014 г. составил 58,77 млрд долл., при этом импорт из Китая по данным Федеральной службы государственной статистики СРВ достиг 43,87 млрд долл., что составляет 29% общего объема импорта Вьетнама).

Нельзя отрицать того, что США стали для Вьетнама не только выгодным партнером, но и одним из главных двигателей вьетнамской экономики. США рассматривают Республику как ключевой элемент Нового Китая (The New China) , куда также входят Лаос, Камбоджа, Таиланд и Мьянма, и стремятся превратить Вьетнам в противовес КНР на азиатско-тихоокеанском экономическом пространстве.

Вашингтон пытается утвердить свое влияние во Вьетнаме экономическими способами, а не силовыми. Если Ханою и Вашингтону к 2020 г. удастся достичь запланированного объема вьетнамского экспорта в двустороннем товарообороте (57 млрд долл.), то зависимость вьетнамской экономики от США станет беспрецедентной. Так, США помимо экономического сдерживания Китая (снижая его влияние на экономику Вьетнама) смогут также контролировать Республику, используя рыночные механизмы ограничения импорта из Вьетнама (санкции, эмбарго) в качестве рычага давления на Ханой.

Кроме экономического метода в построении отношений с Вьетнамом США также активно используют политику «мягкой силы» и принцип «открытых дверей», который предусматривает уважение территориальной целостности, а также помощь в приобретении демократических ценностей, консультации по поводу способов построения внешних связей и внутренней политики. Так США выстраивают образ «друга» или даже «спасителя», который готов спасти Республику (или помочь в спасении) от «врага» или «поработителя» (Китая).

Американская политика «мягкой силы» во Вьетнаме в XXI веке высокоэффективна. Основными направлениями этой политики являются: права человека и демократия, однопартийность и политическая система, образование и подготовка агентов влияния, создание и налаживание сетей проамериканских организаций в различных сферах (бизнес, общество, экология, наука), а также работа над созданием положительного имиджа США во вьетнамском обществе.

Долгие годы главной проблемой Вьетнама, по мнению американских политиков и экспертов, была однопартийная политическая система. В целом все претензии сводились к тому, что в однопартийном государстве не может быть демократии и свободы. Однако после того как вьетнамское направление стало ключевым во внешней политике США в Юго-Восточной Азии, в глазах Вашингтона однопартийная политическая система Республики перестала быть препятствием на пути Вьетнама к демократии. Напротив, в Вашингтоне отмечают ряд положительных сдвигов в вопросах свободы слова во Вьетнаме и готовность Ханоя к сотрудничеству. Большое историческое значение имеет визит  в Вашингтон генерального секретаря ЦК Компартии Вьетнама (КПВ) Нгуен Фу Чонга, состоявшийся в июле 2015 г., и его встреча с президентом Бараком Обамой. Это был первый в истории визит вьетнамского коммунистического лидера в США. Тем не менее пока рано говорить о признании Вашингтоном вьетнамской демократии, так как между странами до сих пор остаются значительные различия в политической философии и политических системах.

Растет присутствие США в сфере образовательных услуг во Вьетнаме. Большой популярностью пользуются американские образовательные программы по обмену студентами (в 2013 – 2014 уч.г. в США обучались 19 591 студентов и аспирантов). Новой вехой во вьетнамо-американских отношениях станет открытие университета Фулбрайта во Вьетнаме (Fulbright University Vietnam, FUV). Первый набор студентов планируется на сентябрь 2016 года. В мире образовательные программы Фулбрайта признаны одними из самых активных «академий лидерства» по подготовке американских «агентов влияния». С открытием во Вьетнаме университета Фулбрайта возрастет количество положительно настроенных по отношению к США вьетнамских граждан, особенно среди молодежи.

Ощущается влияние США на вопросы нравственности и морали. Проамериканские организации и политики лоббируют проведение гей-парадов и акций по защите прав верующих. Церемония бракосочетания на территории американского посольства в Ханое посла США во Вьетнаме Теда Осиуса и его партнера вызвало неоднозначные мнения во вьетнамском обществе (во Вьетнаме однополые браки не разрешены). Тем не менее категорически негативных оценок данного события в СМИ не было. В интервью посол Тед Осиус отметил, что на церемонии бракосочетания присутствовали вьетнамские ЛГБТ-активисты, для которых это событие имеет большое значение.

Американские корпорации стремятся продвигать свои интересы через создание лобби в органах местного и центрального управления во Вьетнаме. США оказывают финансовую и иную поддержку ряду гуманитарных организаций, действующих в Республике. В целом деятельность этих организаций направлена на популяризацию английского языка, повышение информационной и финансовой грамотности населения, на ликвидацию последствий войны, модернизацию здравоохранения, помощь в координации действий во время стихийных бедствий и ликвидации их последствий. Во Вьетнаме вещают несколько американских новостных и развлекательных кабельных каналов. Ханой отмечает значимость отношений с США как с центром наиболее инновационных технологий, необходимых Вьетнаму для дальнейшего экономического развития.

Современные отношения Вьетнама и США находятся на беспрецедентно высоком уровне и имеют большие шансы для долгосрочного развития, подкрепленного интенсификацией вьетнамо-американских контактов на всех уровнях, стремлением обеих стран к дальнейшему развитию двусторонних отношений,  а также иллюзией общего врага в образе Китая.

Справедливо отметить, что Китай частично способствует созданию этого образа. Современная внешнеполитическая стратегия Китая построена в духе «реальной политики», основанной на доминировании силы и прагматизма. В рамках этой политики Китай считает правильным построение отношений с Вьетнамом на условиях, выдвигаемых Пекином. Так, Китай считает возможным решение главной проблемы во вьетнамо-китайских отношениях (вопроса о суверенитете в Южно-Китайском море) только на условиях признания суверенитета Китая на спорных территориях. Китай не приемлет интернационализации конфликта, проведения многосторонних переговоров, привлечения любых международных структур к решению конфликта, а также спецификации и обозначению территориальных требований в ЮКМ. Между тем, китайские политологи и эксперты отмечают, что Китай не стремится к усилению напряженности в ЮКМ, а лишь пытается предотвратить опасное доминирование США в регионе, которое является результатом «разворота» США в Азию.

По мнению вьетнамских экспертов, другой большой опасностью во вьетнамо-китайских отношениях является опасное доминирование Китая в структуре вьетнамского импорта (о чем уже говорилось выше). Однако как-то изменить ситуацию в среднесрочной перспективе не получится, так как структура вьетнамского экспорта из года в год не меняется, вьетнамские изделия по качеству не могут конкурировать с китайскими, а снизить зависимость Вьетнама от импорта китайского сырья и материалов в обозримом будущем не представляется возможным.

В целом отношения между Вьетнамом и Китаем строятся в духе «сотрудничества и противостояния». При благоприятном развитии ситуации (в случае невмешательства третьих сторон в эти отношения) такая концепция будет только способствовать развитию каждой из сторон. Экономически более развитый Китай будет тянуть за собой «младшего брата».

Несмотря на имеющиеся проблемы в двусторонних отношениях Китая и Вьетнама нельзя не отметить два важных фактора: культурное родство и межпартийные связи. Близость культур Китая и Вьетнама создает основу для взаимопонимания и единства взглядов по многим региональным и международным вопросам. КНР и СРВ имеют схожие политические системы. Основным органом, определяющим политический и экономический путь развития каждой из двух стран является Коммунистическая партия – правящая партия в стране. Межпартийные и межправительственные контакты проходят регулярно и на разных уровнях. Это создает благоприятные условия для дипломатического и экономического сотрудничества, для обсуждения спорных вопросов.

Россия находится на периферии геополитического противостояния Китая и США, однако, как отмечают вьетнамские эксперты, значимость России во внешней политике Вьетнама велика. Успешными сферами российско-вьетнамского сотрудничества можно считать военно-техническую сферу и энергетику. Как отмечают эксперты, экономическое сотрудничество между Россией и Вьетнамом не отвечает имеющемуся потенциалу. В последние годы были предприняты попытки реабилитировать двусторонние экономические связи (в т.ч. через формат Вьетнам – ЕАЭС), однако о результатах говорить пока рано. Потеря экономических связей с Вьетнамом в конце XX – начале XXI вв. свидетельствует о значительном спаде в двусторонних отношениях. Во втором десятилетии XXI в. российским руководством были сделаны существенные шаги для устранения ранее совершенных ошибок, однако российские позиции во Вьетнаме были утеряны.

Курс на диверсификацию внешних связей тесно связан с попыткой Ханоя соблюсти баланс сил и нормализовать доминирование Китая во вьетнамской экономике. Тем не менее несбалансированная диверсификация способна привести к опасным перекосам как в экономике, так и в сфере безопасности. Это угрожает не только отношениям Вьетнама с его традиционными партнерами (например, с Россией), но и ставит под вопрос существование Вьетнама как суверенного государства де-факто. То есть суверенного государства не в формально-правовом плане, а в смысле возможности проводить независимую внешнюю политику.

Так, Вашингтон, понимая свою значимость во вьетнамской внешней политике, открыто пытается влиять на отношения Вьетнама с другими странами, в том числе с Россией. В марте 2015 г. США потребовали от Республики прекратить предоставлять российским ВВС возможность использовать авиабазу в Камрани для полетов самолетов-заправщиков, обеспечивающих действия стратегических бомбардировщиков над Тихим океаном. Однако вьетнамские военные отвергли требования Вашингтона и посчитали их вмешательством во внутренние дела страны.

Очевидно, что в случае эскалации конфликта в ЮКМ США не будут принимать прямого участия в военных действиях, а ограничатся поставками вооружений и консультативной деятельностью, в то время как сами военные действия будут разворачиваться непосредственно на вьетнамской территории.

Между тем, Ханой положительно оценивает свой потенциал и возлагает большие надежды на сотрудничество как с США, так и с Китаем и другими странами.

Россия поддерживает политику Вьетнама и стремится к сохранению безопасности и стабильности в регионе. Тем не менее существуют опасения того, что Республика рискует быть втянутой в «большую игру» США. В случае распространения влияния Вашингтона на Ханой Вьетнам будет поставлен в условия, когда вьетнамское руководство будет вынуждено действовать в интересах США. В таком случае сложно будет говорить о диверсификации и о разнонаправленности вьетнамской внешней политики, как и о суверенитете в принципе.