Алексей Самойлов
член экспертной группы по Украине при РИСИ
политолог, канд.геогр.наук

Минские соглашения и прекращение огня на Донбассе не являются концом формирующегося на Украине культа насилия, милитаризма и неонацизма. Неонацистские идеи в своей основе содержат идею превосходства некоторой группы над остальными людьми, и отсюда же вытекает принцип вседозволенности в своих действиях. На Украине подобные идеи живут в сознании очень большого количества людей и являются мировоззренческой основой политического класса, правящих элит, членов штурмовых отрядов, просто «свидомых громадян», попросту — бытовых укронационалистов. Националисты и неонацисты превратились на Украине в новую касту, они диктуют идеологическую моду и «этические» нормы в киевской политике, они являются одновременно и основой, и инструментом нынешней государственной власти. Вынужденно прекратив массовые убийства граждан Украины на востоке страны, киевский режим продолжил свою практику очищения украинской нации от инакомыслия уже «демократическими процедурами», т.е. выборами, и с помощью этой же процедуры власть решала задачу собственного выживания и усиления.

Местные выборы, проведенные Киевом 25 октября текущего года, являются на наш взгляд системным элементом сложной и драматичной борьбы за власть постмайданных группировок. Для понимания непростых процессов, происходящих на Украине, и их возможных результатов имеет смысл рассмотреть произошедшее политическое событие с четырех позиций, а именно: с позиции целей, декларируемых официально, и с позиции целей режима, соответственно продиктованных условиями выживания. Затем дать предварительные оценки достижения первых и вторых позиций в результате прошедших выборов. В первой части настоящей работы будут рассмотрены указанные позиции.

В экспертной среде весь ход завершившейся избирательной кампании и самих выборов рассматривался никак иначе, чем подготовка к внеочередным выборам в Верховную Раду, по сути «предварительным голосованием. Во второй части настоящей работы будет сделана попытка рассмотреть прошедшие местные выборы с позиций использованных технологий, которые апробируются властью и политическими силами перед ожидаемыми внеочередными парламентскими выборами, а также с позиций перспектив, т. е. возможных конструкций, складывающихся в политическом пространстве регионов Украины и их взаимоотношений с центральной властью. Все оценки и суждения в работе носят вынужденно предположительный характер (вероятностный) в связи с тем, что даже по прошествии недели после голосования, официальные оценки и результаты не опубликованы, что вполне можно отнести к одним из технологических приемов, используемых властью в Киеве.

Цели, декларируемые официально

Наиболее конкретные постановки задач киевскому режиму осуществляет институт внешнего управления страной — Госдеп США.
Как всегда пафосно цели на грядущих выборах для украинцев определил посол США Д.Пайетт. Накануне дня голосования 25 октября он написал в Twitter: «Революция достоинства была ради демократии, прозрачности и реформ. Завтрашние выборы — шанс для украинцев способствовать достижению всех трех целей». Также он отметил, что: «… выборы особенно важны в условиях реформы децентрализации и усиления контроля над местным бюджетом».

Итак, вполне возможно предположить, что так сказать, официальными целями местных выборов на Украине в октябре 2015 года являются цели «продолжения» процессов, якобы начатых майданными событиями и последовавшим переворотом: продолжение развития демократии, прозрачность власти, продолжение объявленных реформ, а также децентрализация и усиление контроля над местным бюджетом.

Цели, продиктованные условиями выживания режима

Судя по используемым средствам (об этом подробнее в пункте о технологиях) Порошенко и его командой на выборы в местные советы возлагались большие надежды, несмотря на их казалось бы не вполне соответствующий политический масштаб и значимость. В Киеве понимали, что реально власть начинает перетекать в регионы, и именно там будут собираться различные силы для будущей атаки на центральную власть. Отсюда можно определить и те цели, которые преследовал киевский режим и которые ему необходимо было достигнуть для обеспечения своей выживаемости и обеспечения хотя бы относительной устойчивости:

Сохранение и усиление центральной власти.

Создать поддержку на местах для осуществления собственного варианта конституционной реформы, которую от него требуют на Западе и «дожать» реформу по децентрализации.

Ослабить региональные элитные группировки, а по возможности осуществить их замену.

Ослабить влияние политической оппозиции (бывших регионалов) в базовых регионах не дав им зайти в местные советы и в группу мэров городов.

Результаты в достижении целей

Официальная оценка этих выборов была дана оперативно в отчете ОБСЕ от 26 октября: «Выборы были конкурентными, в целом хорошо организованными, а избирательной кампанией было продемонстрировано всеобщее уважение к демократическим процессам». Это вполне можно отнести к достижениям целей по демократии и прозрачности.

А вот по цели реформ у европейских наблюдателей возникли небольшие замечания: «Тем не менее, сложная нормативно-правовая база, доминирование мощных экономических групп над избирательным процессом, и тот факт, что практически все освещение предвыборной кампании в средствах массовой информации происходило на платной основе, в совокупности подчеркивают необходимость проведения дальнейших реформ. Для дальнейшего повышения целостности и общественного доверия к избирательному процессу необходимо приложить дополнительные усилия. Процесс голосования и подсчета голосов был в целом прозрачным и последователен». Разумеется, можно доверять таким организациям как «Международная миссия по наблюдению за выборами (ММНВ) Украина – местные выборы», опубликовавшей отчет в виде заявления о предварительных выводах и результатах 25 октября 2015 года, но официальная, хотя и предварительная оценка произошедшего события на Украине несколько удивляет и настораживает. Вот, что сказано, например, в отчете на первых же станицах:

«Выборы состоялись в условиях сложной политической, экономической и безопасности ситуации, и в процессе проведения конституционной реформы в Украине, направленной на децентрализацию власти. Условия, в которых проводились выборы, характеризовались незаконной аннексией Крымского полуострова Российской Федерацией и временным контролем незаконных вооруженных формирований над частью территорий Донецкой и Луганской областей. Это сделало невозможным участие в голосовании более 5 миллионов избирателей, проживающих на этих территориях. Центральная избирательная комиссия (ЦИК) приложила решительные усилия для проведения выборов на всей территории страны, но это оказалось невозможным на части территорий Донецкой и Луганской областей и на Крымском полуострове». Таким образом, европейские наблюдатели обозначили крайнюю озабоченность псевдопроблемой голосования жителей российского Крыма и непризнанных республик Донецка и Луганска.

На что же закрыли глаза надзорные демократические органы из Европы, назвав такой важный институт функционирования политической системы и легитимирующий политический режим, как украинские выборы, демократичным:

Во-первых, на работу ЦВК, которая не нашла возможности оперативно освещать ход процесса волеизъявления, хотя это уже стало демократической традицией на Украине. Сокрытие результатов прохождения выборов государственным органом с точки зрения европейцев — это хорошая организация? Скорее подобное можно отнести к технологии давления власти и создания возможности коррекции результатов, но опять же об этом более подробно в соответствующем пункте о технологиях.

Во-вторых, на то, что по разным оценкам до 1,5 млн внутренне перемещенных лиц, находящихся на территории подконтрольной Киеву, не смогли проголосовать. Основание, на котором такое количество людей было лишено своего конституционного права, наверное, полностью вписывается в принципы БДИПЧ ОБСЕ.

В-третьих, не обратили внимание на то, что в ряде городов выборы не состоялись или не были проведены: это в таких городах, как Мариуполь (458 533 жителей), Красноармейск (64 251 жителей), Сватово (18 417 жителей), Лисичанск (103 459 жителей). Европейцы опять же ограничились лишь констатацией факта, но не дали оценки.

В-четвертых, вопрос о возможности голосования вынужденных мигрантов и беженцев, пребывающих на территории России, не поднимался вовсе. По оценкам ФМС РФ, на территории России всего находятся около 2,5 миллионов граждан Украины. Указать на то, что киевская администрация даже не удосужилась поднять этот вопрос у многоуважаемой организации ММНВ: не хватило времени или внимательности. На территории России естественно трудно найти 2,5 млн человек, тем более, если их родное государство про них не помнит. Получается так, что более 4,5 млн граждан Украины не смогли участвовать в голосовании.

В качестве небольшого итога можно сделать вывод, что европейских наблюдателей и ими же опекаемый киевский режим не интересует судьба других 4,5 млн украинских граждан, не получивших возможности реализовать свое конституционное право проголосовать на выборах в результате «в целом хорошей организации и демонстрации» режимом Порошенко «всеобщего уважения к демократическим процессам”.

Результаты в достижении целей, поставленных киевским режимом Порошенко на этом этапе политической борьбы (не совсем тех, что предписывают демократические принципы), если судить по реакции представителей БПП, не вполне достигнуты. Почему-то лидером БПП не было заявлено даже о «триумфальной победе» своей политической силы. Акцент в оценке результатов вдруг был смещен на то, что « …реванш недемократических сил на местных выборах, которым пугали украинцев, не состоялся». Косвенно это говорит о том, что президент не смог «завести» в местную власть свою партию.

Тем не менее, первая и весьма важная достигнутая цель — это временная передышка для Киева. Пока на местах будут разбираться и обустраиваться, делиться и сходиться у Киева есть немного времени для расчета ходов, сил и средств и дальнейшего стратегирования.

Вторая цель — не допустить к процедуре голосования избирателей, настроенных явно «не прокиевски», также была достигнута, когда из процесса были исключены более 4,5 млн граждан, о чем было сказано выше.

Третья цель — подготовить почву на местах для продвижения и поддержки президентского варианта конституционной реформы и так называемой децентрализации при таком фактическом расколе страны у Порошенко достигнуть просто так не получится. Создав множество мелких региональных партий, представляющих интересы местных элит в городские и областные советы, и наложив на них серьезные ограничения в виде распределения финансов из центра, надзора префектов и президентским правом роспуска, Порошенко тем самым создал себе множество конфликтогенных объектов в региональных советах. Помимо этого, вполне справедливо заявление Н.Азарова и ряда украинских экспертов (М.Павлив, Ю.Гаврилечко, А.Ермолаев и др.) о фактическом расколе страны.

Четвертая цель — попытка ослабить региональные элитные группы со стороны президентской команды где-то может увенчаться локальным успехом там, где элиты пойдут на компромисс и склонят голову перед Киевом. Но, как минимум, Порошенко не удержит свою абсолютную власть в шести регионах: Днепропетровск, Харьков, Одесса, Закарпатье, Львов, Запорожье. К ним можно добавить также остатки Донецкой и Луганской областей, где спокойной жизни киевскому режиму никто не обещает, даже после проведения дополнительных выборов в ноябре.

Говорить о смене политических региональных элит пока рано, многие из них попросту переструктурировались и «зашли» в местную власть под другими названиями и в других комбинациях.

Атака на оппозиционный блок также не удалась. Ослабление политической оппозиции не означает ее уничтожение. Оппозиционный блок (ОБ), помимо представительства в ряде советов на Востоке, также получил на этих выборах массу информационных поводов для критики власти. На фоне грядущих проблем социально-экономического характера это дает ОБ возможности активного и содержательного присутствия в информационном пространстве, как международном так и внутреннем. По заявлению пресс-службы партии, по предварительным результатам голосования, «Оппозиционный блок» одержал победу в семи областях Украины: в Днепропетровской, Донецкой, Запорожской, Кировоградской, Луганской, Николаевской и Одесской.

Пятая цель – такая, как обеспечение максимально возможного присутствия провластных групп в местных советах и в отряде мэров городов, скорее всего не достигнута. Вообще, по оценкам украинских экспертов лишь в Винницкой области пропрезиденсткой партии БПП досталась безусловная победа, а в оставшихся двадцати трех (!) – Порошенко придется искать компромиссы. Становится очень проблематичным вопрос сохранения и усиления центральной власти. Попытка выстраивания вертикали власти вполне может и не удаться из-за того, что как минимум Восток (шесть областей – Днепропетровская, Донецкая, Харьковская, Запорожская, Луганская, Одесская) и Запад (четыре области — Львовская, Ивано-Франковская, Тернопольская, Закарпатская и Черновицкая) Украины имеют свои серьезные виды на децентрализацию. Скорее всего, президентской команде в Киеве для того, чтобы повысить управляемость политическими конгломератами в регионах следовало бы очевидный конфликт пары президент-Рада переключить на пару Рада-местные советы и самим остаться над схваткой. И для этого у команды есть инструментарий — парламентские партии не будут проявлять рвения «делиться» средствами с местными советами, где они представлены слабо, либо вообще отсутствуют.

(продолжение следует)