Завершился официальный визит премьер-министра Японии Синдзо Абэ в Монголию и страны Центральной Азии, проходивший с 22 по 27 октября 2015 года. В поездке главу правительства сопровождали пятьдесят представителей японских компаний. В ходе официальных встреч С.Абэ с главами государств и участия японской делегации в бизнес-форумах были подписаны пакеты документов, призванные расширить сферы сотрудничества Японии со странами региона.

Япония заявила о своем намерении нарастить инвестиции в экономику Туркмении, заключив ряд соглашений, общая стоимость которых оценивается в 18 млрд дол. Основным направлением японских инвестиций в Туркменистане остается нефтегазовая отрасль. Подписаны соглашения по обустройству газового месторождения «Галкыныш», а также по строительству на территории страны завода, выпускающего линейный полиэтилен низкого давления из этилена, и налаживании производства полимеров из природного газа. Большая часть договоренностей пока носит рамочный характер.

По итогам переговоров в Ташкенте было подписано совместное заявление об углублении и расширении стратегического партнерства между двумя странами и согласованы позиции по реализации инвестиционных проектов на сумму более 8,5 млрд долларов. Они касаются модернизации энергетической и транспортной инфраструктур, добычи и переработки сырьевых ресурсов, автомобилестроения, нефтегазовой промышленности.

Третьим направлением стал Казахстан. По итогам японско-казахского бизнес-форума подписаны 14 документов на 1,5 млрд дол. Интересы Японии в Казахстане в частности связаны с атомной энергетикой. Так, Япония подтвердила свое намерение участвовать в строительстве первой АЭС в Казахстане и развивать программу подготовки кадров для промышленности Республики. В этом проекте Токио выступает конкурентом России.

Объемы японских инвестиций в экономики остальных стран региона значительно ниже. Так, в Таджикистане было подписано 8 документов на 7,5 млн дол., а в Киргизии – на 120 млн. Эти республики не располагают значимыми запасами минеральных ресурсов, а поэтому достигнутые договоренности отвечают больше политическим, чем экономическим интересами Японии. Так, были заключены соглашения о сотрудничестве в научно-технической, финансовой, образовательной и транспортной сферах. Деятельность Японии в Таджикистане во многих аспектах связана с развитием социальной инфраструктуры: стороны подписали три соглашения по безвозмездному выделению средств на восстановление системы водоснабжения в Хатлонской области.

Таким образом, налицо стремление Японии активизировать отношения с Центральной Азией. Обозначен экономический приоритет Токио в регионе – это сфера энергоресурсов Туркмении, Узбекистана и Казахстана. По данному направлению Страна восходящего солнца будет конкурировать с Россией (в части атомной энергетики) и Китаем (в нефтегазовом секторе). Японские сервисные контракты в основном коснутся обслуживания месторождений и переработки энергетического сырья, но не его добычи, вопрос по которой для Токио упирается в транспортную изолированность региона. Несмотря на заявленные многомиллиардные суммы, большая часть соглашений пока носит рамочный и предварительный характер. Ряд из них японцам вообще будет сложно реализовать.

Грантовые и транспортные проекты Токио в Киргизии и Таджикистане, продвигаемые на двустороннем уровне и через структуры АБР и ВБ, вписаны в американскую геополитическую стратегию. Они нацелены на экономическую переориентацию Центральной Азии в южном направлении и развитие связей региона с Афганистаном. Сама поездка Синдзо Абэ почти совпала по времени с первым визитом в ЦА госсекретаря США Д. Керри и, не исключено, была скоординирована с Вашингтоном. Поскольку после первых нефтяных контрактов 1990-х годов Белый дом воздерживается от больших капиталовложений в экономику ЦА, японские инвестиционные обещания позволят дополнить общую стратегическую линию Запада новыми экономическими аргументами. В этой связке Токио предлагает альтернативу финансово-кредитным инициативам Пекина, а США – противовес усилившемуся политическому влиянию Москвы.