Александр Александрович Власкин

Политические мотивы искусства

Художественное творчество, самовыражение, как и деятельность политиков, оказывают большое влияние на общество. О тесной связи искусства и политики сказано и написано очень много, укрепилась эта связь ещё в античные времена, когда скульпторы и художники формировали героические образы правителей, отражали их подвиги и победы. Позднее искусство стало не только восхвалять, но и обличать, поносить тех или иных деятелей или идеологии. Каковы же политические мотивы искусства, тех, кто его создаёт?

Политики делают историю, остаются в ней, как стремятся остаться в ней и художники, писатели… Авторы не только отображают мир для потомков, но и способствуют формированию современности, дают оценку и предлагают своё видение. При этом и тот, и другой процессы бывают политически-ангажированными, ведь то, что вызывает интерес публики, выгодно тем, кто желает получить власть.

Массовая культура, прогресс в области передачи информации, появление глобальных средств коммуникаций, а также доминирование клиповой модели сознания,  – всё это существенно сказалось и на искусстве, и на политике. По сути, современному человеку сложно спрятаться от пропаганды, предложений различных мнений, а искусство может облекать некоторые идеологемы в популярную и модную форму.

Само по себе современное искусство является частью эстетической и этической парадигмы, материализует дух времени в тех или иных работах, поэтому не остаётся в стороне от злободневной проблематики.

Современное искусство стремится формировать моду, мода влияет на образ жизни и на мировоззрение общества потребления. Автор, в свою очередь, может заниматься художественным навешиванием ярлыков, демонизировать одних и возвеличивать других, а часть аудитории перенимает его взгляды, даже не интересуясь политикой как таковой. Так как современное искусство – это зачастую протест, бунт автора, ответ устоявшимся нормам, стереотипам, проверка общественной морали, то и политическая оппозиционность ему также свойственна. Деятели современного искусства в разные периоды истории были певцами и художниками революций, пусть некоторые и понимали впоследствии всю трагичность такого пути. Тем не менее, сейчас в России современное искусство частично используется как политический инструмент.

 

Интервенция современного искусства и постсоветская Россия

О «пощёчине общественному вкусу» говорил ещё Маяковский, который для своего времени был провокационным и передовым автором. В конце же ХХ века пощёчины превратились в серии ударов, в некое соревнование провокационности.

Период перестройки, а впоследствии и 90-х годов характерен тем, что ряд скандальных авторов получили некий «пропуск-вездеход» во все сферы социума. Соревнование вседозволенности вылилось в десятки выставок, мероприятий, перформансов, на которых понижалась моральная планка, шла атака на традиционные, консервативные устои и ценности.

Очень характерным стало знаковое событие, о котором говорит Владимир Сальников: «Само искусство 90-х родилось 18 апреля 1991 года, когда на Красной площади группа Анатолия Осмоловского “Эти” выложила своими телами слово их трех букв»[1].

Одним из символов усиления и распространения новых подходов стал голый Олег Кулик, изображавший собаку. Показательна и предыстория этого акта, получившего общемировое признание – художник «стал собакой» с голодухи[2]. Он просто дал критикам то, что они успешно преподнесли западному обществу, но что так и осталось дикостью для России.

Несмотря на то, что основная масса граждан по-прежнему придерживалась консервативных взглядов, да и была далека от изучения искусствоведческих тонкостей, в умирающем Советском Союзе сформировалось крупное и яркое сообщество неформалов. Из неформальной среды раскрылись десятки художников, поэтов, музыкантов, которые в период вседозволенности и поощрения выхода за моральные рамки получили неограниченную возможность творческих экспериментов.

Новое искусство, получившее некий карт-бланш и поддержку премиями, не могло переформатировать сознание старшего поколения, но повлиять на молодёжь, тем более, в отсутствии государственных программ в данной сфере, могло очень серьёзно.

Как и яркие, но искусственные и зачастую вредные продукты, на волне перестройки в нашу страну хлынули и образцы западного искусства, которые ранее не имели широкого распространения, но стали называться передовыми и прогрессивными. Здесь и абстрактность, стремящаяся вытеснить реализм, и экзистенциальные переживания, и депрессивность, и отрицание канонов, и эксперименты с телом вместо исследования души. И такой продукт культивировался, как культивировалась жевательная резинка или спиртное.

Впрочем, есть десятки примеров работ и авторов, которые не оказывали деструктивного влияния на общество, но отдельные прецеденты можно считать служащими прозападным политическим интересам. К примеру, фигура профессионального политтехнолога Марата Гельмана, ставшего проводником современного искусства. Он активно участвовал в политической жизни страны в 90-е и начале 2000-х, но после ряда скандалов[3], когда его выставки называли оскорбительными и попирающими устои российского общества, он объявил о сворачивании рынка современного искусства в РФ, а позже переехал в Черногорию, активно критикуя политику Владимира Путина.

Называл себя политическим активистом и Александр Бренер. Известность он получил, появляясь обнаженным в тех или иных местах, объясняя это разными подтекстами. Одной из самых запоминающихся его акций стало шоу на Лобном месте Красной площади в боксерских перчатках с вызовом на бой тогдашнего президента Бориса Ельцина. Правда, в данном случае Бренер все же был в трусах[4].

В процессах продвижения нового и малопонятного творчества на первый план выходят арт-менеджеры и галеристы, которые могут способствовать развитию и процветанию автора. Они же направляют запросами его деятельность, вносят, в случае надобности, политическую составляющую в заказ или выбор работ.

К началу XXI века в России сложилось сообщество, которое занималось не столько искусством в классическом плане, сколько экспериментами провокационного характера. Касалось это и изобразительного искусства, и кинематографа, и театра. Депрессивное, отрицающее авторитеты и презирающее классические каноны искусство стало возводиться в норму. Здесь вспоминается ещё и «Норма» Владимира Сорокина – культового писателя, набравшего популярность как раз на рубеже веков. Его прозу не зря называли «экскрементальной», так как именно экскрементам уделялось большое внимание.

 

Особенности позиционирования современного искусства

Конечно, не все авторы и галеристы преследуют политические цели и наращивают свою популярность за счёт провокаций. К примеру, известный галерист Сергей Попов так высказался о разрубании икон и прочем глумлении на выставках: «Я крайне отрицательно отреагировал на выставку «Осторожно, религия» — это была провокация в чистом виде. И она породила очень нехорошую реакцию консервативно настроенной общественности на современное искусство, плоды подобных идиотских акций мы пожинаем до сих пор. Как провокацию искусство можно подавать лишь в странах, где к этому готовы. Но художники не имеют права резать свиней и показывать изображения обнаженных женщин в странах, где действует шариат, — им за такое отрежут голову. А в России нельзя устраивать провокации на религиозные темы, не учитывать контекст страны»[5].

Таким образом, провокационность не является обязательным условием для современного искусства. Это в большей степени выбор, причём выбор осознанный и мотивированный. Те, кто сделал этот выбор, зачастую становятся участниками уже не только художественных, но и политических процессов, инструментом в руках политтехнологов.

Важной чертой постсоветского периода стал акционизм. Один из передовых художников Анатолий Осмоловский так охарактеризовал это явление: «В обществе, не чувствительном к искусству, художнику приходится бить микроскопом по голове, вместо того, чтобы наблюдать в него каких-нибудь полезных бактерий. Общество в России не чувствительно к искусству, поэтому наши художники начиная с 90-х практикуют непосредственный приход в само общество ― это акции, интервенции»[6].

Акционизм, будучи выходом из привычных художественных пространств, близок и политике, а ряд акций несёт политический подтекст. Такого рода деятельность привлекает и СМИ, которые активно транслируют яркие и вызывающие действа. С развитием интернета клиповые и носящие вирусный характер события становятся популярным продуктом, охватывающим широкие аудитории. В этом – несомненная выгода использования современного искусства для продвижения нужной идеологии.

Журналисты вывели акционизм, который зачастую подпадает под статью УК РФ о хулиганстве, на новый уровень популярности. Странно само по себе, что акцию группы «Война» с переворачиванием полицейской машины вообще называли художественным актом. А ведь эта группа ещё и получила в 2011 году престижную государственную премию «Кандинского», учреждённую Министерством культуры за акцию с рисованием члена на разводном мосту напротив здания ФСБ в Петербурге[7].

Нынешние «возмутители спокойствия», которые реализуют идеологически деструктивный посыл – художник Павленский, «Pussy Riot», «Синий всадник», ранее – арт-группа «Война» – все они сложились как раз под влиянием стилистики 90-х, поощрения вседозволенности, которую сделали синонимом свободы. И подобные примеры можно называть одним из оружий информационной войны. Так же, как в конце 80-х рок-н-ролл стал оружием против коммунизма и «совковости». Правда, в отличие от рок-гимнов, акции по рисованию огромных фаллосов или заматыванию в колючую проволоку не получают такого количества поклонников.

Политические подтексты Бренера или же провокации Тер-Оганьяна, разрубавшего топором иконы, сменились оргией арт-группы «Война» в музее, пляскам в храме, но суть осталась одна – автор получает известность (пусть и скандальную) и цитируемость, а возможный заказчик или покровитель – доступную массам политическую метафору, которая может активно использоваться в дальнейшем.

По слова художника Никаса Сафронова, сегодня в мире решает политику всего искусства около ста человек, и не важно, умеешь ты рисовать, или не умеешь. Если у тебя есть харизма, если ты заставил говорить о себе, уже это может быть частью искусства[8].

 

 

Столкновение провокаторов и консерватизма

По сути, как говорили многие эксперты, в том числе и А. Кончаловский в своей знаменитой лекции о современном искусстве, цель спровоцировать зачастую заменяет художественное мастерство, что видно по флагманам жанра[9].

С усилением консервативных настроений, с укреплением гражданского патриотизма и государственности в целом вольные акции художников-провокаторов стали получать всё больше критики.

К началу нового века постмодернистская мода укрепилась и в театре, и в литературе, и в изобразительном искусстве, ну а избранный консервативный курс государства повлёк столкновение интересов и предпочтений в художественной среде. Одни стремились показывать то, что требовало дополнительного объяснения, то, что во многом повторяло западную традицию десяти, двадцати и тридцатилетней давности. Но принципы шоковой терапии в искусстве, популяризировавшиеся тогда же, когда шоковую терапию применяли в экономике по отношению ко всей стране, не пленили большинство граждан. Эпатажное, надменное, малопонятное, вызывающее, порой агрессивное и депрессивное – всё это осталось чуждым. Понимая это, проводники такого искусства стали настаивать на элитарности своего продукта, на том, что он – только для избранных, образованных и высокоразвитых. Это разделение и стало одним из факторов конфликта. Такая черта уже не раз проявлялась в отечественной истории, но выводы делаются не всеми. Народ называют быдлом, серой массой, ватниками и так далее. Отдельных эпитетов удостаивается православная общественность, которую записали в «мракобесы». Таким подходом малая группа отгораживается, а также отсекает возможность распространения популярности на широкие слои, называя свой продукт «искусством не для широких масс». Взять хотя бы спектакль «Борис Годунов» Богомолова, где на сцене академического театра отображается ситуация во власти с намёком на современность, а на больших экранах то и дело идут титры «Народ – тупое быдло»[10].

Следование традициям и устоям для одной части общества рисуется как что-то постыдное и отсталое, и это – одна из важных задач российской либеральной идеологии. Образ «проворовавшегося попа» фигурирует и в фильмах («Левиафан»), и в песнях (Вася Обломов «Многоходовочка»), и на сцене («Борис Годунов»). Всё это выглядит как отработка одного тренда и наиболее эффективным средством против этого представляется создание альтернативного художественного продукта массовой направленности. Отличными примерами в подобной области служат фильм «Остров», книга «Несвятые святые» и т.д.

Пожалуй, самыми резонансными конфликтами провокации и консерватизма стали недавняя ситуация с оперой «Тангейзер», а также скандалы вокруг выставки «Запретное искусство» в 2006 году[11]. Здесь уже можно говорить о столкновении политических концепций, либерализма и западничества против охранительства, когда происходит намеренное деструктивное воздействие на предметы и объекты религиозного культа.

Церковь и православие вообще становятся одной из мишеней художественной провокации, что можно назвать способом влияния на национальные архетипы. Это и знаменитые соборы из синих клизм, и разрубание икон, и прочее.

Правда, современное искусство может влиять на политику и более прямолинейно. Тот же спектакль «Борис Годунов» – это карикатура на действующую власть с образами и президента, и патриарха. Есть и постановки в «независимом» Театре.doc, где появились пьесы «Берлуспутин», «Болотное дело», «АТО», а сейчас готовят спектакль про украинского режиссера Сенцова, осужденного за подготовку террористических актов в Крыму. Здесь же происходит отстаивание права материться на сцене, что называется неотъемлемым художественным приёмом.

При этом, когда у данного театра начались проблемы с помещением, за него активно вступались как знаменитые российские деятели культуры, так и западные. Включение зарубежных звезд культуры в политическую повестку – приём популярный. Они вступались и за «Тангейзер», и за того же Сенцова. Стоит вспомнить Мадонну, которая вышла на один из концертов с надписью «Рussy Riot» на спине, хотя толком ничего не знала про этот коллектив[12]. Такие примеры демонстрируют единство политических целей, и генеральные линии, на службу которым охотно готовы и режиссеры, и артисты, и художники.

Интересно наблюдать и за проникновением политизированного современного искусства в регионы. Либералы традиционно имели низкую популярность в провинции, а за счёт искусства можно донести те тезисы, которые трудно воспринимаются из уст заезжих политиков. Пермский опыт с массированным внедрением современного и малопонятного искусства в уральский регион показал себя не лучшим образом. Апофеозом участия политики в данном процессе стала выставка Василия Слонова, который изобразил символы сочинской Олимпиады в отвратительном и пугающем виде[13]. Зато театральные постановки более понятны, с их помощью проще транслировать мировоззрение. Поэтому с удовольствием гастролирует Театр.doc, поэтому в Пскове попытались поставить скандальный спектакль «Банщик», поэтому в Томске появляется «Православный ёжик»[14].

Ряд деятелей культуры пополнили колонны демонстрантов и участников протестных акций. Само по себе это не ново, так как в искусстве всегда было много бунтарей, вот только нынешняя российская ситуация лишена какой-либо романтической революционности, это скорее монотонная игра в диссидентство, к которой подключились Улицкая, Макаревич, Ахеджакова, Ефремов, частично Гребенщиков и прочие талантливые люди по большей части пенсионного возраста. Их рады видеть представители старой интеллигенции, ещё помнящие кухонную политику и самиздат, а вот молодёжь такими «лидерами общественного мнения» как-то не впечатляется. Из молодых оппозиционных деятелей, помимо Толоконниковой с Алёхиной, воспринимаемых неоднозначно даже оппозицией, можно выделить музыкантов Васю Обломова и Noize MC, которые, впрочем, не столь радикальны.

 

Охранители в современном искусстве

Наряду с либеральными силами, которые видят в современном прозападном, постмодернистском искусстве свою живительную среду, а также возможность транслировать близкую себе идеологию, всё больше стали появляться и авторы, а также творческие союзы, которые, используя авангардный стиль, поп-арт, отстаивают уже патриотические ценности.

Модные направления искусства могут и должны быть средством самовыражения и передачи нужных тезисов для охранителей, для тех, кому нужна независимая Россия, чтящая традиционные ценности.

Примеры политического охранительства в искусстве можно видеть не только в залах и галереях, но и на улицах наших городов. Многие выставки художников, поддерживающих политику Кремля, а также тематические перформансы проходят под открытым небом, привлекая как сотни зрителей, так и журналистов.

Отдельно можно отметить уличную культуру – стрит-арт, одним из популярных проявлений которой является граффити. В Москве и ряде других городов стало появляться всё больше граффити патриотического содержания, причём масштабных, покрывающих сотни квадратных метров поверхности.

Есть и художники, которые черпают вдохновение в патриотической тематике и в образах руководителей страны. Так, открытием в этой сфере несколько лет назад стал петербургский художник Алексей Сергиенко, который прославился серией портретов Владимира Путина. Затем он создал ряд картин в стилистике Энди Уорхолла, но только со знаковыми российскими символами, а также коллекцию «патриотической» одежды, в которой орнамент был из матрешек и прочих классических элементов русской культуры[15].

В музыке и литературе определенный патриотический пласт сформировался вокруг тематики Донбасса. Это и Захар Прилепин, ранее считавшийся оппозиционером и сотрудничавший с НБП, и Сергей Шаргунов, и популярнейшая группа «25/17» с проникновенными текстами песен, и ряд других известных авторов. Эти люди и коллективы, за каждым из которых стоят тысячи или десятки тысяч поклонников, составляют серьёзный противовес либеральному крылу творческих деятелей.

Обращают на себя внимание и целые объединения. Так, фонд «Искусство без границ» вызвал огромный резонанс выставкой «На дне», где были собраны примеры аморальных и порой оскорбительных сцен в современном российском театре. При этом обращалось внимание, что на ряд скандальных постановок были получены бюджетные средства. Это мероприятие вызвало бурю возмущения в части театральной среды[16].

Сам фонд, впрочем, известен ещё и художественными выставками, в которых молодые авторы демонстрируют работы на актуальные политические темы в стилистике поп-арта[17].

Были и театральные постановки в патриотическом духе. Можно вспомнить попытку владимирского театра перенести историю «Молодой Гвардии» в современную Украину – этот спектакль получил множество гневных рецензий критиков[18].

Есть ещё и проект «СУП», который отметился не только читками на тему украинского конфликта, но и небольшим политическим спектаклем про сны о революциях и историческом опыте, который эти самые революции отрицает[19].

В начавшемся сезоне (как политическом, так и творческом) стоит ждать скорее усиления охранительного звена, укрепления и большего художественного разнообразия. По крайней мере, от качества художественного продукта, его оригинальности и эффектности зависит перспектива привлечения аудитории, а это уже, по сути, борьба за интеллигенцию, за тех, кто может являться лидерами общественного мнения. И отражение мнений и убеждений на сценах и в залах не менее важно, чем уличные выступления.

 

О текущей ситуации в сфере современного искусства

К сезону 2015-2016 либеральная часть художественного сообщества продолжила разговоры о «закручивании гаек» и усилении давления государства. Показательным стал скандал с премией «Золотая маска», которую решили переформатировать. Сложившийся экспертный совет из числа «своих» был изменён, что возмутило многих критиков и режиссёров. Кирилл Серебренников с Константином Богомоловым даже отказались участвовать в грядущих мероприятиях. А ведь эксперты просто стали различными, с разными мнениями и взглядами, а не людьми из одного лагеря. Но даже это возмутило либералов, которые усмотрели в таком изменении политику. Получается, что так называемые «вольные творцы» нетерпимы к критике, а самая престижная театральная премия узурпировалась с целью ввести в отечественный театр свои каноны и принципы, далёкие от классических и академических. Авторы главных сценических скандалов в свое время становились обладателями данной премии. «Золотая маска», в свою очередь, играла роль некоторой защиты: «Как же, его нельзя ругать, он ведь лауреат «маски».

Деятели современного искусства пытаются представить себя особенными, выдающимися, диктуя при этом собственное мнение, обращая внимание на политику. Политические мотивы могут только усилиться в следующем году, на который приходятся парламентские выборы и, соответственно, рост политической активности. За счёт интернета ряд авторов и критиков получают выход на широкие аудитории, а яркие и оригинальные работы будут направлены на распространение нужных идеологем. Не исключены даже проявления новой волны политического акционизма.

Естественно, запретами и ограничениями такую волну подавить и сложно, и нерационально. Зато вполне жизнеспособной видится практика симметричных ответов – то, что уже успешно опробовано во внешней политике. То есть, в мире искусства это будет ответ творчеством на творчество, креатива на креатив, битва за аудиторию, при том, что большинство населения по-прежнему склоняется к консервативным и традиционным ценностям, не ищет способов понять абстрактное, не готово подставлять свой вкус под «пощёчины» художников. Естественно, это утверждение не касается откровенных провокаций и нарушений закона, для противодействия которым существуют совсем другие надёжные механизмы.

Соотношение популярности жанров прекрасно демонстрируют выставки в Манеже: на экспозицию про династию Романовых зимой стояли огромные очереди на улице, а о выставке работ Вадима Сидура, отражающих тоску автора, его разочарование в окружающем мире, кафкианские мотивы, узнали лишь благодаря скандальной акции Дмитрия Энтео. Да и после этого общее количество посетителей за всё время проведения выставки не превысило количества пришедших на «Романовых» за один день.

В заключении стоит сказать, что политизация искусства в период господства клипового сознания оказывает серьёзное влияние на молодёжь, на мировоззрение и ценностное ориентирование. Нигилизм, отрицание авторитетов, абстрактность, оскорбление морали и устоев большинства – это не обязательные черты современного искусства, но именно их стремятся развивать и культивировать отдельные авторы и критики. Критики играют не меньшую, а зачастую и большую роль, нежели сами авторы, предлагая обществу трактовку работ и поднимая на них цены. Условность стоимости произведения современного искусства в некоторой степени отражает дух времени, сродни условности стоимости ряда ценных бумаг. В политической сфере художественность становится оправданием ряда действий, которые по сути своей остаются эпатажным хулиганством. Как и предвыборные агитационные материалы, эти работы редко остаются в истории, носят временный, контекстный характер. Само же искусство, его различные ипостаси, оказывается частью глобального мировоззренческого спора, столкновения в борьбе за влияние над массовым сознанием западного постмодернизма и традиционных консервативных ценностей России.


[1] http://www.guelman.ru/xz/362/xx25/x2504.htm

[2] http://lenta.ru/articles/2014/11/24/kulik/

[3] http://www.perm.aif.ru/culture/details/123483

[4] http://russian7.ru/2013/12/7-vyzovov-pervyx-lic-na-duel/

[5] http://rupo.ru/m/2340/galerist_sergey_popow_o_sowremennom_iskusstwe.html

[6] http://www.mn.ru/culture/20121207/332511120.html

[7] http://ria.ru/culture/20110408/362191776.html

[8] http://www.artcontext.info/art-video/88-film-about-art/466-voyna.html

[9] http://tvkultura.ru/video/show/brand_id/20898/episode_id/444397/video_id/444397/

[10] http://vozduh.afisha.ru/art/boris-godunov-konstantina-bogomolova-kadyrov-pyataya-kolonna-i-narodbydlo/

[11] http://ria.ru/trend/forbidden_art_29052009/

[12] http://www.timenews24.ru/madonna-v-moskve-koncert-v-olimpijskom-v-podderzhku-pusi-rajt/

[13] http://www.topnews.ru/news_id_58744.html

[14] https://tjournal.ru/p/that-hedgehog

[15] http://www.peoples.ru/art/painter/alexey_sergienko/

[16] http://regnum.ru/news/society/1924275.html

[17] http://antimaidan.ru/post/107

[18] http://www.currenttime.mobi/a/26982718.html

[19] https://www.ridus.ru/news/181120