Скачать (PDF, 4.46MB)

Несмотря на текущую относительную стабильность, Центральная Азия – потенциально один из самых взрывоопасных районов мира. При негативном сценарии и пассивном реагировании на накопившиеся проблемы в перспективе 10-15 лет здесь возможны крупные региональные катаклизмы, включая вооруженные конфликты.

Спровоцировать потрясения могут следующие факторы риска: острые социально-демографические проблемы; экономическая деградация; радикальный исламизм и терроризм; наркотрафик; пограничные и этнические конфликты; дефицит воды; внутриполитические противоречия. Еще более осложнить последствия названных угроз способно деструктивное вмешательство внерегиональных сил и, прежде всего, США.

Демография

Социально-демографическая ситуация в ЦА во много напоминает обстановку в странах Северной Африки накануне событий «арабской весны». Наблюдаются следующие тревожные тренды.

Население ЦА составляет около 68 млн чел. С 1960 по 2015 г. оно увеличилось на 44 млн чел., что можно охарактеризовать как демографический взрыв. Пик его пройден, динамика замедляется, но даже в таком случае, по прогнозам ООН, численность населения ЦА к 2050 г. достигнет 82 млн чел.

В структуре населения сильно преобладает молодежь. 45% населения региона – жители в возрасте до 25 лет. Более четверти – молодежь до 15 лет. Это самая активная и неудовлетворенная часть общества. В ЦА далеко не везде государство способно удовлетворить повышенные социальные запросы молодежи. К тому же в ряде стран региона после ликвидации советской системы образования резко обрушился уровень грамотности молодежи, что делает ее более подверженной внешним манипуляциям.

По ЦА население распределено крайне неравномерно. Почти половина всего населения региона (31 млн) проживает в одном государстве – Узбекистане. Основная часть территории региона – слабонаселенные степи, пустыни и горы (особенно в Казахстане и Туркмении). Поэтому население концентрируется в небольших по площади плодородных долинах вокруг источников воды. Крупнейшая среди них – Ферганская долина – крайне перенаселена. Именно здесь опережающими темпами возникают очаги социальной напряженности, зреют этнические и другие конфликты.

Параллельно, огромные массы молодежи двинулись из сельской местности в города, ускорив процесс урбанизации ЦА. За последние 55 лет численность жителей городов Центральной Азии выросла с 8,9 до 32,1 млн чел. Соответственно в городах вырос и социальный протест. Вокруг них образовались нелегальные кварталы сельской бедноты, нередко занимающей землю путем самозахвата. Попытки органов правопорядка бороться с трущобами приводят к регулярным столкновениям с их обитателями.

При этом малограмотное сельское население приходит на место русских специалистов, которые ранее составляли большинство в городах ЦА. Сейчас регион покинула основная часть русских, украинцев, немцев, евреев и представителей других европейских народов, которые появились здесь во время Российской империи и СССР. Это квалифицированные кадры: учителя, инженеры и т.д. Именно они обеспечили индустриализацию ЦА и стремительный подъем ее научно-технического потенциала в ХХ в. В 1970 г. «европейцы» (главным образом, русские) составляли около 1/3 населения ЦА (более 11 млн чел). К 2010 гг. их доля снизилась до 9% (5,6 млн). Сейчас они еще живут в основном в Северном Казахстане, а таких странах как Таджикистан и Туркмения их осталось несколько десятков тысяч человек. Если процесс этот продолжится, ожидается, что к середине ХХ века произойдет окончательная «деевропиизация» региона.

В целом названные демографические процессы, в сочетании с другими факторами, привели к тому, что обострились очаги социальной напряженности в городах и перенаселенных долинах. Увеличилось число потенциальных сторонников экстремистских организаций среди молодежи. Регион лишился большого числа квалифицированных специалистов.

Экономика

В советское время Центральная Азия была дотационным регионом, но, тем не менее, здесь была создана серьезная промышленная база (например, космическая инфраструктура, тяжелое авиастроение и т.д.). Эта база появилась в регионе во многом в результате массовой эвакуации заводов из России и Украины во время Великой Отечественной войны.

ВВП региона в 2014 г. – 340 млрд дол. (что сопоставимо с ВВП одной средней европейской страны).

После распада СССР и подрыва кооперационных связей с Россией за 25 лет произошла качественная деградация экономики по отношению к советскому уровню. Практически лишились прежней промышленной базы Таджикистан и Киргизия. В других странах, богатых углеводородами и металлами, сложилась сырьевая модель хозяйства, ориентированная на поставки природных ресурсов на внешние рынки.

В экспорте Казахстана (самой развитой экономики региона) доля сырья превышает 82%. Главные экспортные товары – нефть и уран. В экспорте Туркмении – 94% (в основном газ).

Сырьевая экономика, как известно менее устойчива. Когда на мировых рынках падают цены на сырье, как это происходит сегодня, такие страны получают меньше дохода и испытывают серьезные трудности. Падает объем ВВП, обесценивается национальная валюта, обостряются социальные проблемы. С лета 2014 г. по 2015 г. мировые цены на нефть снизились в 2,4 раза. На этом фоне в августе 2015 г. Казахстан девальвировал свою валюту (тенге) почти на 40% в течение суточной торговой сессии. Снизился курс и других центральноазиатских валют.

В целом, слабая экономика в сочетании с демографическим взрывом привели к таким негативным тенденциям как бедность и миграция.

В ЦА образовались территории с крайним уровнем бедности, которые по ряду позиций даже не способны прокормить себя без внешних поставок продовольствия. В Таджикистане в разные годы за чертой бедности находились от 50 до 30% жителей.

Также из ЦА началась одна из самых масштабных в мире трудовых миграций, в основном направленная в Россию. В 2014 г. на территории РФ находились около 5 млн временных трудовых мигрантов из стран ЦА. Половина из них граждане Узбекистана. К ним необходимо прибавить еще и нелегалов, точное число которых даже сложно подсчитать.

В результате некоторые экономики ЦА стали крайне зависимыми от денежных переводов мигрантов из РФ. По данным Всемирного банка, ВВП Таджикистан на 50% формируют переводы мигрантов, а ВВП Киргизии – более чем на 30%. Сегодня эти две страны самые зависимые в мире от трансферов мигрантов. Соответственно, если одномоментно лишить таджиков и киргизов возможности ездить в Россию на заработки, это может привести к социально-экономической катастрофе в этих странах. Всего в 2014 г. мигранты переслали из России только по официальным каналам 12,2 млрд дол.

В целом, именно социально-экономические противоречия лежат в основе многих кризисов в ЦА. В частности, в декабре 2011 г. они наряду с другими факторами привели к массовым беспорядкам и столкновениям с полицией на юго-западе Казахстана в городе Жанаозене, в ходе которых, по официальной информации, погибли 16 человек.

Терроризм

Другая острая проблема – международный терроризм. Распространению в регионе радикальных исламистских организаций способствуют бедность и преобладание молодежи. Но есть и глубинные исторические причины.

Центральная Азия – один из древних мусульманских регионов. Однако в советское время исламское духовенство здесь было подвергнуто репрессиям, а старые богословские школы в таких религиозных центрах как Бухара и Самарканд разрушены.

С 1980-х годов XX в. регион стал переживать религиозный ренессанс. Но поскольку собственная богословская мысль была подавлена, новое поколение имамов поехало обучаться в Египет, Пакистан и другие зарубежные страны. Многие из них здесь восприняли самые радикальные идеи.

В результате в регионе возникли местные исламистские организации (Исламское движение Узбекистана, Акрамия, Союз исламского джихада, Джамоат Ансоруллох) и ячейки транснациональных структур (салафия, Хизб ут-Тахрир). Они выступили за свержение светских режимов и создание в ЦА теократического государства (халифата). В качестве метода они стали использовать террор и вооруженную борьбу.

Счет терактов идет на десятки. В ряде случаев исламистам удавалось организовать полномасштабные боевые действия. В частности, они выступили основной вооруженной силой таджикской оппозиции во время гражданской войны в Таджикистане. В 1999-2000 гг. произошли т.н. баткенские события, когда более 1 тыс боевиков ИДУ из Афганистана и Таджикистана совершили прорыв в Киргизию, где завязали бои с киргизскими и узбекскими войсками. В мае 2005 г. боевики радикальной религиозной организации Акрамия совершили нападение на г. Андижан в узбекской части Ферганской долины. Здесь они захватили большое число заложников и ряд административных зданий. В результате спецоперации узбекских силовиков город был освобожден, но погибло, по независимым подсчетам, около 500 человек.

В целом наибольшую террористическую активность боевики проявляли в 1990-е и начале 2000-х годов. Затем их активная часть была вытеснена в Афганистан, где примкнула к Талибану. Тем не менее, проблема для региона остается крайне острой.

Во-первых, потому что центральноазиатские боевики концентрируются на севере Афганистана. Растет риск их прорыва в ЦА. В сентябре 2015 г. талибам удалось захватить один из крупнейших афганских городов – Кундуз, который находится всего в 60 км от границы Таджикистана. При этом в рядах талибов было большое число таджиков и узбеков.

Во-вторых, потому что в самой ЦА набирает популярность т.н. «Исламское государство». Ему уже присягнула самая известная местная террористическая группировка – ИДУ. По оценкам ФСБ РФ на сентябрь 2015 г., воевать на стороне ИГ выехало более 2,6 тыс граждан стран ЦА.

Наркотрафик

У проблемы наркотиков в ЦА есть две главные причины.

Первая – это разрушение единой системы охраны границы после распада СССР. Между бывшими союзными республиками оборудованных границ не существовало (это были административные линии), а внешняя граница с Афганистаном на протяженных участках быстро пришла в упадок. Ситуацию еще более осложнил вывод группы российских пограничников из Таджикистана в 2005 г.

Вторая причина – беспрецедентный рост наркопроизводства в соседнем Афганистане за годы военной операции НАТО в этой стране. В отличие от Колумбии, Соединенные Штаты отказались в Афганистане от наиболее действенного способа борьбы с наркотиками – уничтожения посевов мака путем обработки химикатами. Как результат этой политики, к 2014 г. площади незаконного культивирования кокаинового куста в мире сократились до минимальных отметок, а опиумного мака достигли рекордного уровня за всю историю международных наблюдений. В 2015 г. посевы опиумного мака в ИРА могут достичь четверти миллиона гектар.

Соответственно, если благодаря усилиям США в Колумбии с 2006 г. наблюдается дефицит кокаина и постепенно сокращается его потребление в Северной Америке, то предложение опиатов в мире постоянно растет. Главный удар афганской наркоагрессии пришелся на Россию, превратившуюся в самого крупного потребителя героина на планете. С 2010 по 2015 гг. от наркотиков в РФ умерло свыше 350 тыс молодых людей.

Один из трех главных маршрутов («северный») транспортировки наркотиков из Афганистана прошел через ЦА в Россию. По данным российских наркополицейских, в разные годы по каналу переправлялось от 25 до 40% и выше всех афганских опиатов и примерно от 80 до 100 тонн героина.

Многолетний бесперебойный наркотрафик через центральноазиатские страны привел к стремительному увеличению здесь собственного потребления тяжелых наркотиков, сопутствующему росту заболеваемости ВИЧ/СПИД и криминализации общества.

Этнические и пограничные конфликты

Серьезным вызовом безопасности для ЦА остаются этнические и территориальные конфликты. Им способствует ряд объективных обстоятельств.

ЦА – весьма многонациональный регион. В некоторых районах народы очень плотно соприкасаются друг с другом и перемешаны. Исторически многие из них враждовали между собой.

С другой стороны, проблема уходит корнями в «национально-территориальное размежевание» 20-х гг. XX в. Если Российская империя была, за исключением некоторых автономий, унитарным государством, то, придя к власти, большевики в 1920-е годы прочертили в Средней Азии границы между вновь созданными союзными республиками. При этом они зачастую руководствовались не только культурными, экономическими, историческими предпосылками, но и политической целесообразностью – задачей привязать национальные окраины к коммунистическому центру.

После распада единого государства стала очевидной ошибочность этой политики. Ее следствием стало то, что во многих случаях границы национальных государств не совпадают с ареалом расселения титульных этносов. Например, такие крупные культурные центры как Самарканд и Бухара, которые таджики считают своими, находятся в составе Узбекистана. Практически во всех странах региона образовалось значительное национальное меньшинство – русские в Казахстане, узбеки в Киргизии, таджики – в Узбекистане. Появились этнические анклавы – поселения узбеков, киргизов и таджиков на территориях сопредельных государств, не сообщающиеся со своими странами.

Наиболее яркий пример – Ферганская долина. Она была разделена между тремя государствами.

В районе долины сосредоточены 8 из 10 центральноазиатских анклавов и полуанклавов. Самые крупные из них – Сох, Шахимардан, Ворух, Сарвак. Здесь постоянно происходят стычки между местными жителями из-за воды, пастбищ. В них вовлекаются пограничники (в т.ч. государств, входящих в ОДКБ). Границы минируются и обносятся колючей проволокой.

Следствием этой ситуации стали и крупные этнические столкновения, которые периодически сотрясают ЦА. Счет их жертв идет на тысячи. Наиболее напряженные отношения складываются между узбеками, киргизами и таджиками. Иногда погромы провоцируются и используются местными кланами в ходе внутриполитической борьбы за власть, как это произошло в 2010 г. в Оше в Киргизии.

Несмотря на то, что с распада СССР прошла почти четверть века, между Узбекистаном, Киргизией и Таджикистаном по-прежнему не разграничены протяженные участки границ, а переговоры по их делимитации практически заморожены. Протяженность границ между этими тремя странами – более 2,3 тыс км. Из них почти треть остается неурегулированной. Число спорных участков более сотни.

Дефицит воды

В будущем, нельзя исключать, что крупный в т.ч. вооруженный конфликт между государствами ЦА может спровоцировать борьба за воду.

Уже сегодня ЦА относится к регионам мира, где ощущается нехватка пресной воды. Особенно, в Узбекистане и Туркменистане. И в ближайшие десятилетия этот дефицит будет обостряться. Во-первых, потому что растет население. Во-вторых, потому что вода в ЦА используется крайне нерационально – ее большую часть поглощает огромная устаревшая система ирригации в Узбекистане, ориентированная на выращивание хлопка. В-третьих, сокращается площадь ледников, которые питают крупнейшие реки ЦА – Амударью и Сырдарью. Если оправдаются негативные прогнозы, площадь ледников здесь может уменьшиться наполовину к середине XXI в.

Проблему еще более усугубляет то, что вода распределена по территории региона крайне неравномерно. Она сосредоточена в т.н. государствах верховья – высокогорных Киргизии и Таджикистане. А потребляется преимущественно в государствах низовья – прежде всего, в густонаселенных узбекских долинах. К тому же эти две группы стран по-разному хотят использовать воду. В странах верховья нет промышленных запасов нефти и газа. Они периодически переживают энергетические кризисы, наподобие того, что в 2008 г. привел к гуманитарной катастрофе в Таджикистане. Выход Душанбе и Бишкек видят в развитии гидроэнергетики. Против этого, категорически выступает Узбекистан, которому вода необходима для сельского хозяйства и где опасаются, что из-за строительства ГЭС увеличится дефицит воды.

Особенно сильно водно-энергетический вопрос испортил отношения Таджикистана и Узбекистана. После того, как Душанбе в 2004 г. принял решение достраивать начатую в советское время Рогунскую ГЭС (одну из крупнейших в мире), Ташкент ответил частичной экономической блокадой соседней республики. Узбекистан воспользовался тем, что через его территорию идут главные транспортные коммуникации в Таджикистан, в т.ч. единственная железная дорога.

В условиях масштабного расходования воды на ирригацию уменьшился ее ток в Аральское море. До 1960-го года Арал бы четвертым по величине озером в мире. Сейчас его площадь сократилась на 90%, что можно охарактеризовать как экологическую катастрофу планетарного масштаба. Обмеление Аральского моря сопровождается опустыниванием сопредельных территорий и их загрязнением солью (образовалась пустыня Арал-кум).

Внутриполитические противоречия

Политический класс стран ЦА неоднороден. Во всех государствах региона местные элиты делятся на группы, в зависимости от их принадлежности к какой-либо территории или роду. Эти кланы ведут перманентную борьбу за власть, которая и составляет здесь главное содержание политического процесса. Такие институты, как скажем, партии, в ЦА, как правило, играют роль декораций. Опасность возникает тогда, когда борьба между внутриполитическими стратами приобретает открытый и вооруженный характер.

Крупнейшим конфликтом такого рода в регионе стала гражданская война в Таджикистане.

Она длилась с 1992(1) по 1997 г. Погибло более 100 тыс чел, более 1 млн. стали беженцами. Экономический ущерб превысил 7 млрд дол. Это самый кровопролитный кризис на территории бывшего СССР. Противоборствующими сторонами выступили два территориально-политические союза: кулябцы и худжандцы (представлявшие юг и север Таджикистана) – с одной стороны; и гармцы в союзе с памирцами (восток) – с другой.

Еще один крупный конфликт произошел весной 2005 г. в Киргизии и получил название «тюльпановой революции». По сути, это государственный переворот, в ходе которого к власти пришел представитель южных кланов Курманбек Бакиев.

У подобных кризисов, как правило, есть фундаментальные внутренние причины. Но, как показала практика, они стимулируются и внешними силами. В Таджикистане оппозицию подержали зарубежные исламистские фонды и организации, в Киргизии на стороне К. Бакиева выступили Соединенные Штаты, оказавшие материальную и информационную помощь с целью сохранения своей военно-воздушной базы в аэропорту Манас.

Впереди у Центральной Азии сложный период транзита власти в самых крупных странах – Казахстане и Узбекистане, где уже немолодые президенты Н. Назарбаев и И. Каримов находятся во главе государства с конца 1980-х годов.

Среди внерегиональных игроков названные угрозы наибольшую опасность представляют для России. Именно в РФ направлен основной поток миграции, наркотиков, экспорт террора из ЦА. Соответственно, Москва обязана проводить в регионе активную политику с целью не допустить здесь осуществления самых негативных сценариев. Действия России находят выражение в развитии экономической интеграции, укреплении ОДКБ, борьбе с наркотрафиком и терроризмом и других шагах. Неправильно оценивать их как стремление к внешней экспансии. Это жизненная необходимость для обеспечения собственной безопасности нашей страны, выгоды от которой получат и сами государства ЦА.