Г. В. Кретинин, доктор исторических наук, профессор

В. А. Беспалов, кандидат исторических наук

 

Особое геополитическое положение Калининградской области предопределяет объективную необходимость взаимовыгодного сотрудничества с зарубежными партнёрами.

 

По мнению специалистов, такое сотрудничество для самого западного российского региона может быть реализовано в том числе посредством развития еврорегионов. В представлении западных европейцев, создателей первого такого объединения на немецко-голландской границе ещё в 1958 г., еврорегион – это форма международной интеграции двух или нескольких территориальных образований сопредельных государств, расположенных в приграничных районах.

 

Исторически сложилось так, что еврорегионы создавались в трёх политико-географических измерениях:

 

– в рамках государств ЕС;

 

– государств – членов ЕС и государств, не являющихся членами ЕС;

 

– государств – не членов ЕС.

 

Задачами еврорегионов изначально являлось объединение ресурсов приграничных районов с целью ликвидации социально-экономических проблем их развития, барьеров, препятствующих относительно свободному пересечению границы. Муниципалитеты государств, входивших в еврорегионы и действовавших в рамках ЕС, в частности, совместно решали вопросы обустройства приграничной инфраструктуры, миграции и занятости населения, изучения языков соседей, экологической безопасности, взаимодействия при чрезвычайных ситуациях и т.д.

 

Опыт деятельности еврорегионов показал, что они, по большей части, на Западе подобные союзы либо не смогли реализовать значимые проекты. Однако некоторые проекты всё же позволили значительно упростить приграничные экономические и социальные связи путём развития инфраструктуры, добиться успехов в сфере охраны окружающей среды и туризма, интенсифицировать контакты малого и среднего бизнеса. Можно отметить, что в Европе задачи, которые ставились перед еврорегионами, были решены самим фактом упразднения границ между государствами. В 1990-е гг. развитие еврорегионов в странах-кандидатах по вступлению в ЕС внесло существенный вклад в подготовку к расширению ЕС.

 

Калининградская область начала принимать участие в еврорегионах с середины 1990-х гг. Активная фаза пришлась на конец 1990-х – начало 2000-х гг. Направленность работы областных властей была двухвекторной, т.е. развитие сотрудничества с восточными соседями – регионами Литвы и Белоруссии и с западными – регионами стран Скандинавии и Польши. Польша и Литва в то время являлись кандидатами в члены ЕС.

 

В 1998 г. был образован еврорегион «Балтика» в составе Калининградской области, ряда муниципалитетов Швеции, Дании, Польши, Литвы и Латвии. Одной из целей еврорегиона являлось развитие инвестиционной активности и улучшение качества жизни населения. Возросла инвестиционная активность, дополнительный импульс получили развитие туризма, транспортно-коммуникационной инфраструктура. Наиболее крупным и значимым проектом, реализованным в рамках данного еврорегиона стал проект «Seagull-Dev-ERB», финансировавшийся ЕС из средств программы Interreg IIIB, PHARE и TACIS и правительствами Дании и Швеции (бюджет составлял около 3,3 млн евро). Целью проекта являлась разработка и внедрение долгосрочной стратегии и совместного транснационального плана развития участников еврорегиона «Балтика», а также выравнивание уровней социально-экономического развития регионов-партнеров по еврорегиону. Предполагалось обеспечить дополнительные условия для устойчивого социально-экономического развития и создать благоприятный инвестиционный климат в регионе [1].

 

Ряд других еврорегионов с участием Калининградской области («Сауле», «Нямунас – Немен – Неман», «Шешупе», «Лына-Лава») по большей части не проявляли активности подобной еврорегиону «Балтика», ограничившись лишь декларативными заявлениями о создании различных форм сотрудничества между муниципалитетами российской области, Литвы, Польши и Белоруссии, а также проектами меньшего финансового содержания в сфере спорта и туризма. Наибольшую активность проявляет лишь белорусская сторона в рамках еврорегиона «Неман», проводя ежегодно в Гродно Международную многоотраслевую выставку-ярмарку.

 

В последние пять лет активность функционирования еврорегионов с участием Калининградской области существенно снизилась, что во многом связано с резким уменьшением финансирования проектов. Единственным еврорегионом с участием области, в котором заметна определённая динамика в развитии, остаётся еврорегион «Балтика».

 

Примером здесь может служить реализация проекта «Балтийская Сеть Еврорегионов – Восток» (BEN-EAST), активную роль в которой и сыграл еврорегион «Балтика». Проект финансировался программой ЕС «Регион Балтийского моря INTERREG III в добрососедство» и был направлен на развитие приграничного сотрудничества между 13 партнёрами из России, Беларуси и Литвы. Проект осуществлялся с 2007 по 2009 гг. Главной целью являлось укрепление структуры приграничного сотрудничества в процессе развития региона Балтийского моря, создание пояса добрососедства по периметру государственной границы на Северо-Западе России от Балтийска до Мурманска.

 

В этот же период еврорегион «Балтика» активизировал работы по продвижению проекта «Восток-Запад II: Концепция зелёного коридора в рамках Северной транспортной оси» [2]. Этот международный проект был направлен на развитие мультимодального транспортного сообщения, на создание судоходных грузопассажирских линий из Южной Швеции и Германии в порты Калининграда. Калининградская составляющая этого проекта заключалась в создании коридора развития муниципальных образований Калининградской области от Балтийска до литовской границы и его инфраструктуры (сюда относится строительство АЗС, СТО, минирынков сельскохозяйственной продукции и домов отдыха и пр.).

 

С 2008 г. начал реализовываться ещё один проект – Baltic Master II (безопасность на Балтике). В рамках проекта планируются меры по ликвидации очагов загрязнения Балтики на калининградском направлении.

 

Анализ многолетнего приграничного сотрудничества с участием Калининградской области позволил выявить ряд проблем, ставших не только актуальными для её муниципальных образований, но и создающих серьёзный тормозящий момент для дальнейшего развития такой формы сотрудничества.

 

Прежде всего, это различия в законодательствах РФ и сопредельных стран в сфере финансов и налогообложения; отсутствие средств на совместное финансирование проектов приграничного сотрудничества со стороны органов местного самоуправления области [3]. Вопрос финансирования совместной деятельности (рабочих органов, проектов) возник ещё на начальном этапе еврорегионального движения, постоянно отмечался его участниками и аналитиками [4].

 

Определённые подвижки в этом отношении отмечены при анализе функционирования еврорегиона «Балтика». Деятельность еврорегиона с российской стороны базируется на сотрудничестве с соседями как на региональном, так и на муниципальном уровне. Это позволяет использовать для развития сотрудничества региональные средства. В остальных же еврорегионах такой возможности нет, что делает их функционирование декларативным [5].

 

К тормозящим признакам сотрудничества со стороны российских участников относятся также недостаточная степень информационного обеспечения деятельности еврорегиона [6].

 

Одной из важных причин стагнации еврорегиональной деятельности с участием самого западного региона РФ является и наметившаяся в последние годы тенденция к усилению ограничений на восточных границах ЕС. Так, Литва и Польша после вступления в ЕС и в зону Шенгенского соглашения, ужесточили правила выдачи виз для жителей Калининградской области, введя пошлины за их оформление, требуя приглашений, установив ограничения по количеству и продолжительности поездок, что снизило интенсивность контактов на межрегиональном уровне.

 

В целом следует отметить и снижение привлекательности еврорегиональной политики для Европейского союза, так как функционирование еврорегионов в ЕС уже потеряло тот смысл, который вкладывался в них в начальный период. Во многом это поспособствовало тому, что с 2004 г. Совет Европы и ЕС практически одновременно приступили к разработке новых юридических инструментов, обеспечивающих деятельность еврорегионов и призванных создать единые правовые нормы их образования и функционирования [7]. Эти «инструменты» предусматривает возможность создания структур приграничного, межгосударственного и/или межрегионального сотрудничества, именуемых («европейские объединения территориального сотрудничества», ЕОТС), исключительно в целях социально-экономического сплочения в рамках ЕС и при строгом соблюдении законодательства заинтересованных стран.

 

Данное обстоятельство свидетельствует о переформатировании системы функционирования еврорегионов в рамках ЕС. Тем не менее такая форма сотрудничества ставит ограничение на участие в ЕОТС муниципалитетов тех государств, которые не входят в ЕС. В случае с Калининградской областью речь идёт, в первую очередь, о еврорегионе «Балтика», существование которого не может быть проигнорировано Брюсселем, так как «он уже является брендом» [8]. Как было заявлено на заседании Комиссии по территориальному самоуправлению Российско-Польского Совета по сотрудничеству Калининградской области и регионов Республики Польша 22 июня 2010 г. в Гданьске, члены еврорегиона «Балтика» (Швеция, Польша, Литва) не допускают возможности установления ЕОТС без участия российской стороны. Однако эмоциональные мнения участников еврорегионального движения повлиять на внесение изменений в политику ЕС и механизмы её реализации не способны.

 

Относительно стагнационных процессов в еврорегиональном движении с участием РФ, необходимо отметить, что существенную роль играет и не совсем чёткая политика российской стороны по отношению к такой форме международного сотрудничества, что повлекло довольно прохладное отношение соответствующих региональных и федеральных структур к участию в их деятельности. Сказывался и недостаточный уровень квалификации персонала администраций еврорегионов с российской стороны. Всё это, безусловно, отражалось на оперативности работы аппарата еврорегионов, на принятии управленческих решений, а также на эффективности реализации совместных проектов.

 

Таким образом, в последнее время еврорегиональное сотрудничество испытывает серьёзные трудности и проблемы, к которым, в частности можно отнести:

 

– отсутствие Закона РФ «О приграничном сотрудничестве в Российской Федерации»;

 

– отсутствие юридической и фактической возможности для российских участников еврорегионального сотрудничества софинансирования совместных проектов. Органы местного самоуправления (муниципальные образования) не могут быть основными или ответственными партнёрами проектов по программам Евросоюза.

 

В настоящее время приграничные отношения РФ и ЕС получают новый импульс развития. Завершается подготовка к практической реализации программ приграничного сотрудничества в рамках Европейского инструмента партнёрства и соседства. Одна из таких программ предназначена для Калининградской области РФ и приграничных регионов Польши и Литвы.

 

Формально цели и задачи новой программы во многом дублируют цели и задачи еврорегионального сотрудничества. Изменения связаны с конкретизацией участников программы – теперь это непосредственно сопредельные соседние регионы, со смещением акцентов сотрудничества – большее внимание уделяется предпринимательской и инвестиционной деятельности. Однако, для российских участников по-прежнему не решены юридические вопросы, связанные с законодательным обеспечением приграничного сотрудничества.

 

Вместе с тем важным представляется то обстоятельство, что сторонам удалось решить одну из важнейших задач: в конце 2009 г. был подписан ряд соглашений правительства РФ и ЕС о софинансировании проектов нового формата приграничного сотрудничества.

 

По мнению исследователей, участие Калининградской области в приграничном сотрудничестве, использование опыта всех пяти еврорегионов может внести существенный вклад в экономическое развитие территории Калининградской области. Более того, как нам представляется, опыт Калининграда в этом деле может оказаться полезным и для других приграничных областей и краёв России.

 

 

Примечания

 

1. Кошелев В. Еврорегион «Балтика» // Космополис. 2008. № 2 (20).

 

2. «Северная транспортная ось» – одна из пяти транспортных осей, аналогов транспортных коридоров, соединяющих ЕС с соседями, связывающих северную часть ЕС с Норвегией, с одной стороны, и с Белоруссией и Россией – с другой. (См.: Щербанин Ю. А. Транспортные коридоры: ещё модно? // Транспорт Российской Федерации. 2006. № 5. С. 8.)

 

3. Драгилева И. И., Зверев Ю. М., Корнеевец В. С., Федоров Г. М. Трансграничная кооперация в Балтийском регионе // Балтийский регион как полюс экономической интеграции Северо-Запада Российской Федерации и Европейского союза / под ред. В. П. Гутника, А. П. Клемешева. Калининград, 2006.

 

4. Рожков-Юрьевский Ю. Калининградская область в кольце регионов: угроза или благо? Что дают еврорегионы России? // Морская индустрия. 1999. № 1 (6).

 

5. Межевич Н. М. Приграничное сотрудничество и практика деятельности Еврорегионов на Северо-Западе России и в Республике Беларусь. СПб., 2009. С. 127.

 

6. Цит. по: Межевич Н. М. Указ. соч. С. 127.

 

7. Европейская рамочная конвенция о приграничном сотрудничестве территориальных сообществ и властей (Мадридская конвенция) действует с 1980 г. и объединяет 34 из 47 государств – членов Совета Европы. Российская Федерация является её участницей с 5 января
2003 г.

 

8. О еврорегионах. Справочная информация // Департамент информации и печати МИД РФ. 2009. 1 июня. URL: http://www.mid.ru/ns-dos.nsf/45682f63b9f5b253432569e7004278c8/356f323fae4091d1c32575c800474ae0?OpenDocument.

 

9. Выступление З. Ольшевского, директора секретариата гмин Польши еврорегиона «Балтика» в Эльблонге, на заседании Комиссии по территориальному самоуправлению Российско-Польского Совета по сотрудничеству Калининградской области и регионов Республики Польша 22 июня 2010 г. в Гданьске.