В октябре – первой декаде ноября 2015 г. в Италии, Испании и Португалии прошли четырёхнедельные учения НАТО под кодовым названием Trident Juncture. В них участвовало 36 тыс. солдат (в том числе 3 тыс. из Германии), 60 военных кораблей, 140 самолётов. По оценкам экспертов, это были крупнейшие манёвры Альянса  с 2002 г. На них присутствовали наблюдатели из разных стран, в том числе и из России.

Подготовка к этой военно-политической акции и сами манёвры сопровождались усилением антироссийской пропагандисткой кампании в западных средствах массовой информации в связи с операцией ВКС России в Сирии. При этом помощь, оказываемая российской стороной  сирийскому государству в борьбе с террористической группировкой «Исламское государство», оценивалась как возвращение России в мировую геополитику, стремление закрепиться на Ближнем Востоке и противостояние с США.

В комментариях действий России преобладали два основных подхода.

С одной стороны, высказывались сомнения, что России удастся достичь своих «амбициозных целей», из-за которых она пошла на большой риск. В частности, обращалось внимание на такие неблагоприятные факторы, как экономическое положение страны, с ухудшением которого население освободится из «патриотической ловушки»; 20 миллионов проживающих в России мусульман, прежде всего суннитов, многие из которых воспринимают военную поддержку шиитской коалиции в Сирии как участие РФ в войне конфессий; угроза интенсификации терактов; неизбежное отстранение от власти Б. Асада в послевоенной Сирии  и переход управления страной в руки прозападных сил.

С другой стороны, западные политики не уставали говорить о своих озабоченностях по поводу «деструктивной» политики Москвы, которая ещё больше «дестабилизировала» ситуацию в Сирии. Россию обвиняли в том, что объектом бомбовых ударов российских ВКС является не только ИГ, но и опорные пункты «умеренных оппозиционных сил», которые ведут борьбу с ИГ.  На этом фоне звучали требования прекратить поддержку режима Асада и не укреплять позиции ИГ бомбардировками оппозиции. Случайное нарушение российскими военными самолётами воздушного пространства Турции вызвало бурю негодования в натовских кругах. Турецкий премьер-министр Эрдоган пригрозил разорвать договоры с Россией о поставках газа, заметив, что у Турции есть и другие источники энергоснабжения. А  генеральный секретарь  НАТО Й. Столтенбег заявил на саммите  министров обороны стран-членов Альянса, что НАТО обладает и необходимой способностью, и инфраструктурой, чтобы послать силы быстрого реагирования на Юг и защитить Турцию от угроз, если это потребуется.

Во время военных учений НАТО была продемонстрирована исключительная боеготовность воинских подразделений быстрого реагирования, а также так называемого «Острия копья», специально созданного после присоединения Крыма к России. Чтобы повысить пропагандистско-психологический эффект оборонной и наступательной способности НАТО, генеральный секретарь Й. Столтенберг, посетивший манёвры с инспекционной поездкой, охотно давал интервью западным журналистам. Эти интервью интересны тем, что генсек Альянса делал акцент на стратегическое значение проводимых учений в контексте отношений Россия – НАТО.

Немецкая газета «Зюддойче цайтунг» опубликовала краткий отчёт об  этих интервью[1].

Хотя манёвры проводились в рамках гипотетического сценария (одна из африканских стран нападает на другую в борьбе за водные ресурсы), генсек НАТО признал, что отрабатываемый конкретный сценарий не реален, но опасности реальны. Говоря о задачах учений, Столтенберг заявил: «Мы должны обеспечить современное устрашение на уровне вызовов XXI века. Речь идёт о сигнале каждому потенциальному противнику, что мы в состоянии защитить всех союзников».

На учебном поле вблизи г. Сарагоса (Северная Испания) этот сигнал был подан особенно чётко и зримо. Наблюдатели увидели, как из семи огромных транспортных самолётов типа С-117 посыпался «дождь парашютистов». Это американский десант после шести часов полёта из Форта Брэгг (Северная Каролина) в точно установленное время высадился на испанской земле. «Я впечатлён», – так оценил эту операцию Столтенберг.  По его словам, проводить операции такого масштаба способны только американцы, но это пример для нового «Острия копья» НАТО.

Из интервью генсека Альянса «Зюддойче цайтунг» вынесла мнение, что учения в странах Южной Европы должны также продемонстрировать, что, несмотря на украинский конфликт, взгляд НАТО направлен не только на Восток. Хотя Альянс не участвует в борьбе против террористов «Исламского государства» (не в последнюю очередь также из-за их неоднозначного восприятия в исламском мире), должно быть ясно: НАТО смотрит также на Юг. При этом снова всё рассматривается в контексте отношений с Россией.

В то время как генсек НАТО инспектировал учения Альянса, президенты восточноевропейских стран-членов потребовали усилить присутствие НАТО на восточном фланге для защиты от России. Комментируя это требование, Столтенберг подчеркнул, что военное присутствие в восточной зоне ответственности Североатлантического союза уже усилено; кроме  того улучшилась мобилизационная готовность НАТО в целях быстрой переброски войск на восточный фланг. В любом случае на запланированном на июль 2016 г. саммите НАТО в Варшаве речь снова будет идти о том, насколько необходимо дальнейшее усиление присутствия НАТО в восточноевропейских странах.

На вопрос, планируется ли размещение натовских войск в Восточной Европе на постоянной основе, Столтенберг ответил, что различие между постоянным присутствием и  присутствием на основе ротации считает искусственным. Такое заявление привлекло повышенное внимание журналистского корпуса, поскольку до недавнего времени  НАТО придавала большое значение именно такому разграничению. И объяснялось это тем, что в рамках всё ещё действующего Основополагающего акта Россия – НАТО Альянс связан значительными ограничениями в плане постоянного размещения войск на Востоке. С точки зрения «Зюддойче цайтунг», на манёврах Столтенберг дал также старт новой дипломатической инициативе, т.е. отходу от обязательств, закреплённых в прежних договорённостях между НАТО и Россией.

В восприятии Столтенберга, в то время как НАТО действует транспарентно и пригласила на манёвры российских наблюдателей, Россия своими бесчисленными спонтанными учениями создаёт «повышенный риск для возникновения недоразумений», в результате чего ситуация может выйти из-под контроля. Согласно прежним правилам небольшие по масштабам и краткосрочные учения могут проводиться без предварительного оповещения и без приглашения наблюдателей. По мнению Столтенберга, такие правила должны быть усовершенствованы, поскольку необходимо больше транспарентности и больше предсказуемости.

Разыгранная в предпоследний день учений в португальской Трое  гипотетическая ситуация снова напомнила немецким наблюдателям об интересах НАТО на Юге. В гавани стоит подозрительное судно. Португальские специальные силы спускаются на него с вертолёта и с помощью польских специалистов проверяют наличие на борту ядерных или химических субстанций. Вскоре после этого британские военно-морские силы предпринимают на побережье небольшое вторжение. Никого не удивило, что Столтенберг во время пресс-конференции на борту португальского фрегата «Васко да Гама» выступил с похвалами по поводу  «великолепного успеха».

Примечательно, что в интервью средствам массовой информации Столтенберг дал понять, что в военно-морских учениях речь в значительной степени идёт о России. Считается, что с наращиванием вооружений в Калининградской области, на Чёрном море, а также в Сирии  Россия обретает способность заблокировать для НАТО доступ к определённым территориям. Военные эксперты называют это Anti Access/ Areas Denial (A2/AD).  Западные эксперты выражают серьёзные опасения в отношении того, что Россия в случае усиления своей базы в Сирии может достичь в Восточном Средиземноморье способностей A2/AD. Это означало бы, что силы НАТО в экстренных случаях не смогут свободно передвигаться в определённых частях Средиземного моря. Поэтому Столтенберг с неожиданной откровенностью чётко заявил: «Мы должны позаботиться о том, чтобы мы могли преодолеть возникновение такой способности России. НАТО должна оставаться в состоянии направлять войска и усиливать военное присутствие. Во время учений преследовалась и эта цель.

Подводя итоги, важно обратить внимание на следующие моменты.

Прошедшие учения НАТО были самыми крупными  с  2002 г., т.е. когда США с союзниками готовились к вторжению в Ирак. Учения октября -ноября 2015 г. были проведены в условиях растущей обеспокоенности Запада в связи с военными действиями России в Сирии. Демонстрацией сил НАТО, по-видимому, предполагалось произвести устрашающий психологический эффект на Россию. В то же время нельзя исключать, что это могла быть также проверка боеспособности Альянса на случай экстренных ситуацией.

Запад не готов смириться с усилением позиций России в Восточном Средиземноморье, поскольку видит в этом угрозу свободному передвижению своих сил в Средиземном море. Это актуализирует для нашей страны проблему безопасности, которая не сводится только к безопасности военной. Запад по-прежнему будет выявлять неблагоприятные факторы в развитии России, чтобы использовать их с максимальной пользой для себя.

[1] Brössler D. Unbedingt abwehrbereit. Das grösste Manöver der NATO seit Langem endet. Das Bündnis blickte dabei Richtung Russland. Aber auch Richtung Süden // Süddeutsch Zeitung. 2015. 6. November. S. 8.