Мамедова Л.К.

старший научный сотрудник отдела евро-атлантических исследований

Премьер-министр Великобритании Дэвид Камерон за полгода, которые прошли с момента его вступления в должность, предпринял несколько зарубежных поездок. Две из них были осуществлены в страны, которые считаются быстро развивающимися экономиками мира и входят в группу BRIC – Индия и Китай. В целом, визиты в эти страны продемонстрировали преемственность в британской внешней политике. Так, визит Камерона в Индию летом 2010 года должен был послужить дополнительным подтверждением традиционно особого места этой страны в британской внешней политике. Визит британского премьер-министра в Китай состоялся в начале ноября 2010 г. Британские наблюдатели дали неоднозначные оценки итогов этого визита. В то же время эксперты отметили некоторые новые элементы, которые Камерон внес в британо-китайский диалог.

За последние годы торговый оборот между Соединенным Королевством и Китайской Республикой развивался с позитивной динамикой. Согласно официальной статистике, товарооборот между Королевством и Китаем за период с января по сентябрь 2010 г. составил 35,75 млрд.дол.США. Между тем, за весь 2009г. объем товарооборота достиг 39,1 млрд. дол.США. В 2010г. Великобритания стала лидером среди стран-членов Евросоюза по объемам инвестиций в китайскую экономику – 16,75 млрд.дол.США. Для сравнения, китайские инвестиции в британскую экономику за этот же период не превысили 1 млрд.дол.США. В масштабах Евросоюза Китай предпочитает размещать свои инвестиции в Германии, а финансирование британской экономики активней осуществляет Индия.

При лейбористском правительстве, которое, как отчетливо видно из данных статистики, смогло создать благоприятные условия для стабильного развития сотрудничества двух стран, были также намечены контуры стратегии сотрудничества с Китаем. В феврале 2009 г. британским Министерством бизнеса и реформирования регуляционного законодательства был подготовлен многостраничный документ «Индия и Китай: возможности и вызовы для британского бизнеса». В указанном документе  перечислены вероятные риски развития экономик Индии и Китая на краткосрочную и долгосрочную перспективы. Риски для китайской экономики на краткосрочную перспективу связаны с состоянием национальной экономики и финансового сектора. В долгосрочной перспективе Китай столкнется с дефицитом природных ресурсов и альтернативных источников энергии, нехваткой питьевой воды. Также авторы рекомендуют британскому руководству развивать британо-китайское сотрудничество на основе прагматизма и на долгосрочную перспективу. В этом документе среди прочего подчеркивалась необходимость государственной поддержки для продвижения интересов британского бизнеса в этих странах. При лейбористах также велась работа по поддержанию солидной институциональной базы для сотрудничества между Великобританией и Китаем. В обеих странах функционируют совместные бизнес структуры, осуществляющие координацию и консультирование компаний на рынках двух стран.

Судя по последним публичным выступлениям британских высокопоставленных чиновников, в частности, представителей консервативной партии, официальная позиция Лондона в отношении этой азиатской страны вряд ли может считаться однозначной. Так, вскоре после своего вступления в должность Камерон заявил, что Великобритании необходимо сохранить свой ядерный потенциал для защиты, в том числе и от Китая. Иными словами, Китай был отмечен в списке стран, представляющих определенную угрозу для Королевства.

В готовящемся коалиционным правительством Великобритании документе «Обзор стратегии обороны и национальной безопасности» Китай среди немногих стран упомянут впрямую. В этом документе речь идет лишь о том, что британское руководство намерено прекратить оказывать донорскую помощь этой стране. Этот шаг объясняется тем, что Китай объективно не нуждается в подобных финансовых вливаниях. Немаловажно и то, что во время указанного визита в перечень тем для обсуждения наряду с вопросами развития экономического взаимодействия британцы включили тему нарушения прав человека в Китае. По мнению некоторых британских экспертов, в этих действиях британских политиков не усматривается какая-либо политическая интрига, задуманная британцами для получения определенных рычагов воздействия на китайские власти. Обсуждение этой темы в рамках визита не носило острого характера и, скорее, выглядело как некая формальность, предназначенная для внимания британской внутриполитической аудитории.

Камерон сделал тему развития международного взаимодействия британского бизнеса, в большей степени малого и среднего звена, одним из приоритетов политической программы коалиционного кабинета. В этом смысле сотрудничество с Китаем рассматривается британским руководством как потенциально выгодное направление, которое требует определенных политических усилий. Делегация британского премьера в Китай состояла из почти 50 представителей крупных бизнес компаний страны, среди которых Barclays, Rolls-Royce и Shell. Такое широкое представительство крупного британского бизнеса в делегации послужило для критиков дополнительным подтверждением того, что «фактор British Petroleum» в определенной степени трансформировал представление британского бизнеса об оптимальных условиях для своего развития. Вероятно, с точки зрения британцев, США постепенно уступают свое звание наиболее дружественного рынка для британских компаний в пользу Китая. В свою очередь, Камерон косвенно это подтвердил, заявив по итогам визита, что стороны намерены к 2015г. увеличить объем двусторонней торговли до 100 млрд.дол.США, из которых экспорт в Британию составит около 30 млрд.дол.США.

Визит британского премьера в Пекин состоялся накануне встречи Большой Двадцатки, которая прошла в Сеуле 11-12 ноября 2010г. Британские политики, о чем свидетельствуют документы, принятые по итогам визита, видели в китайской поездке возможность заручиться поддержкой официального Пекина не только для развития двусторонних отношений, но и для принятия многосторонних решений, намеченных на корейский саммит. Вероятно, высокопоставленные политики Британии вновь прибегли к часто практикуемым ими в международной политике посредническим услугам, результат которых нередко предназначается для американских партнеров. Между тем, вряд ли можно говорить о том, что решения, принятые по многосторонним структурам носят прорывной характер. Скорее, их можно отнести к категории политических заявлений. Так, например, Банк Англии и народный Банк Китая договорились углублять свое сотрудничество по вопросам финансовой стабильности, регулирования международной финансовой системы, в том числе и через механизм Совета по финансовой стабильности, который был сформирован в 2009г. в ходе встречи Большой двадцатки в Лондоне. Как известно, оба Банка с момента учреждения Совета являются его членами.

По прогнозам ОЭСР, в 2011 и 2012гг. рост китайской экономики будет значительным и составит около 9,7%. Во многом благодаря высоким темпам роста китайская экономика сможет сыграть ключевую роль в восстановлении мировой экономики. В этом смысле договоренность, достигнутая между британским министром финансов Дж.Осборном и китайским вице-премьером Ван Цишанем о том, что стороны будут работать по углублению партнерских отношений по проектам на рынках третьих стран, имеет большое значение. Эта договоренность наряду с многими другими, составила основу двустороннего коммюнике, подписанного сторонами 9 ноября 2010г. по итогам третьей встречи в рамках Британо-Китайского экономического и финансового диалога. В соответствии с этим документом, выделяются две крупные области развития взаимодействия на двустороннем уровне: торговля и инвестиции, и развитие сектора финансовых услуг. При этом подчеркивается, что сотрудничество должно строиться на основе прагматизма и на долгосрочную перспективу.

Иначе говоря, нынешнее руководство Великобритании, исходя из перечня рисков, грозящих китайской экономике на том или ином этапе развития, прежде всего предлагает китайцам совместные проекты в области торговли и финансовых услуг. Большинство из достигнутых в ходе ноябрьского (2010 г.) визита делегации Камерона договоренностей лежат именно в данной плоскости. В связи с этим широкое освещение в британской прессе получил крупный совместный проект между Королевским Банком Шотландии (КБШ) и китайской консалтинговой компанией Guolian Securities Co. Как известно, КБШ в разгар финансового кризиса в Великобритании понес большие потери и получил государственную помощь от лейбористского правительства. Эта двусторонняя сделка наравне с несколькими другими была прокомментирована британским министром финансов, как реванш в отношении американцев. Авторитетное американское агентство Bloomberg 9 ноября 2010г. цитирует его слова: «британские банки и компании, предоставляющие финансовые услуги, вытесняют американцев из Китая, и китайцам Лондон представляется более привлекательным». Присущая этому высказыванию Осборна сильная эмоциональная окраска и временная близость сеульского саммита Двадцатки позволяют думать, что эта риторика, прежде всего, была нацелена на китайцев. Британское руководство активно демонстрировало свою открытость и в некоторой степени лояльность в отношении китайского правящего режима, чтобы обеспечить позитивный настрой встреч на высшем уровне. Между тем, британские критики говорят о том, что Камерон и его коллеги не смогли добиться принятия главных решений. Официальный Пекин оставил, как и прежде, британские компании вне перечня котировок на своей бирже, хотя по договоренности сторон некоторые китайские компании будут представлены на лондонской бирже.

В ноябре 2010 г. Р.Ламбер, генеральный директор влиятельной организации – Конфедерации британских производителей, комментируя перспективы британо-китайского сотрудничества, выразил уверенность, что конструктивный диалог между странами будет направлен на усиление координации в их макроэкономике, исключение протекционизма в торговле и политизации экономических вопросов. Строго говоря, по этим острым проблемам не было достигнуто значимого прогресса. Это обстоятельство также стало предметом для критики со стороны некоторых британских экономистов. Исключение, пожалуй, может составить тот факт, что в ближайшем будущем китайский представитель будет включен в состав лондонского представительства The Joint International Tax Shelter Information Centre (JITSIC). Центр был учрежден в 2004г. Австралией, Канадой, США и Великобританией для согласования совместных действий по обнаружению и противодействию несправедливого налогообложения сделок. Недавно представитель Японии также дал свое согласие на членство в лондонском офисе Центра. Активное взаимодействие указанных участников в рамках этой структуры может быть использовано англо-саксонскими странами для продвижения своих интересов в узкопрофессиональных областях в двух крупных азиатских странах – в Японии и Китае, вероятно, составляя в определенной степени конкуренцию лидерам Евросоюза.

Во время визита Камерон подчеркнул, что британцы придают большое значение развитию регионального сотрудничества. На уровне двусторонних Советов по бизнесу уже идет работа в этом направлении и разработаны программы привлечения британских компаний в некоторые китайские провинции. Однако, британские критики обоснованно говорят о государственном контроле и, как следствие, закрытости китайского рынка для иностранцев, в том числе и для британских корпораций. По итогам визита помимо контрактов, заключенных компанией Rolls-Royce с китайскими партнерами на сумму около 1,2 млрд.дол.США, и некоторых договоренностей по сотрудничеству в химической промышленности, других двусторонних проектов в реальном секторе экономики не было подписано. Между тем, британцы неоднократно заявляли о своей заинтересованности в развитии взаимовыгодного сотрудничества с Китаем по разработке и внедрению передовых энергетических технологий, в области биохимии, по передовым информационным технологиям. Но, как известно, серьезным препятствием на этом пути является систематическое несоблюдение китайскими компаниями прав интеллектуальной собственности.

Вероятно, британское руководство, делая шаги по вовлечению Китая через его бизнес в собственную финансовую орбиту, в долгосрочной перспективе рассчитывает, что Китай воспользуется позитивным опытом этого сотрудничества и выступит с инициативами по расширению межгосударственных отношений на паритетных основах по указанным выше направлениям передовых технологий.

Британские эксперты также полагают, что быстро растущий китайский средний класс, который все больше испытывает потребность в продукции класса люкс, в скором времени выступит в роли генератора роста товарооборота между странами. Кроме того, наблюдатели позитивно оценивают перспективные возможности, которые несет тенденция, присущая всем современным быстро развивающимся экономикам, при которой квалифицированные специалисты возвращаются из западных стран на родину. Эксперты полагают, что в скором времени в стране появится новая прослойка профессионалов, привыкших работать по западным стандартам. В связи с этим, можно говорить о том, что текущие проекты британцев по созданию в Китае совместных инвестиционных фондов в определенной степени работают на достижение этой цели, поскольку способствуют повышению экономической привлекательности китайского бизнеса.