По сообщениям прессы-службы Еврокомиссии (ЕК), глава ЕК Жан-Клод Юнкер 18 ноября с.г.  направил Президенту России В.В.Путину письмо с предложением о взаимодействии ЕС и Евразийского экономического союза (ЕАЭС).[i]

В российских СМИ появились комментарии, авторы которых восприняли послание Юнкера как некий поворот в политике ЕС в отношении России и СНГ в целом. Ряд комментаторов связали это событие с терактами в Париже, которые, с их точки зрения, убедили руководителей Европы в необходимости широкого сотрудничества с Россией как в борьбе с терроризмом, так и в других сферах. В качестве доказательства приводятся признаки смягчения позиции Запада относительно взаимодействия с Россией в ходе проведения боевых операций против ИГИЛ в Сирии.

Подобные оценки послания Юнкера представляются поверхностными и сверхоптимистичными. Для понимания мотивации и логики действий руководителя Еврокомиссии нужно вспомнить о главной цели политики Запада, в т.ч. Евросоюза, в отношении России и СНГ.

А эта цель заключается в том, чтобы сорвать мнимые планы Москвы «возродить СССР» или, иными словами, «Российскую Империю», одним из вариантов которой, с точки зрения Вашингтона и Брюсселя, и являлся Советский Союз. После 1991 года Запад пытался различными способами затормозить любые формы интеграции с участием России (политической, военной, экономической) в СНГ, в частности, через проект Евросоюза «Восточное партнерство». Запад отказывался от взаимодействия с  интеграционными объединениями стран СНГ, полагая, что контакты подобного рода означали бы подтверждение легитимности таких структур, и соответственно, признание ведущей роли России на постсоветском пространстве.

Наиболее откровенно эту позицию озвучила в декабре 2012 года госсекретарь США Хиллари Клинтон, которая  заявила: «Мы отмечаем некий сдвиг в сторону повторной советизации региона, но конечно это не будет называться именно так. Это будет называться Таможенным союзом, Евразийским союзом или что-то в этом роде. Мы знаем, в чём заключается цель, и мы стараемся разработать эффективные способы того, как замедлить это или предотвратить это»[ii].

Безусловно, ключевое значение Запад придавал вопросу об участии Украины в интеграционных объединениях на постсоветском пространстве, в т.ч. экономических –  Евразийском экономическом союзе и его предшественниках –  ЕврАзЭс и Таможенном союзе. По-существу, как Вашингтон, так и Брюссель руководствовались и продолжают руководствоваться известной формулой Збигнева Бжезинского, изложенной им  в книге «Великая шахматная доска (Господство Америки и его геостратегические императивы)»: без Украины Россия не способна претендовать на роль великой державы с региональными и глобальными  интересами (по его терминологии – «мощной евразийской империи»).

Сейчас на Западе многие трактуют произошедшие после Майдана события как результат «твердолобой» позиции России по вопросу о заключении Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС. Якобы, Москва не желала признать право Киева на параллельное сотрудничество как с Россией, так и с Западом, поставив украинцев перед жестким выбором: либо с нами, либо против нас. Но ведь еще при В.Януковиче, который, видимо, считал себя самым хитрым и пытался проводить политику «равноудаленности» от России и Запада, заигрывая и обманывая обоих партнеров (и в конце концов поплатился за это), Евросоюз неоднократно предупреждал киевских руководителей: если Украина вступит в Таможенный союз, то заключение соглашения об Ассоциации с ЕС станет невозможным. Иначе говоря, именно Евросоюз придерживался в отношении Украины бескомпромиссной и жесткой линии: «кто не с нами, тот против нас».

Вашингтон и Брюссель не меняли своих подходов к интеграционным объединениям стран СНГ даже в самые сложные периоды борьбы с международным терроризмом после терактов 11 октября 2001 года. В частности, Запад оставался верен этим принципам в разгар военной кампании в Афганистане, когда снабжение Международных сил содействия безопасности (МССБ) по «южному» маршруту (через Пакистан) было заблокировано из-за регулярных нападений талибов на конвои с военными грузами, и перед НАТО  встал вопрос об открытии «северного» маршрута. Как НАТО в целом, так и отдельные его члены категорически отвергли предложение России о налаживании контактов по линии НАТО – ОДКБ (Организация договора о коллективной безопасности, в которую входят 6 стран СНГ) с целью быстрого решения вопроса об открытии «северного» маршрута и взаимодействия двух организаций по стабилизации военно-политической обстановки в Афганистане. Западные государства несли потери в живой силе и технике, но все же предпочли более длительный и трудный процесс налаживания снабжения по «северному» маршруту через двусторонние соглашения с Россией и странами Центральной Азии.

*      *      *      *      *      *

Что же изменилось с тех пор? Разве отношение Запада к России улучшилось за последние годы? Может быть, недавние теракты в Париже оказали на позицию Запада большее влияние, чем террористические атаки на США 11 октября 2001 года? Может быть, Франция оказывает большее влияние на формирование политики Запада, чем США? Может быть, сотрудничество с Россией в Сирии важнее для Запада, чем взаимодействие в Афганистане?

Увы, каждый здравомыслящий человек, наверное, ответит на эти вопросы отрицательно. Не произошло ничего такого, что могло бы побудить Запад внести позитивные для нас коррективы в политику на постсоветском пространстве. Наоборот, украинский кризис и воссоединение Крыма с Россией вполне очевидно усилили фантомные страхи Запада по поводу возможности «возрождения советской империи».

В этом контексте, на мой взгляд, и нужно оценивать письмо Юнкера и в целом возможность налаживания сотрудничества между ЕС и ЕАЭС.

Важно также иметь в виду ряд обстоятельств, связанных с посланием главы Еврокомиссии.

Во-первых, в письме Юнкера, по сообщению прессы-службы ЕК, подчеркивается, что “решение об условиях принятия решения о начале этого процесса находится в руках стран-членов Евросоюза и должно быть, в частности, синхронизировано с выполнением Минских соглашений”[iii]. Шедевр дипломатической казуистики! Одно лишь «решение об условиях принятия решения» чего стоит! В переводе на нормальный русский язык вся эта словесная эквилибристика означает следующее:

– начало контактов между ЕС и ЕАЭС (не само сотрудничество, а именно начало обсуждения возможности налаживания сотрудничества) возможно только после выполнения Россией ряда предварительных условий;

– первое (но не единственное) предварительное условие уже сформулировано в письме Юнкера – выполнение Россией Минских соглашений;

– полный список предварительных условий будет формулировать не Еврокомиссия, а каждая страна-член ЕС в отдельности.

Можно только представить себе, как в Брюсселе будут оценивать «выполнение Россией Минских соглашений», и какие условия выдвинут такие «друзья» России в Евросоюзе, как Польша или прибалтийские республики. Даже такой сверхосторожный текст письма вызвал у них бурную негативную реакцию, поскольку сотрудничество между ЕС и ЕАЭС означало бы прекращение западных санкций против России. Глава МИД Литвы Линас Линкявичюс заявил, что «удивлен» содержанием документа, которое «противоречит общепринятому в европейской политике взгляду и не содержит упоминаний о каких-либо санкциях ЕС против России»[iv]. Руководители трех прибалтийских республик также сделали заявление о том, что отказываются участвовать вместе с Россией в любой антитеррористической коалиции. Видимо, для того, чтобы успокоить неофитов, которые как известно всегда хотят казаться «святее Папы Римского», Брюссель  организовал утечку в прессу сведений о том, что в середине декабря на саммите ЕС санкции против России будут продлены и возможно  расширены, «несмотря на объединение усилий по борьбе с группировкой «Исламское государство».[v]

Нельзя упускать из виду и другое обстоятельство. Юнкер написал письмо не в инициативном порядке, а в ответ на послание председателя коллегии Евразийской экономической комиссии (ЕЭК, регулирующий орган ЕАЭС) В.Б.Христенко, в котором содержался проект соглашения о сотрудничестве ЕАЭС и ЕС, утвержденный на заседании представителей правительств стран ЕАЭС 8 сентября. Христенко направил свое послание еще 13 октября, т.е. вопреки всем нормам дипломатической этики глава Еврокомиссии молчал больше месяца и соизволил ответить лишь после того, как 16 ноября на «полях» саммита «Группы двадцати» встретился с российским президентом.

*      *      *      *      *      *

В общем, горькая пилюля была завернута европейскими фокусниками в красивый фантик, и всю эту конструкцию некоторые наивные россияне приняли за вкусную конфету, свидетельствующую о готовности ЕС к сотрудничеству с Евразийским экономическим союзом.

В этой истории мне непонятно одно: с какой целью в ЕЭК разработан проект соглашения о сотрудничестве с Евросоюзом, который затем был утвержден представителями правительств стран ЕАЭС и направлен главе Еврокомиссии? Неужели в аппарате ЕЭК думали, что в текущей международной обстановке есть хоть малейший шанс на позитивную реакцию со стороны Евросоюза?

Это напоминает мне некоторые черты внешней политики времен позднего СССР: наша страна тогда буквально фонтанировала бесконечными «мирными» инициативами в военно-политической области, подавляющая часть которых игнорировалась и оставалась без ответа. Видимо тогда советское руководство надеялось, что «прогрессивная западная общественность» поймет всю силу наших аргументов и всю пагубность «агрессивной политики» своих правительств и заставит их пойти навстречу советским предложениям.

Казалось бы, неоднократно попав с тех пор под «холодный душ» и получив от западных «партнеров» приличные порции «березовой каши», мы  должны были повзрослеть, поумнеть и утратить остатки наивности. Но, видимо, к аппарату ЕЭК это не относится. А может быть, там окопались почитатели лидера II Интернационала Эдуарда Бернштейна, провозгласившего формулу «движение – все, конечная цель – ничто», или бывшие функционеры Комитета по спорту, руководство которого  после очередного провала успокаивало общественность  дежурным лозунгом «важна не победа, а участие».

Логика международных отношений проста: инициатива имеет шанс на реализацию в том случае, если для этого сложились  объективные условия, т.е. у выдвигающего ее в рукаве есть крупные козыри не пропагандистского, а самого что ни на есть материального характера. Когда Вашингтон в советский период шел навстречу нашим инициативам в области стратегических наступательных вооружений и подписывал соответствующие соглашения, таким козырем была  мощь ракетно-ядерного потенциала СССР,  способного аннигилировать любого военного оппонента.

Если же условия не сложились, и козыря в рукаве не было, Запад рассматривал советскую инициативу о заключении какого-либо соглашения как одностороннюю заинтересованность СССР и старался использовать ее в своекорыстных интересах, выдвигая бесконечные требования без какого-либо намерения это соглашение подписывать. В общем, вывешивал морковку перед носом осла, и наивное парнокопытное начинало тащить телегу в нужном направлении.

 

*      *      *      *      *      *

 

Судя по всему, никаких козырей в рукаве у аппарата ЕЭК нет. Поэтому можно ожидать, что Запад в лице руководителя Еврокомиссии вновь попытается подвесить перед нами морковку, на этот раз в виде намека на возможность подписания соглашения о сотрудничестве между ЕС и ЕАЭС. Куда он попытается нас повести – можно только гадать. Наверное, сначала потребует передать все участки границы с Украиной под контроль вооруженных сил Незалежной, потом – «вернуть» Крым «истинному владельцу», затем – вывести российских миротворцев из Приднестровья и Южной Осетии и т.д. и т.п. То есть на деле подтвердить отсутствие у России намерений «возродить советскую империю».

Думаю, главное объективное условие, при котором Евросоюз может в перспективе пойти на сотрудничество с ЕАЭС,  заключается в успешном развитии этого объединения, переживающего сейчас нелегкие времена из-за экономического кризиса в России (взаимная торговля стран-членов ЕАЭС за январь-сентябрь упала на 26,3%). А успехи развития ЕАЭС и глубина интеграции в свою очередь будут определяться тем, насколько быстро наша страна сумеет отказаться от порочной либеральной экономической политики, которая породила однобокую сырьевую модель экономики, завела нас в тупик бесконечной череды кризисов, превратила государство в унылого и пассивного наблюдателя за происходящим, а все надежды на восстановление экономического роста связывает с ростом цен на нефть и возобновлением доступа к западной кредитной кормушке. Или другими словами, экономический рост ЕАЭС будет определяться тем, насколько быстро и эффективно Россия сможет осуществить структурные реформы в экономике.

А до того, как структурные реформы дадут положительный эффект и выведут нашу страну и ЕАЭС в целом на траекторию устойчивого экономического роста, помимо сотрудничества с Евросоюзом есть другие механизмы развития объединения.

К ним в первую очередь относятся меры по формированию общего рынка на пространстве СНГ, либерализации торговли товарами и услугами. В частности, ЕАЭС предстоит много сделать для реализации Концепции единого рынка электроэнергетики, а также для выполнения Программы поэтапной либерализации рынка автомобильных грузоперевозок, разработать совместные программы кредитования экспортёров на внешних рынках, обновить договорно-правовую базу, в первую очередь принять новый Таможенный кодекс, подписать соглашение о взаимодействии в валютно-финансовой и социально-экономической сферах и т.д.

Есть другие способы подтверждения и закрепления легитимности ЕАЭС, а также использования внешних источников для ускорения экономического роста. На текущий момент почти 40 развивающихся стран и интеграционных группировок изъявили желание создать зоны свободной торговли с ЕАЭС. Заключено первое  соглашение о свободной торговле (с Вьетнамом), ведутся  переговоры с Ираном. Созданы рабочие группы по подготовке аналогичных соглашений с Индией, Египтом и Тунисом.

В мае 2015 года Президент России В.В.Путин и Председатель  КНР Си Цзиньпин договорились о сопряжении проектов ЕАЭС и «Экономического пояса Шелкового пути». Эта договоренность означает подтверждение легитимности Евразийского экономического союза со стороны второй по масштабам (а в недалеком будущем и первой) экономики мира и станет мощным источником развития ЕАЭС на длительную перспективу. Евразийская комиссия уже начала переговоры о заключении соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве с КНР

В общем, резервов для развития ЕАЭС и закрепления его легитимности  (как внутренних, так и внешних) у нас достаточно. Надо только избавиться от иллюзий в отношении Запада, и не забывать поучительную историю про ослика и морковку.

[i] http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/2454939

[ii] Клинтон: США не допустят возрождения СССР http://russian.rt.com/article/1787http://russian.rt.com/article/1787

[iii] http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/2454939

[iv] http://lenta.ru/news/2015/11/19/peskov/

[v] http://lenta.ru/news/2015/11/19/sanctions/