Проявление нетерпимости на идеологической почве – одна из основных проблем с правами человека, которые  мы наблюдаем на Украине. В этой связи наш side event имеет особое значение, поскольку любой разговор на тему «религиозных общин» неизбежно затрагивает весь комплекс основных прав и свобод человека, включая фундаментальные права. Сегодня на Украине речь и идет  уже о риске для жизни и здоровья последователей тех или иных убеждений, не говоря уже о ситуациях, в которых глубинным  –  этнорелигиозным чувствам людей наносится оскорбление, и эти факты носят массовый характер.

Напомним, что так было не всегда.

Весной 2004 года Государственным комитетом по делам национальностей и миграции Украины был подготовлен проект закона «О статусе коренных (автохтонных) народов Украины». В этом законопроекте предлагалось закрепить перечень коренных народов (в том числе белорусов, гагаузов, греков, евреев, караимов, крымских татар, крымчаков, молдаван, поляков, русских, румын и венгров), которые исторически проживают на территории Украины, сохраняют свое национальное самосознание, культуру, традиции, речь, имеют стойкое представление о родной земле и ее границах.

В законопроекте формулировались как основные положения о самом термине «коренные народы», так и их основные права. По разработанному документу, в местных органах власти должны были быть созданы соответствующие структурные органы по делам коренных народов. Народам, которым предоставляется статус коренных, давалось право создавать на территории Украины свои школы, музеи, союзы и организации, которые содействуют развитию их культуры и образования. Этот проект сразу же вызвал противодействие со стороны кругов, не заинтересованных в надлежащем регулировании межнациональных отношений на основе принципов равенства и справедливости, принципов международного гуманитарного права и по надуманным основаниям был отвергнут. По их мнению, данный нормативно-правовой акт может содействовать дифференциации населения Украины, дать определенное ощущение отделения представителей национальных меньшинств от общества Абсурдность этих доводов очевидна. За отказом от дифференциации  отчетливо просматривается нежелание украинского государства признавать национальный плюрализм общества, ставка на моноэтничность, ставка на принудительную смену идентичности, провоцирование конфликта идентичностей, отказ от принятия на себя обязательств по удовлетворению основных прав и свобод с учетом этнокультурных особенностей регионов и этнорелигиозных групп.

Напомним, что Украина получила в наследство от СССР целые регионы, различающиеся с точки зрения этнической и религиозной культуры. Народы, проживающие на этих территориях, наряду с этническими украинцами, сегодня являются гражданами единого украинского государства. Более того, на территории Украины компактно проживают также отдельные некоренные этнические группы (турки-месхетинцы). До начала агрессивного ущемления их прав на свободу совести, культурную самобытность, язык и религию у этих народов не было серьезных претензий к власти.

Ситуация начала меняться сразу после перехода Крыма в результате референдума в состав России. Украинские власти закрепили за крымскими татарами статус коренного народа, отказав в нем всем остальным народам. Не является ли такой подход запоздалого эксклюзивизма нарушением принципов равенства и справедливости, положенных в основу этнического международного права?

Политизированный подход к различным этноконфессиональным группам – обычное явление для Украины. Несмотря на это и на отдельные случаи нарушение прав этнорелигиозных групп в 90-е годы, Украина до режима Порошенко оставалась домом для большинства ее народов.

Однако сегодня очевидно, что режим Порошенко, возродивший нацистскую идеологию, разошелся во взглядах на национальное строительство не только со своими гражданами, но и с фундаментальными принципами международного гуманитарного права.

(1) Многочисленные коренные народы этой страны подают сигналы бедствия, потому что основным принципом нового режима стал принцип диктатуры одной идеологии – украинского национализма, который гласит «кто не с нами – тот против нас». При этом законопослушные граждане, не считающие себя этническими украинцами, не могут достучаться до международного сообщества, поскольку режим всячески блокирует все подобные попытки.

Не услышанными остаются и те украинцы (журналисты, юристы, интеллектуалы), которых беспокоит политика Киева, направленная на разжигание гражданского конфликта в стране. К ним применяются репрессивные меры: самые яркие из них либо томятся в застенках, либо уже убиты. Но мало того. Украинское государство делает все, чтобы стереть даже память о них.

(2) Теперь о фактах. В каждом отчете ООН по Украине есть раздел, посвященный соблюдению прав и свобод религиозных организаций. Однако, несмотря на массовые гонения на священство «Украинской Православной Церкви Московского Патриархата» (УПЦ МП) и захваты храмов клириками и верующими «Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата» (УПЦ КП) и «Украинской Греко-Католической Церкви» (УГКЦ), международные правозащитные организации упорно не замечают этих фактов. Проблема нападений на священнослужителей и культовые сооружения УПЦ МП, как и в начале 1990-х годов остается вне внимания правозащитных организаций и зарубежных СМИ. В доступных отчетах ООН мы нашли только одно упоминание нарушения прав верующих УПЦ МП, но оно связано с деятельностью православных активистов и к УПЦ МП имеет опосредованное отношение.

(3) Двойные стандарты правозащитных организаций не есть что-то новое. Однако, когда на защиту одних поднимается все мировое сообщество, а о других оно молчит – это цинизм. К сожалению, примером двойных стандартов стали и отчеты ООН, в которых зафиксированы правонарушения в Крыму, Донбасской и Луганской областях только в отношении УПЦ КП, УГКЦ, мусульман определенных сект и неопротестантских организаций.

(4) В отчете ООН от 15 мая 2014 года сообщается о притеснениях общин УПЦ КП в Крыму и вынужденной иммиграции одного клирика УПЦ КП, а так же о запрещении террористической организации «Хизб-ут-Тахрир» в Крыму (в отчете данный факт подается как давление на мусульман). В этом отчете нет ни слова о нападениях на клириков УПЦ МП, о захватах и обстрелах храмов «Нацгвардией», нет информации о том, что  крымские мусульмане подвергаются вербовке в ряды террористической организации ИГИЛ, которую ведут откровенные исламисты с территории Украины[1].

Молчат правозащитные организации о разбитых мечетях неполитизированных мусульман, например, в Макеевке: мечеть разрушают лишь за то, что община уклоняется от поддержки режима, отдаляется от политического измерения украинского кризиса.

В отчете ООН от 15 июня 2014 года также сообщается о притеснениях нео-протестантских сект представителями ДНР и ЛНР и о заявлении главы УПЦ КП Филарета о недопустимости захвата храмов УПЦ МП. В данном отчете нет ни слова о нападениях на клириков УПЦ МП, а Филарет показан, как миротворец [2].

Впервые упоминается о предотвращенном нападении на синагогу в Одессе и предотвращенное нападение на православный крестный ход в Киеве 22 июня 2014 года.[3]  Но умалчивается, что 22 февраля 2014 года была пресечена провокация боевиков украинских праворадикалов по захвату Киево-Печерской Лавры и о необходимости оперативной эвакуации в Россию выставки «Шедевры древнерусского искусства 15-17 веков» из собрания Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева, оказавшейся под угрозой. Действия боевиков «Правого сектора» в отношении культурных артефактов очень напоминают варварские действия «Исламского государства» в Сирии. Можно констатировать, что негативные примеры разжигания межконфессиональной розни на Ближнем Востоке, нашли свое продолжение на Украине, где мы по сути наблюдаем тот же искусственно созданный внутрицивилизационный раскол между представителями некогда единой восточно-христианской ветви – Православия.

В отчете ООН от 17 августа 2014 года сообщается о притеснениях пасторов неопротестантских сект в ДНР и указана причина – провозглашение православия и конфессии УПЦ МП официальной религией в конституции ДНР. Но в отчете вновь нет ни слова о нападениях на клириков УПЦ МП, хотя август являлся пиком их нападений совместно с праворадикалами на храмы УПЦ МП и насчитывает более 35 случаев дискриминации[4].

В отчете ООН от 16 сентября  2014 года сообщается о притеснениях общин УПЦ КП и ее клириков, а также турецких имамов в Крыму. Но этом отчете, как и в предыдущих, нет ни слова о нападениях на клириков УПЦ МП и обстрелах храмов «Нацгвардией» и о том, какую именно пропаганду ведут упомянутые имамы, с которыми борется уже их собственное турецкое государство[5].

В отчете ООН от 15 ноября 2014 года сообщается о притеснениях разного рода сект и захвате культового сооружения УПЦ КП в ДНР. Однако в отчете нет информации о пострадавших клириках УПЦ МП, захватах и обстрелах храмов «Нацгвардией»[6].

Такие же двойные стандарты практикуют и отдельные известные правозащитники. Они игнорируют тот факт, что в захватах храмов на Украине способствуют работники администраций украинских областей и депутаты разных уровней. Глава Офиса религиозных свобод канадского МИДа [7]  Эндрю Беннет перед своим отъездом на Украину в октябре 2014 гола заявил, что хочет объявить о пакете правительственной помощи Украине для продвижения религиозных свобод. По словам Беннета, эти меры должны будут «смягчить негативное воздействие Путина» на Украине[8].

Помимо западных правозащитников подобной однобокой риторики придерживаются и украинские политики и правозащитники. Двадцать пятого ноября в Украинском национальном информационном агентстве «Укринформ» (г.Киев) состоялась пресс-конференция на тему: «Новый экстремизм: вероисповедание под давлением в Крыму и на Донбассе».

Во время пресс-конференции были представлены материалы отчетов по проблемам притеснения и преследования религиозных общин на Украине. Однако, несмотря на сотни случаев дискриминации и нападения на храмы и священников УПЦ МП (сегодня составляет уже более 220 случаев), вместо взвешенных экспертных оценок представители конференции изобразили УПЦ МП как структуру, которая захватывает храмы УПЦ КП, нападает на клириков УГКЦ и поддерживает «террористов» на Украине. Спикера от УПЦ МП на эту пресс-конференцию не пригласили[9].

Слаженность данной кампании позволяет говорить о том, что представители киевского режима, совместно с политическими и религиозными представителями напрямую отправляют в международные институты, в том числе и ООН, «однобокие» отчеты, в которых УПЦ МП выставляют «кузницей террористов» и замалчивают сотни случаев дискриминации этой конфессии. Большая часть украинских протестников не имеет возможности достучаться до международных организаций минуя государственные репрессивные структуры, их голос остается неслышным на международных площадках.

Мы видим и двойные стандарты непосредственно в международных правозащитных организациях. Отчеты ООН в данном случае красноречиво это демонстрируют. Подобную ситуацию объясняют тем, что эти службы не хотят играть на руку «российской пропаганде» и таким образом вводят так называемую «позитивную дискриминацию» умалчивая эти факты. Такие подходы недопустимы.

(3) Ватикан предлагает свои услуги для разрешения конфликта на Украине и сетует в лице Кардинала Курта Коха на то, что УПЦ МП упорно держится канонической верности и единства с РПЦ.  Позиция Ватикана в этом вопросе не нова.  В 1990-е г. папа Иоанн Павел II оказал поддержку Словении и Хорватии в противовес православной Сербии. Тогда Ватикан проигнорировал погром четырех православных епархий на Украине. Если применительно к ситуации на Ближнем Востоке подходы Святого Престола по поводу положения христианских меньшинств созвучны позиции России, то по Европейской ситуации и особенно по Украине они,  к сожалению резко различаются. Отсутствуют отчеты расследований, по этим фактам. Сотни фактов гонений на УПЦ МП в 2014-2015 годах также могут кануть в неизвестность без должного мониторинга о нарушении религиозных прав и свобод на Украине со стороны международных организаций.

Стремление политизировать религиозные и культурные различия поддерживают высокий градус насилия в украинском обществе.  Эта ситуация чревата проблемами для всей Европы.

В России также существуют десятки разных представительств правозащитных организаций, и не одна из них не поднимает вопрос о бесчеловечных действиях режима Порошенко в отношении различных категорий и групп граждан. Но только московский Красный Крест подал заявление в Гаагу в отношении не только православного, мусульманского, да и всего неукраиноязычного населения и особенно инакомыслящих. В эту работу включился также Российский фонд мира, который представил мониторинг ситуации за год в книге «Украинский кризис в свете крымский событий». Но несмотря на это украинские политики позволяют себе оказывать давление на работу международных организаций, обвиняя их в пособничестве ополченцам ДНР [10].

В сложившейся обстановке целесообразно развивать следующие направления международной деятельности:

  1. Организация ежемесячных пресс-конференций правозащитных организаций по этнорелигиозным гонениям на Украине и других странах и борьбы с инакомыслящими. Только в отношении УПЦ МП ежемесячно появляются от 15 до 36 фактов дискриминации по религиозным убеждениям; регулярно появляются случаи вандализма, расизма и антисемитизма; новым явлением стало привлечение в украинскую армию последователей разного рода сект [11];
  2. Необходимо пристальное внимание международных СМИ к теме этнорелигиозных притеснений на Украине. Пока зарубежные СМИ игнорируют тему этнорелигиозной дискриминации, обзоры наших НПО остаются единственным способом донести правду о ситуации;
  3. Организация мероприятий в странах ЕС на тему гонений этнорелигиозных меньшинств на Украине с участием представителей поместных церквей, католиков и лютеран. Такие встречи могли бы стать миротворческим звеном в зоне конфликта,  помогать освобождению пленных религиозных деятелей в ДНР и ЛНР;
  4. Требуется внимание международных организаций и к восстановлению в правах отдельных этнических групп на Украине и СНГ, что невозможно сделать без многосторонних усилий со стороны Украины, Грузии, Турции и России. Речь идет о бедственном положении турок-месхетинцев. Символично, что бесправию этого народа столько же лет, сколько идет борьба за права меньшинств в ООН. Не менее 30 тысяч представителей турок-месхетинцев находятся практически в зоне боевых действий в условиях гражданского противостояния на Украине и скромных усилий одной лишь Турции недостаточно, чтобы гарантировать безопасность и развитие этого народа.
  5. Необходимо признать УПЦ МП в качестве Церкви, пострадавшей за мировоззрение. Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 года содержит определение геноцида, под которым понимаются определенные действия с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу [12]. Есть ряд публичных заявлений, как украинских политиков, так и религиозных деятелей, которые можно расценивать, как подстрекательство к совершению таких действий.

Убеждена, что только совместными усилиями всего мирового сообщества при честном рассмотрении всех случаев нарушения прав  человека и основных свобод на Украине можно помочь как гражданскому умиротворению этой страны, так и продвижению принципов верховенства права во всем мире.


[1] Report on the human rights situation in Ukraine (15 May 2014) http://www.ohchr.org/Documents/Countries/UA/HRMMUReport15May2014.pdf

[2] Report on the human rights situation in Ukraine (15 June 2014) http://www.ohchr.org/Documents/Countries/UA/HRMMUReport15June2014.pdf

[3]Report on the human rights situation in Ukraine (15 July 2014) http://www.ohchr.org/Documents/Countries/UA/Ukraine_Report_15July2014.pdf

[4]Report on the human rights situation in Ukraine (28 August 2014) http://www.ohchr.org/Documents/Countries/UA/UkraineReport28August2014.pdf

[5] Report on the human rights situation in Ukraine (16 September 2014) http://www.ohchr.org/Documents/Countries/UA/OHCHR_sixth_report_on_Ukraine.pdf

[6]Report on the human rights situation in Ukraine (16 November 2014) http://www.ohchr.org/Documents/Countries/UA/OHCHR_seventh_reportUkraine20.11.14.pdf

[7] Офис входит в состав Министерства иностранных дел и торговли Канады

[8]Canada’s religious freedom ambassador accuses Russia of kidnapping Christians in Ukraine http://news.nationalpost.com/2014/10/05/canadas-religious-freedom-ambassador-accuses-russia-of-kidnapping-christians-in-ukraine/

[9] Новий екстремізм: віросповідання під тиском в Криму та на Донбасі  https://www.youtube.com/watch?v=bQoLShwuJco

[10]Почему ОБСЕ подыгрывает россиянам http://focus.ua/country/321572/

[11]На войну в Украине отправят с 25 лет http://vesti-ukr.com/infografika/82548-na-vojnu-v-ukraine-otpravjat-s-25-let

[12]Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/genocide.shtml