Миграционный кризис в ЕС продемонстрировал неэффективность проводимой Брюсселем политики в отношении беженцев, подтверждением чего стали теракты в Париже, где оказались задействованы лица, имевшие поддельные сирийские паспорта.

Тем временем до террористической атаки французское правительство было положительно настроено на выполнение предписаний Брюсселя о распределении беженцев по всем странам ЕС, чтобы облегчить бремя приграничных стран.

Инициатором приема мигрантов стала Европейская комиссия под руководством Жан-Клода Юнкера, который, выступая перед Европарламентом 9 сентября 2015 г., убеждал страны ЕС не закрывать свои границы от них.

Следует отметить, что в речи, произнесенной по случаю годовщины пребывания на своем посту, Ж.-К.Юнкер сделал упор на политический аспект проблемы беженцев. По его мнению, отказ местных властей принимать переселенцев разрушает единство ЕС. Продвигая идею формирования Евросоюза как монолитного политического субъекта, он особо отметил необходимость унификации миграционного законодательства европейских стран. Однако Юнкер полагает, что власти на местах недостаточно полно используют в своей практике общеевропейское законодательство.

По большому счету, этот принцип уже действует в Европе, где функционируют шенгенская зона и дублинский регламент, определяющий правила приема беженцев в странах ЕС. Еврокомиссия в лице Ж.-К.Юнкера предложила изменить ключевое положение дублинских соглашений, согласно которому именно та страна, через которую иностранец въехал на территорию ЕС, должна его зарегистрировать и в дальнейшем нести ответственность за его судьбу. Этот пункт, по мнению Брюсселя, ставит приграничные государства в неравные условия по отношению к соседям. Юнкер посчитал целесообразным отменить это положение и ввести обязательные квоты, по которым каждая страна ЕС обязана устроить на своей территории определенное количество мигрантов. Возможности по приему беженцев рассчитываются  в соответствии с годовым размером ВВП каждого государства.

Предложения Еврокомиссии получили в СМИ название «плана Юнкера». Согласно этому плану Германия должна разместить у себя 31443 человека, Франция – 24031, Испания – 14931. Но если западные страны благосклонно восприняли эти квоты, то восточноевропейские государства испугались наплыва пришельцев с Ближнего Востока. Таким образом, хотя Польше предписывалось принять 9287 человек, однако Варшава дала предварительное согласие лишь на 2 тыс. чел. Венгрия, Чехия и Словакия также выступили против навязывания квот извне, что в очередной раз привело к обострению отношений между Востоком и Западом Европы.

Премьер-министр Италии М.Ренци намекнул странам ЦВЕ, что западноевропейские страны пошли на ряд уступок по отношению к новым членам, принимая их в ЕС. Так что пришло время платить по счетам. Соответственно, страны ЦВЕ должны взять на себя долю ответственности за ситуацию с мигрантами. Позиция руководства Италии вызвала шквал ответной критики со стороны восточноевропейских столиц. Таким образом, поиск консенсуса внутри Евросоюза осложнился еще больше после ситуации с греческим долгом.

Позиция Франции в данном контексте очевидным образом делиться на два периода: до и после терактов 13 ноября.

Правительство социалистов изначально поддержало план Юнкера, подчеркивая важность изменения общеевропейской политики в отношении беженцев. Социалисты изначально положительно настроены были на открытие Франции для внешнего мира, развивая идею вписывания страны в глобальный мир, где национальные границы не имеют принципиального значения. Всячески поощрялся отъезд французов  в третьи страны для устройства карьеры. Идея увеличения конкурентоспособности французской экономики увязывалась, кроме всего прочего, с привлечением дешевой рабочей силы из-за рубежа и отказом от большей части социальных программ по причине их нерентабельности для бизнеса.

В прессе была развернута кампания по изменению отношения в обществе к проблеме миграции. Подчеркивалась демографическая недостаточность Франции для экономического рывка. В журналистских материалах делался упор на гуманитарную сферу. Публиковались фотографии страдающих людей. Символом всей информационной кампании стало изображение погибшего сирийского мальчика, выброшенного на турецкий берег после крушения очередного судна с беженцами. Кроме того, подчеркивалось, что Европа исторически является континентом с высокой степенью мобильности населения.

В СМИ также появилась информация о тех требованиях, которым должны были соответствовать соискатели на статус беженцев во Франции. Среди прочего отмечалось знание языка, наличие образования, семейный статус, а также отсутствие криминального прошлого и связей с террористическими организациями.

События 13 ноября в Париже коренным образом изменили отношение Франции к идее открытия своих границ для новых граждан. Возобладала позиция правых, озвученная Николя Саркози, который давно придерживается мнения о необходимости ограничить действие шенгенского договора, а также ужесточить санкции в отношении французских граждан, отправившихся воевать на Ближний Восток на стороне исламистов.

После того как бывший президент был принят в Елисейском дворце Франсуа Олландом, его идея о возможности поражения в правах или даже лишения гражданства лиц, замешанных в терроризме, была вынесена на всеобщее обсуждение.

Премьер-министр М.Вальс, бывший сторонником привлечения иностранной рабочей силы, а также инициатором разрешения иммигрантам, не имеющим французского гражданства, голосовать на региональных выборах, выступил с заявлением о том, что Европа должна закрыть границы. По его мнению, ЕС не имеет достаточно ресурсов обеспечить внутреннюю безопасность и контроль за распространением экстремистских взглядов среди молодежи. Более того, он не исключил возможности повторения терактов, вплоть до применения химического оружия против гражданского населения.

На этом фоне чрезвычайное положение, введенное французскими властями сразу после террористической атаки, было продлено на три месяца. Его действие связано с особым режимом пересечения границ, более тщательным досмотром в аэропортах и на вокзалах, а также введением ряда ограничений на проведение массовых мероприятий.

Тем временем расследование парижских терактов показало, что террористы прибыли во Францию из Бельгии. Также их следы находили в Германии, что заставило ввести дополнительные меры безопасности в этих странах. Брюссель вообще оказался фактически на осадном положении, что стало сигналом о неэффективности политики общеевропейской безопасности. Это потребовало от европейского центра серьезного пересмотра подходов в отношении приема беженцев из стран Ближнего Востока.

Со своей стороны, Жан-Клод Юнкер пытался до последнего придерживаться выбранной линии поведения, предлагая изменить лишь отдельные положения, связанные с регистрацией прибывающих мигрантов и и контроля за их передвижением по Европе.

На этот раз против половинчатых мер выступила канцлер Германии Ангела Меркель, которая инициировала начало переговоров с Анкарой о закрытии границы с Сирией под обещания возобновления консультаций о вступлении Турции в Евросоюз.

На саммите ЕС – Турция, прошедшем в Анкаре 29 ноября с.г., стороны пришли к соглашению, по которому ЕС выделяет 3 млрд евро на создание условий для сирийских беженцев на территории Турции. Известно, что Анкара изначально хотела получить по 1млрд евро в год в течение трех лет. ЕС настоял на том, что деньги будут выделяться под конкретные программы, разработанные Турцией. Лишь первый взнос размером 500 тыс. евро будет переведен сразу. Также принято решение о возобновлении переговоров по вступлению Турции в Евросоюз. При этом отмечается, что будут затрагиваться лишь технические вопросы, связанные с экономикой, политической системой и финансами. По просьбе турецкой стороны проблемы социального характера, прав человека и правосудия обсуждаться не будут. Конкретные сроки окончания переговоров пока не названы.

Несмотря на то, что Турция дала обещание перекрыть границу с Сирией, в экспертной среде с недоверием смотрят на эффективность озвученных решений, так как уже сейчас в ЕС проникло немало людей, имеющих связи с исламистскими организациями, и предпринятые чрезвычайные меры пока не принесли ощутимых результатов.

Поэтому можно сделать вывод, что миграционный кризис в Европе лишь усугубился с начала года, свидетельством чему стали теракты во Франции. Силовые акции по выявлению сетей по вербовке экстремистов приносят временный результат. Ситуация же с теми потоками беженцев, которые уже пересекли границы ЕС, далека от разрешения. Она характеризуется ростом критических настроений со стороны европейского населения по отношению к переселенцам, что сопровождается популяризацией крайних, порой откровенно фашистских взглядов. Увеличивается конфликтность между разными странами Европы по проблеме распределения потоков беженцев. С новой силой обостряются противоречия между старой и новой Европой. При этом брюссельский бюрократический аппарат демонстрирует неспособность решить накопившиеся проблемы, что ведет к обособлению стран и росту недоверия к самой идее единой Европы со стороны населения.