Началом функционирования Евразийского экономического союза ознаменовалось 1 января 2015 года.  Казахстан наряду с Россией и Белоруссией входит в число основателей и крупнейших экономик интеграционного образования. По официальной версии, инициатива учреждения Союза принадлежит казахстанскому президенту Н.Назарбаеву, озвучившему идею во время лекции в МГУ ещё в 1994 году.

Хотя экономическая интеграция тройки берет начало в 2010 году, в настоящее время сложно делать даже предварительные выводы. Во-первых, ЕАЭС находится на стадии активного строительства и расширения за счет новых членов (Армения, Киргизия). Во-вторых, пока участники объединения слабо осознают собственную роль и возможности в рамках Союза, в полной мере не реализуя его потенциал. В-третьих, интеграционный эффект существенно нивелирован неблагоприятной внешней конъюнктурой.

В то же время на экономическое положения участников интеграции отрицательно влияют общие проблемы сырьевой зависимости, дефицита финансовых и технологических инвестиций, девальвации национальных валют, санкционного противостояния России и Запада. В течение 2015 года неоднократно сообщалось о случаях незаконного реэкспорта запрещенных к ввозу в Россию товаров через территорию Белоруссии и Казахстана. В конце ноября 2015 года казахстанские фуры, доставляющие транзитом турецкие товары в Казахстан, в течение нескольких недель не пропускали через российские таможенные пункты.

Не менее серьезным вызовом евразийской интеграции стало вступление Казахстана в ВТО в конце ноября 2015 года на условиях, в некоторой части не соответствующих обязательства по ЕАЭС. И хотя республике обещают существенное удешевление импорта и доступ на западные рынки, казахстанские эксперты и бизнес опасаются усиления конкуренции на местном рынке, а также сокращения производства в легкой, пищевой и автомобильной отраслях.

В ряду знаковых событий 2015 года – объявленная руководством страны борьба с экономическим кризисом, последовавшая за значительной девальвацией нацвалюты в конце августа 2015 года. До этого, несмотря на усиление отрицательных тенденций и давление проблем российский экономики, власть категорически отказывалась признавать сложности внутри страны.

Двадцатого августа 2015 года правительство объявило переход к плавающему курсу тенге, в результате чего на следующий день местная валюта потеряла почти 40% в цене к доллару США (со 187 до 256 тенге за доллар). Падение сырьевых цен на мировых рынках (78% экспорта) обусловило дальнейшую девальвацию казахстанской денежной единицы (до 342 тенге за доллар 18 декабря 2015 года). В октябре 2015 года Н.Назарбаев признал, что в стране «наступает настоящий кризис – более сильный, чем в 2007-2009 гг.».

Внутриполитические события подчинялись традиционной для Казахстана логике, основанной на высоком авторитете президентской власти и поддержании социальной стабильности в республике. Ключевым событием здесь стало переизбрание в апреле 2015 года Н.Назарбаева в 6-й раз президентом страны исключительным большинством голосов населения в 97,75% при исторически рекордной явке в 95,21%. Доверие, выраженное казахстанским народом Елбасы, позволило главе государства представить амбициозный «План Нации – 100 конкретных шагов» во исполнение озвученных ранее пяти институциональных реформ. И хотя за пышными, внешне новаторскими формулировками скрываются уже известные задачи, новые программные документы обновили мандат власти 76-летнего президента, стабилизировав общественные настроения в условиях осложнения социально-экономической обстановки в стране.

На этом фоне набирает обороты антикоррупционная борьба. Ее апогеем стало осуждение бывшего премьер-министра республики С.Ахметова на 10 лет лишения свободы за взяточничество и злоупотребление служебным положением. Практически сразу после этого вопреки целям оптимизации госаппарата объявлено об учреждении нового министерства – по делам государственной службы, важнейшим направлением деятельности которого станет борьба с коррупцией.

Среди несбывшихся ожиданий 2015 года – несостоявшиеся внеочередные парламентские выборы. Ссылаясь на рокировки в высших эшелонах власти и реорганизацию партийного поля республики, местные эксперты практически единогласно прогнозировали обновление Мажилиса РК. По некоторым оценкам, осложнение экономической ситуации вынудили Ак Орду отказаться от подобных планов: электоральный цикл мог совпасть с непростой социальной обстановкой.

Во внешней политике Казахстан оставался верен двум принципам – многовекторности и приоритета евразийской интеграции. Республика продолжила прежнюю линию, ориентированную на углубление экономического сотрудничества со странами ЕАЭС, несмотря на более определенное заявление собственных прагматических интересов, что нашло выражение в позиции по Таможенному кодексу союза и активности в ЕЭК.

Параллельно Астана сохранила курс на поддержание и развитие дружественных отношений со странами Запада. Здесь республика рассчитывает на финансовые и технологические инвестиции, необходимые для диверсификации национальной экономики. Именно эти вопросы составили основное содержание официальной части переговоров Н. Назарбаева с зарубежными лидерами и представителями ТНК (Франция, Великобритания, Япония, Корея). В числе важнейших внешнеполитических достижений страны заявлено вступление РК в ВТО, а также подписание с ЕС Соглашения о расширенном партнерстве и сотрудничестве (взамен договора 1995 года).

Руководство страны придает важное значение международным контактам Казахстана в целях поддержания глобального реноме республики. Уходящий год ознаменовался посредническими предложения Н.Назарбаева по украинскому и сирийскому кризису, выступлением президента на сессии Генеральной Ассамблеи ООН (идея о переносе штаб-квартиры организации в Астану и о создании всемирной валюты), выдвижением заявки на проведение зимних Олимпийских игр 2022 года в Алма-Ате.

В этих условиях не оправдала ожиданий российской стороны позиция Казахстана по ряду резонансных международных событий, связанных с началом военно-воздушной кампании РК в Сирии и уничтожением российского военного самолета Турцией. Астана не выступила ни с прямой поддержкой антитеррористической инициативы Москвы, ни с однозначным осуждением действий Анкары. Очевидно, в условиях усиления геополитической конкуренции между Россией и странами Запада, нередко перетекающей в прямое экономическое противостояние, поле для маневра Казахстана в рамках заявляемой многовекторности существенно сужается.

Тем не менее в целом в 2015 год Казахстан подтвердил статус стратегического партнёра РФ. Интересам России соответствует внутриполитический мир и стабильность внешнеполитической линии Казахстана, ориентированной на поддержание дружественных отношений с Москвой и развитие евразийской интеграции.