Б. М. Волхонский,

старший научный сотрудник Центра стран Азии и Ближнего Востока,

кандидат филологических наук

Появившиеся в последние два года признаки смягчения режима в Мьянме (бывшей Бирме) привели к изменению позиции стран Запада по отношению к этой стране. Это в свою очередь означает, что Мьянма и прилегающий к ней район северо-восточной части Индийского океана становятся новой ареной «большой игры» за геополитическое влияние. Мьянма, до сих пор находившаяся на периферии глобальной геополитики, оказывается в центре переплетения интересов главных игроков в Азии и зоне Индийского океана.

В эту игру активно включились США, что укладывается в русло общей стратегии нынешней администрации, заключающейся в переносе фокуса внимания на Азиатско-Тихоокеанский регион, объявленной в конце 2011 года.

Мьянма (официальное название Республика Союза Мьянма) – государство, которое по своему географическом положению в течение веков служило буфером между двумя ведущими державами Азии – Индией и Китаем. В течение последних 50 лет страной безраздельно правили военные, что имело своим результатом подавление демократических процессов и массовые нарушения прав человека внутри страны и изоляцию Мьянмы на международной арене.

Страны Запада неоднократно вводили санкции в отношении этой страны. Из относительно недавних можно отметить: принятие Общей позиции по Бирме странами Евросоюза в 1996 году (запрет на торговлю оружием и передачу военных технологий, визовые ограничения для членов правящего режима, замораживание внешних активов); серию законодательных актов, принятых в США в 1990-е – 2000-е годы и запрещающих не только торговлю оружием, но также импорт целого ряда производимых в Мьянме товаров; санкции, введённые Канадой в 2007 году и запрещающие любой экспорт в Мьянму, кроме гуманитарной помощи.

Из соседей Мьянмы страны АСЕАН последовательно выступали против санкций в отношении Мьянмы.

Индия все годы военной диктатуры занимала двоякую позицию по отношению к военному режиму в Мьянме. С одной стороны, индийское правительство осуждало репрессивные действия властей Мьянмы (в частности, жестокое подавление восстания 1988 года), с другой – как экономические, так и геополитические интересы Индии диктовали необходимость развития отношений с ближайшим соседом.

Из всех внешних партнёров монопольное положение в деле развития связей с Мьянмой занимал Китай, не связывающий себя соображениями, касающимися соблюдения прав человека и демократии. Почти две трети внешних инвестиций в экономику Мьянмы и половина внешнеторгового товарооборота приходятся на Китай.

Значение Мьянмы для Китая отчасти обусловлено её природными и минеральными богатствами. Это один из ведущих районов добычи драгоценных камней – сапфиров и рубинов. Здесь также добываются золото, редкоземельные металлы, жемчуг и жад (нефрит). Кроме того, в Мьянме имеются месторождения нефти и газа.

Главный стратегический интерес Китая к Мьянме вызван её географическим положением. Территория Мьянмы является одним из кратчайших путей транспортировки товаров (прежде всего – углеводородов) из региона Ближнего Востока в южные районы Китая в обход узкого Малаккского пролива, где высока активность пиратов, а в последние годы активно наращивается военно-морское присутствие США. Кроме того, Мьянма является важным звеном в Китайской стратегии «нить жемчуга», заключающейся в установлении своего постоянного присутствия в акватории Индийского океана. Географическое положение Мьянмы посередине между Индией и Юго-Восточной Азией позволяет контролировать всю северо-восточную часть Индийского океана (Бенгальский залив и Андаманское море).

Инфраструктурные объекты, создаваемые на территории Мьянмы, включают в себя трубопровод, соединяющий побережье Бенгальского залива с городом Куньмин (КНР), сеть дорог и ряд гидротехнических сооружений. Трубопровод до Куньмина позволит в перспективе не только сильно сократить маршрут транспортировки углеводородов, но и избежать рисков, связанных с прохождением танкеров через Малаккский пролив. Для осуществления возможностей транспортировки нефтепродуктов через территорию Мьянмы Китай осуществляет также строительство глубоководного порта Кьяукпью на острове Янбье (Ramree).

Помимо объектов, внешне имеющих гражданское назначение, Китай имеет на территории Мьянмы свои станции слежения на островах Большой и Малый Кокосовый в непосредственной близости от принадлежащих Индии Андаманских островов.

В конце 2011 года, под предлогом защиты своих торговых судов от пиратских нападений, Китай объявил о планах начать совместное с военными Мьянмы, Таиланда и Лаоса патрулирование на реке Меконг, берущей свое начало на китайской территории и далее протекающей по территории Мьянмы, Таиланда, Лаоса, Камбоджи и Вьетнама.

В последние годы режим военного правления в Мьянме несколько смягчился. В 2008 году прошёл конституционный референдум, а в 2010 году состоялись выборы в парламент. В 2010 – 2011 годах на свободу были выпущены сотни политзаключённых, в том числе лидер оппозиции, лауреат Нобелевской премии мира Аун Сан Су Чжи. Весной 2012 года Аун Сан Су Чжи и возглавляемая ею «Национальная лига за демократию» приняли участие в довыборах в парламент и победили в 43 из 45 округов, где проводились выборы.

Это позволило странам Запада изменить отношение к Мьянме. В конце ноября – начале декабря 2011 года состоялся визит госсекретаря США Хиллари Клинтон в Мьянму – первый подобный визит с 1955 года. В течение весны – лета 2012 года президент США Барак Обама неоднократно объявлял о снятии различных ограничений для американских компаний на сотрудничество с Мьянмой. О смягчении режима санкций заявили и другие страны Запада.

При этом полной «демократизации» в стране пока не произошло. Более того, некоторые проблемы в последнее время даже обострились по сравнению с эпохой военного правления. Так, летом 2012 года по западному штату Ракхайн прокатилась волна межобщинных столкновений между буддистами и мусульманами, в ходе которых погибло несколько десятков человек, более 2,5 тыс. домов было сожжено, около 90 тыс. человек были вынуждены покинуть свои дома, многие бежали в соседние страны, прежде всего в Бангладеш. Столкновения продолжаются до сих пор.

 Впрочем, эти проблемы на пути демократизации никак не отразились на общей стратегической линии США и стран Запада в отношении Мьянмы. Главной их задачей остаётся ограничение влияния Китая в стратегически важном регионе. В этом отношении США возлагают особые надежды на помощь Индии, связанной с Мьянмой как общим прошлым в составе Британской империи (и во многом – ощущающей себя правопреемницей последней), так и близким соседством и прочными экономическими узами.

Сохранение влияния в Мьянме необходимо Индии как для противодействия китайской экспансии в своем «мягком подбрюшье», так и в логистическом отношении – через территорию Мьянмы пролегают удобные пути снабжения северо-восточных районов самой Индии. В середине октября 2011 года Индия объявила о намерении предоставить Мьянме кредит на 500 млн долларов на развитие инфраструктурных проектов. Кроме того, МИД Индии заявил, что правительство приняло окончательное решение о начале строительства глубоководного порта Ситуэ неподалеку от строящегося с китайской помощью Кьяукпью.

Очевидно, что в краткосрочной и среднесрочной перспективе интересы Индии в Мьянме и задача ограничения китайского влияния вполне согласуются с интересами США и других стран Запада. Это, однако, не исключает обострения конкуренции за рынки и инвестиционные проекты в будущем.

Российские интересы в Мьянме представлены относительно слабо и в основном ограничиваются сферой военно-технического сотрудничества. Объем товарооборота между Россией и Мьянмой в 2010 году (без учёта ВТС) составил чуть более 50 млн долларов США. Процессы демократизации, идущие в стране и «открытие» Мьянмы для внешнего мира несут в себе определённые риски для России – в частности, могут привести к снижению интереса к российским вооружениям.

Однако разворачивающаяся в регионе «большая игра» за влияние на Мьянму (а следовательно – за стратегическое присутствие в восточной части Индийского океана и в Юго-Восточной Азии) требует активизации усилий и внедрения новых подходов. И тут возникает необходимость поиска партнёра, способного содействовать продвижению российских интересов в регионе. Очевидно, что в условиях «большой игры», главными участниками которой являются США и Китай, естественным партнёром выглядит Индия, не заинтересованная в чрезмерном усилении ни одного из двух главных конкурентов.