Недавно опубликованный Международной конфедерацией профсоюзов (МКП) доклад[1] о деятельности 50 самых крупных международных корпораций (в числе которых Samsung, McDonalds, Nestlé и другие) стал очередным разоблачением либерального тренда, потворствующего глобальному бизнесу. Собранная доказательная база МКП иллюстрирует нещадную эксплуатацию корпорациями ресурсов других стран, прежде всего, трудовых, неуважение к нормам права, а также высвечивает влияние ТНК на национальные политики через коррупционные схемы.

По оценкам МКП, только 6% персонала компаний-мировых лидеров работает на договорной основе, а 94% сотрудников, участвующих в глобальных цепочках поставок, с общей численностью 116 млн человек, привлекаются не официально. Хотя в реальной экономике именно эти корпорации обеспечивают 60% мировой торговли, они предпочитают пренебрегать национальными требованиями в т.ч. в трудовой сфере, включая условия найма и увольнения, размер выплат, безопасность рабочих мест и т.д. В результате такие нарушения, особенно в странах со слабой социальной и экономической защитой, сопровождаются неконтролируемым ростом нелегальной и неэффективной занятости, солидными потерями бюджетов, загрязнением окружающей среды, повышенными рисками травматизма и летальных исходов и т.д. В конечном счете, образуя замкнутый круг проблем, эти факторы и определяют масштабные национальные потери, объясняя растущий разрыв между ведущими мировыми экономиками и остальными странами.

Подобные разоблачения ТНК дают серьезный повод для беспокойства за нашу страну. Широкая представленность на отечественном рынке компаний из «черного профсоюзного списка», слабый контроль за их деятельностью, а также наличие почти всех упомянутых в Докладе признаков «омертвения капитала» вряд ли можно является случайным. Так, серьезную проблему для российской экономики уже длительное время представляет устойчивый рост неформальной занятости. С 2001 г по 2014 г. ее масштабы выросли с 14 % до 20 %, при этом эксперты прогнозируют только их увеличение. В соответствии с международными методиками под сферу действия низких заработных плат (ниже 2/3 медианного почасового заработка) в России подпадает почти треть занятых и эта ситуация практически не меняется с 2011 г. (Росстатом пока не представлены данные за 2014 и 2015 гг.). И хотя расчеты бедности на основе величины прожиточного минимума позволяют существенно сгладить эту картину, всплеск показателя в период 2013-2015 гг. с 10,8% до 15,1% (где преобладают работающие бедные) лишь добавляет к ней черты повышенной уязвимости доходов у самой малоимущей и низкооплачиваемой части населения.

На этом фоне особую озабоченность для России представляет информация МКП об использовании корпорациями практики занижения национальных уровней минимальной заработной платы. На нынешнем этапе из-за девальвации рубля и бюджетных проблем российский уровень социальной защиты работников опустился до рекордно низкой отметки, составляя около 80 долл. в месяц и оказываясь ниже черты бедности на 50%. По сравнению с ним «меркнут» даже приводимые МКП примеры Камбоджи, Индонезии и Филиппин, которые используются для демонстрации самых вопиющих фактов сверхэксплуатации и наживы ТНК. Национальные барьеры в сфере заработной платы в указанных государствах оцениваются в 177, 250 и 345 долл. в месяц соответственно.

В складывающейся ситуации, озвученные на прошедшем в январе 2016 г. Давосском форуме предложения Международной конфедерацией профсоюзов представляются особенно важными и актуальными для России. При их разработке МКП исходила из того, что пока не удается достигнуть прогресса в международных переговорах по ограничению произвола ТНК, а, следовательно, остановить его способны только сами страны. Именно поэтому в целях успешной борьбы с порочной практикой транснациональных компаний ими были сформулированы основные задачи для национальных правительств, сводимые к четырем пунктам:

  • достижение справедливого распределения доходов в обществе на основе признания широких экономических и политических прав граждан, проведения трехсторонних коллективных переговоров (государство, работодатели, профсоюзы) и установления достаточного для жизни работников и их семей уровня минимальной заработной платы;
  • обеспечение стандартов безопасности труда в т.ч. путем предоставления работникам возможности создавать проверяющие комитеты на предприятиях или участвовать в их работе совместно с государственными контролирующими органами;
  • разработка и применение в национальных правовых системах таких принципов, которые бы обеспечивали баланс между правами граждан и бизнеса, а также строгое соблюдение государственными органами верховенства закона;
  • концентрация первостепенного внимания на минимальном уровне социальной защиты населения как ключевом факторе человеческого и общественного национального развития.

Между тем о том, что эти предложения выходит далеко за рамки защиты рынков труда и имеют повышенную значимость и актуальность для национальных экономик в целом, указывают во многом сходные современные оценки и выводы других международных аналитических структур (МОТ, ОЭСР, ООН и др.). Они, в частности, нацеливают на решение характерных для России структурных проблем за счет переориентации экономик с внешнего на внутренний спрос, выравнивания доходов граждан и поддержки модели высокопроизводительной экономики. Эксперты доказывают, что за счет перераспределения финансовых потоков и инновационного импульса в виде достаточных объемов государственного инвестирования в образование, науку и программы эффективной занятости можно добиться восстановления темпов роста и повышения конкурентоспособности. В качестве наиболее действенных инструментов таких трансформаций признаются возможности регулирования минимальных параметров заработной платы, а также содействие коллективным переговорам профсоюзов и работодателей. Оба элемента политики призваны защитить значительную часть работников от обесценивания труда и бедности, способствуя восстановлению покупательного спроса, а экономику – от неэффективного использования ресурсов, включая образование финансовых пузырей и сокрытие капитала в оффшорных юрисдикциях. Их целями также являются расширение сферы регулируемых социально-трудовых отношений и обеспечение условий, способствующих эффективному налогово-бюджетному администрированию, а, значит, и росту общественно значимых инвестиций.

[1] http://www.ituc-csi.org/frontlines-report-2016-scandal?lang=en