Новый 2016 год объявлен перекрестным годом России и Греции. Данное событие предполагает развитие и координацию тесных межгосударственных связей во всех областях жизни государств: политической, экономической, культурной и духовной. Как отмечал в своей статье российский посол в Афинах Андрей Маслов: «Провозглашение специального тематического года, посвященного одной стране, организуется российским государством только со странами, представляющими особое значение для России. Грецию мы рассматриваем в качестве надежного друга и перспективного партнера, и надеемся на развитие и укрепление нашего сотрудничества»[1].

14 января 2016 года Москву с двухдневным визитом посетил президент Греции Прокопис Павлопулос. Своим посещением российской   столицы он открыл официальную часть перекрестного года Афин и Москвы. Более того, в своей речи он подчеркнул особое отношение греческого государства к России как к стратегическому партнеру и игроку на международной арене: «Греция полагает решающим вклад великого государства, великого народа, русского народа в решение международных проблем, с которыми сталкивается мир. Эти проблемы касаются не только экономики, но и прав человека, демократического устройства»[2], – отметил греческий президент.

Вслед за президентом благоприятное мнение о России, возможностях двустороннего диалога высказал замминистра иностранных дел Греции по вопросам международных экономических отношений Димитрис Мардас. В частности, в ответ на вопрос о перспективах дальнейшего укрепления греко-российских связей замминистра отметил: «Прошедшая в Сочи в ноябре 2015 г. IX сессия смешанной Российско-греческой комиссии по экономическому, промышленному и научно-техническому сотрудничеству в очередной раз подтвердила взаимный интерес двух стран к укреплению взаимовыгодного экономического сотрудничества в достаточно широком диапазоне деятельности. Именно поэтому столь многообещающе выглядят прогнозы российско-греческой кооперации на 2016 г., несмотря на международные трудности, препятствующие полноценному торговому диалогу Москвы и Афин»[3].

Выступления официальных лиц Греции и России,  благожелательный тон в оценке судьбы российско-греческих связей свидетельствуют об хороших перспективах для реализации конструктивного диалога двух государств. Но так ли это? Для объективного понимания существующей ситуации необходимо отойти от официоза государственных выступлений и задаться вопросом – как далеко простираются возможности российско-греческого диалога с учетом сложностей международного характера, противостояния России и Запада, продолжающегося экономического кризиса в Греции и, в особенности, прихода к власти в Афинах новой политической силы?

Новый политический период в истории Греции, связанный с вступлением во власть леворадикальной коалиции СИРИЗА, радикально отличается от предшествующих лет, в том числе и в аспекте российско-греческих отношений. Период Ципраса невозможно сравнить с золотой эпохой российско-греческих связей времен Костаса Караманлиса (начало 2000-х), когда сотрудничество двух государств основывалось на реальной заинтересованности двух государств в тесной кооперации и сотрудничестве. С другой стороны, время правления Ципраса отличается и от периода «мертвой спячки» в отношениях Афин и Москвы, когда у власти в Греции находились проевропейски и проамерикански настроенные лидеры – Йоргос Папандреу и Антонис Самарас.  Первый из них – Йоргос Папандреу (по словам части его соратников больший американец, чем сами жители США) – заморозил все совместные российско-греческие инициативы, а в результате кризиса поставил Грецию в полную зависимость от международных партнеров. Его преемник – Антонис Самарас – руководствуясь жесткими рамками уже подписанных договоров, принял все условия ЕС, сохраняя внешнеполитический вектор Греции в тесной взаимосвязи с политикой Брюсселя и увеличивая при этом дистанцию с Москвой.

Правительство Ципраса выбрало срединный путь. СИРИЗА пришла к власти в Греции на волне революционных обещаний – разорвать обременительные долговые обязательства с «тройкой» международных кредиторов, а также наладить конструктивный диалог со всеми международными игроками, в том числе и с Россией.

Требуя от европейских партнеров более гибкого отношения к стране и к ее сложному финансовому положению, Ципрас успешно проводил политику «заигрывания» с Москвой, вызывая ярое недовольство и непонимание со стороны европейских лидеров. Неслучайно материалы западной прессы  в преддверии официального визита Ципраса в Москву в апреле 2015 года пестрели негодующими вопросами и аналитическими материалами о возможностях перехода Греции в стан пророссийских сил. На данном этапе дипломатия Ципраса все более походила на внешнеполитический курс бывшего премьер-министра Греции – Андреаса Папандреу (1981-1989 гг.). Последний удачно лавировал между  интересами двух противоборствующих сторон – Североатлантического блока и СССР – для реализации собственных выгод.

Политический курс Алексиса Ципраса, концепция многовекторной политики, разработанная его соратником, министром иностранных дел Никосом Котзиасом, оптимально вписывались в рамки уже апробированного курса лавирования и игры на разнополярных интересах. Тем не менее, время правления Алексиса Ципраса значительно отличалось от предшествующей эпохи, и прежде всего, фактом тотальной финансовой зависимости Греции от международных сил.

Возможность Афин идти независимым путем, играть на собственной стороне поля зависела от способности правительства к резким революционным действиям, одним из результатов которых мог стать выход Греции из еврозоны.

За судьбой Греции с придыханием следила вся Европа. Тем не менее, первые ласточки неспособности правительства к кардинальным шагам проявились уже в самом начале правления СИРИЗЫ. И связаны они были в том числе с Россией.

Речь идет о санкционной борьбе Европы с Российской Федерацией. В момент присоединения Греции в 2014 г. к «карательной» политике Евросоюза в отношении Москвы, Ципрас – в то время лидер оппозиции – выступил с жесткой критикой правительства. По его словам, греческое руководство следовало на поводу у европейских кредиторов, вопреки  интересам и выгоде собственного народа. С приходом к власти в январе 2015 г. Ципрас провозгласил безоговорочный отказ Греции от политики санкций. 28 января 2015 г. официальные Афины выступили с резкой критикой ЕС и его решения о продлении санкций против Москвы. Впрочем европейские лидеры были вскоре успокоены. Министр финансов Греции Янис Варуфакис в своем блоге написал, что позиционное выступление Греции ни в коем случае нельзя объяснять пророссийскими взглядами нынешнего руководства. Афины были просто неприятно удивлены тем фактом, что решение было принято и согласовано без их участия[4].

Несмотря на обещания, данные  греческим избирателям, а также голословные заявления Ципраса на международной арене о необходимости прекращения режима санкций против России, Греция так ни разу и не заблокировала вопрос об их продлении. Не получили какой-либо финансовой поддержки и греческие фермеры.

В начале января 2016 года в связи с новой правительственной инициативой о пересмотре налоговых льгот и пенсий для работников сельскохозяйственного сектора, фермеры Греции пригрозили правительству выйти на улицы страны. Как отмечала греческая газета Катимерини: «Вершиной всех существующих проблем является кризисное состояние производителей персиковых плодов… Они до сих пор не получили никакой правительственной компенсации после введения российского эмбарго на сельхоз товары Греции»[5].

Если не брать во внимание окончательного проигрыша Ципраса в войне с международными кредиторами, в результате которого Греция согласилась на более жесткие условия бюджетного планирования ради собственного членства в еврозоне, решение правительства следовать в   формате исключительно общеевропейской политики продемонстрировал ещё один шаг власти, опосредованно важный и для России. В декабре прошлого года парламентом Греции, несмотря на протесты греческого духовенства, было одобрено решение об официальном признании однополых браков. Против закона проголосовало только две партии – коммунисты и праворадикальная партия «Золотая заря». 25 января в Афинах впервые была проведена регистрация однополого брака, что, по словам мэра Афин, явилось победой европейского права на территории Греции[6].

О чем говорят все эти события для перспектив российско-греческого сотрудничества? Безусловно, стремление к кооперации в политической, экономической и культурной сферах продолжится. Однако  возможности для развития тесного взаимовыгодного российско-греческого диалога будут строго ограничены со стороны европейских и американских партнеров Греции. В настоящее время Эллада – полностью зависимая, связанная по рукам и ногам финансовыми обязательствами страна. И именно это будет определять её решения и политику на международном уровне, в том числе, а точнее прежде всего, в вопросе взаимоотношений Афин и Москвы.

[1]ΑΝΤΡΕΪ ΜΑΣΛΟΒ. Οι σχέσεις Ρωσίας – Ελλάδας. 10.01.2016. http://www.kathimerini.gr/845166/article/epikairothta/politikh/oi-sxeseis-rwsias—elladas

[2] Οι σχέσεις Ρωσίας – Ε.Ε. στην ατζέντα. 16.01.2016. http://www.kathimerini.gr/845835/article/epikairothta/politikh/oi-sxeseis-rwsias—ee-sthn-atzenta

[3] Μάρδας: Ιδιαίτερα θετικές οι προοπτικές ενίσχυσης των ελληνορωσικών σχέσεων. 13.01.2016. http://www.e-typos.com/gr/politiki/article/163087/mardas-idiaitera-thetikes-oi-prooptikes-enishusis-ton-ellinorosikon-sheseon/

[4] Varoufakis says Russia row not about sanctions, but proper consultation. 29.01.2015. http://www.ekathimerini.com/166694/article/ekathimerini/news/varoufakis-says-russia-row-not-about-sanctions-but-proper-consultation

[5] Greek farmers warn of protests over gov’t measures. 04.01.2016. http://www.ekathimerini.com/204776/article/ekathimerini/news/greek-farmers-warn-of-protests-over-govt-measures

[6] Σύμφωνα συμβίωσης ομόφυλων υπέγραψε συμβολικά ο Καμίνης. 25.01.2016. http://www.tovima.gr/society/article/?aid=771616&wordsinarticle=%CE%94%CE%AE%CE%BC%CE%B1%CF%81%CF%87%CE%BF%CF%82%3b%CF%84%CE%B7%CF%82%3b%CE%91%CE%B8%CE%AE%CE%BD%CE%B1%CF%82