Российская пресса (со ссылкой на турецкую газету «Хюрриет») 21 февраля 2016 года  распространила заявление президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана о праве его страны вести за рубежом операции против представляющих для нее угрозы террористов.[1] Данное заявление явилось фактически новым трактованием возможности применения силы за пределами государственной территории.

В основу высказываний Эрдогана положены следующие положения:

Если на территории одного государства действуют враждебные силы (например, террористические организации), представляющие угрозу для другого государства, то оно (другое государство) может самостоятельно применить военную силу.

Данное вмешательство не будет нарушением суверенитета государства, которое не может самостоятельно обеспечивать свою территориальную целостность.

Между тем, эти оба положения высказывания Эрдогана противоречат действующему международному праву. По сути дела позиция Эрдогана является очередной попыткой пересмотреть основные принципы международного права и расширить возможности применения вооруженной силы за пределами государственной территории.

Правомерное применение военной силы возможно в современных международных отношениях лишь на основании ст. 51 Устава ООН: индивидуальная или коллективная самооборона, если произойдет вооруженное нападение на члена организации, до тех пор, пока Совет Безопасности не примет мер, необходимых для поддержания международного мира и безопасности, а также и принятие мер военного характера, санкционированное Советом Безопасности на основании главы VII (и путем расширения применительно к региональным организациям на основании главы VIII) в порядке реагирования на любую угрозу миру, любое нарушение мира или акт агрессии.

Государства обязаны в своих отношениях руководствоваться основными принципами международного права, которые находятся во взаимосвязи, являются нормами jus cogens[2] и имеют равную юридическую силу. При этом государства обязаны уважать и не нарушать суверенитет других государств, руководствуясь принципом суверенного равенства государств, содержание которого раскрывается в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций.[3]

Если на территории государства осуществляют действия террористические организации, которые контролируют значительную территорию, ведут согласованные военные действия, и военных ресурсов государства не хватает для их уничтожения, то государство может обратиться к другому государству, группе государств или международному сообществу с просьбой об оказании ему помощи в борьбе с терроризмом. Такой механизм использовала Сирия, высказав просьбу к Российской Федерации об оказании ей помощи в борьбе с ИГИЛ (ДАИШ).

Кроме того, отношения государств также регулируются принципом, который выражается в обязанности государств сотрудничать друг с другом в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций и, прежде всего, это сотрудничество должно осуществляться в деле поддержания международного мира и безопасности. Действия всех государств не должны нарушать данный принцип. Турция же, осуществляя поддержку боевиков ИГИЛ, предоставляя свою территорию для лечения и отдыха террористов, покупая нефть у ИГИЛ, нарушает данный принцип. Принцип сотрудничества означает предложение помощи государству, ведущему сложную борьбу с террористическими организациями. Турция, наоборот, заявляет об угрозе терроризма и пытается легитимизировать военное вторжение на территорию иностранного государства, не соблюдая свои обязательства по Уставу ООН.

Даже в том случае, если государство отказывается от участия других государств в военных действиях на его территории, а другие государства видят угрозу для своей безопасности от сложившейся ситуации, то решение о применении военной силы должен принимать Совет Безопасности ООН. Самостоятельные превентивные военные действия государств недопустимы. Данное положение было однозначно отмечено в Докладе Генерального Секретаря ООН «Более безопасный мир: наша общая ответственность»: «если есть веские аргументы в пользу превентивных военных действий и веские доказательства в их подтверждение, они должны быть доведены до сведения Совета Безопасности, который может санкционировать такие действия, если сочтет это необходимым. Если он не сочтет это нужным, то, по определению, будет время для того, чтобы использовать другие стратегии, включая убеждение, переговоры, устрашение и сдерживание, и затем вновь рассмотреть вариант военных действий»[4].

Особое внимание следует уделить положениям Эрдогана о суверенитете государств. Суть его рассуждений сводится к тому, что если государство не может самостоятельно поддерживать свою территориальную целостность, значит, оно не полностью суверенно, и вмешательство на его территорию не будет нарушением суверенитета.

Фактически Эрдоган пытается навязать пересмотр категории «государственный суверенитет». Попытки пересмотра и изменения содержания данной категории встречались и раньше.

Между тем известно, что политический и юридический суверенитет неразрывны, они взаимосвязаны,  несмотря на то, что политический суверенитет стремится к устойчивости, а юридический подвержен изменениям.[5] Политический суверенитет выражается в  самостоятельности осуществления политической власти на определенной территории в обладании ресурсами и возможностями для выражения своей воли во внутренних и международных отношениях. Юридическая форма суверенитета, или «юридический суверенитет», представляет собой внешнее формальное закрепление свойств суверенитета в системе законодательства, структуре и компетенции органов государственной власти. Кроме того, суверенитет выражается и в создании и применении международных правовых норм.

Однако, как свидетельствуют риторические эскапады Эрдогана, турецкие власти весьма произвольно трактуют понятие «суверенитета государства», не отдавая себе отчет, к каким серьезным и трагическим последствиям это может привести.

Стоит отметить, что США, являющиеся союзником Турции по НАТО, не дают адекватной оценки подобных высказываний со стороны руководства Турции. Впрочем, это не кажется удивительным, учитывая, что США сами регулярно нарушают принцип суверенности других государств, попирая нормы международного права.

[1] Эрдоган заявил о праве Турции на операции против террористов за пределами страны  // URL: http://www.interfax.ru/world/495653

[2] jus cogens (лат.) – неоспоримое право.

[3] Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций (Принята резолюцией 2625 (XXV) Генеральной Ассамблеи ООН от 24 октября 1970 года) // Официальный сайт Организации Объединенных Наций. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/intlaw_principles

[4] П. 190 доклада Генерального секретаря ООН «Более безопасный мир: наша общая ответственность», подготовленной Группой высокого уровня по угрозам, вызовам и переменам // http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N04/602/33/PDF/N0460233.pdf?OpenElement

[5] Бредихин А. Л. Суверенитет как политико-правовой феномен. Автореферат дисс…канд. наук. Белгород, 2011. С. 6-7.