Приоритетной задачей интенсификации интеграционных процессов в ЕАЭС в условиях высокой волатильности внутренних финансовых рынков и масштабного негативного воздействия внешних факторов является формирование валютного союза. При этом на текущем этапе ключевыми ориентирами для государств-участников проекта становится не столько введение единой валюты, сколько гармонизация финансового законодательства, выработка единых подходов в реализации экономической и валютной политики и решение накопившихся системных проблем национальных экономик.

Стратегические ориентиры интеграции финансовых рынков стран ЕАЭС зафиксированы в нормативных документах объединения. Согласно  протоколу о финансовых услугах (Приложение № 17 к Договору о Евразийском экономическом союзе), к 2020 году государства-члены ЕАЭС гармонизируют политику в сфере функционирования общего финансового рынка (включая формы и виды валютного контроля, требования к страховым компаниям, кредитным организациям и др.), а к 2025 году будет учрежден единый регулятор. Конкретные задачи нового института еще не определены, однако, как предполагается, основной целью его создания станет централизация контрольно-надзорных функций в области валютного и банковского регулирования. По договоренности сторон, регулятор будет располагаться в г. Астана Республики Казахстан.

Еще один существенный шаг на пути к валютной интеграции был сделан при вступлении в силу  Соглашения о сотрудничестве в области организации интегрированного валютного рынка государств-участников СНГ, подписанного Россией, Казахстаном, Белоруссией, Киргизией, Арменией и Таджикистаном на саммите СНГ 5 декабря 2012 года в Ашхабаде. Государственная Дума РФ ратифицировала документ 4 декабря 2015 года. Основная идея соглашения заключается в обеспечении банкам стран-участниц допуска на национальные валютные рынки других сторон для совершения конверсионных операций на не менее благоприятных условиях, чем те, которые действуют для банков-резидентов. Иными словами, участники получают возможность  обменивать национальную валюту на валюту других участников напрямую. На сегодняшний день помимо РФ соглашение ратифицировали Таджикистан, Беларусь и Казахстан, для которых документ вступил в силу 20 мая 2015 года.

Вместе с тем, несмотря на предпринятые меры и заявленные стратегические ориентиры, в действительности интеграции валютных рынков стран-участниц ЕАЭС препятствует  целый комплекс нерешенных системных проблем национальных экономик.

Негативное влияние на процесс формирования финансового рынка ЕАЭС оказывает продолжающаяся девальвация национальных валют стран-участниц объединения. В период с декабря 2014 по март 2016 года после масштабной девальвации российского рубля белорусский рубль упал на 74% (к доллару США), киргизский сом снизился  на 22,7%, казахстанский тенге после перехода к плавающему курсу в августе 2015 г. потерял в стоимости почти 90%. Нестабильность внутренних валютных рынков и высокая зависимость стран объединения от воздействия внешних факторов затрудняет переговорный процесс по углублению интеграции.

Колебания на национальных финансовых рынках, сокращение валютных поступлений в результате падения мировых цен на сырье, составляющее основу экспорта России, Казахстана и Киргизии, а также снижение доверия населения к национальным валютам привели к росту долларизации экономики.  Этот процесс особенно ярко прослеживается на примере Казахстана. В конце 2015 года  доля валютных депозитов в корпоративном сегменте республики  достигла 58,7%, а в розничном составляла уже 76,7%.

Ситуация усугубляется отсутствием единых подходов в валютной и финансовой политике государств-членов ЕАЭС. При этом в виду высокой степени взаимозависимости экономик любой шаг правительства одного из участников интеграционного объединения оказывает непосредственное влияние на экономическую ситуацию в странах-партнерах.

Так, девальвация национальных валют России и Белоруссии во второй половине 2014 года значительно осложнила положение казахстанских и киргизских производителей на едином рынке объединения, вызвав масштабный рост дешевого импорта. В свою очередь переход Казахстана к плавающему валютному курсу в августе 2015 года стал причиной обратного процесса, спровоцировав снижение объемов импорта республики из стран-участниц ЕАЭС, в частности России.

Таким образом, вопреки распространенному мнению, ухудшение экономической ситуации в России не является основным препятствием для развития валютной интеграции. Ключевой проблемой интеграционных процессов остается несогласованность валютной и финансовой политики и негативное влияние внешних конъюнктурных и политических факторов. В связи с этим, с целью повышения устойчивости национальных экономик, основные усилия стран-участниц в среднесрочной перспективе должны быть ориентированы, прежде всего, на разрешение внутренних противоречий и выработку  единого подхода к пониманию роли и сущности интеграционного объединения.