Магнитова А.С.
эксперт Челябинского регионального информационно- аналитического центра РИСИ

После распада СССР почти четверть всей линии киргизско-узбекской госграницы остается неделимитированной. Это стало проблемой не только для двусторонних отношений государств, но и для России, поскольку затрагивает интересы ОДКБ и ЕАЭС, членом которых является Киргизия.

В советский период границы между республиками Узбекистан и Киргизия были административными, общепризнанной линии их прохождения не существовало. После распада СССР процесс пограничного урегулирования осложнили условия горной местности, наличие анклавов и противоречия между соседними странами. В результате к 2016 году из общей протяженности киргизско-узбекской границы в 1378 км, согласованы 1007 км, а 371 км остаются спорными. Разногласия вызывают в общей сложности 58 участков. Это создает почву для постоянных пограничных конфликтов: ежегодно в результате стычек на границе и при ее пересечении погибают в среднем до 10-20 человек.

Неурегулированность границ играет на руку организованной преступности и террористическим группировкам. Яркий пример – события в Андижане в мае 2005 года, когда Ташкент подавил вооруженный мятеж подпольной религиозной организации Акрамия. По данным узбекских спецслужб, лица, которых в Узбекистане квалифицировали как террористов, переправляли оружие в Андижан через киргизскую границу, а впоследствии воспользовались «окнами» на ней, чтобы сбежать в Киргизию. Бишкек периода «тюльпановой революции» и президентства К Бакиева, кстати, отказался выдать преступников властям Узбекистана и под давлением западных стран и правозащитных организаций разрешил их выезд в Европу под видом мирных жителей.

В обратном направлении – в Узбекистан – неконтролируемые потоки беженцев хлынули через границу после кровавых событий июня 2010 года в Ошской и Джалал-Абадской областях Киргизии. По официальным данным Ташкента, спасаясь от межэтнического конфликта в соседней стране, в прилегающих районах Узбекистана скрылись около 400 тысяч человек.

Из-за пограничных споров страдают местные жители с обеих сторон. 23 сентября 2013 года в местности Жийде-Арык Кадамжайского района Баткенской области киргизские пограничники ранили гражданку Узбекистана, которая вместе с двумя другими женщинами «проникла вглубь территории Киргизии». 4 января 2013 года узбекские пограничники застрелили гражданина Киргизии, который, по их версии, незаконно пересёк границу для совершения контрабандной сделки.

Затруднена и хозяйственная деятельность. Многочисленны случаи, когда по разным причинам одна из сторон закрывала пропускные пункты, не уведомив об этом соседа. Камнем преткновения также остаются экономические и инфраструктурные объекты на территории Киргизии, с советских времен находящиеся в пользовании Узбекистана. Их возвращение Ташкент увязывает с решением пограничного вопроса. С 2011 года Киргизия начала предпринимать попытки вернуть Орто-Токойское водохранилище, каналы Чуст, Сох-Шаймерден, Лаган, насосные станции «Достук», «Маданият», гектары земли в Кадамжайском районе и др. В сентябре 2013 года предметом спора республик стала гора с неопределенным статусом Унгар-Тоо, на которой размещены антенны киргизских телевизионных и сотовых компаний.

Особо острой проблемой являются анклавы. В Киргизии находятся узбекские анклавы Сох (численность населения около 60 тыс человек) и Шахимардан (более 10 тыс человек), административно относящиеся к Ферганской области Узбекистана. В свою очередь, в РУ расположено киргизское село Барак площадью 4 кв. км с населением несколько сот человек. Так, 6 января 2013 года жители расположенного в анклаве Сох узбекского села Хушьяр, недовольные работами по установке на их территории киргизскими пограничниками столбов линии электропередачи, напали на соседнее киргизское село Чабрак. В ответ киргизы заблокировали дороги, связывающие анклав с Узбекистаном.

Новым витком конфронтации между республиками стали события 18 марта 2016 года. В этот день Узбекистан выдвинул два БТРа, два грузовика и около 40 военнослужащих в район спорного участка границы в местности Чаласарт Джалал-Абадской области, а также выставил блокпост на участке автодороги Кербен — Ала-Бука и перекрыл для граждан Киргизии пропуск через КПП «Достук-автодорожный» и «Маданият-автодорожный». В Ташкенте заявили, что усиленный наряд выставлен «для обеспечения безопасности в дни праздника Наурыз».

Госпогранслужба Киргизии расценила действия узбекской стороны как грубое нарушение границы. В качестве ответных мер Бишкек потребовал убрать тяжелую технику и военнослужащих со спорного участка,  ввел усиление на своих рубежах и прекратил пропуск жителей Узбекистана через КПП «Баймак-автодорожный», «Кенсай-автодорожный» и «Кадамжай-автодорожный».

Президент Киргизии А.Атамбаев объявил ультиматум: в случае, если Узбекистан не выведет свою технику и военнослужащих со спорного участка, Бишкек намерен пересмотреть свое участие в саммите ШОС в Ташкенте. Также глава государства обратился в ОДКБ за помощью в разрешении спора. В его заявлении указывается, что «Узбекистан, нарушив международное право, вторгся на территорию Кыргызстана».

Напряженность в регионе стала расти с каждым часом. Ряд местных СМИ распространили информацию о том, что конфликт перерастает в полномасштабные военные действия.

В ситуацию была вынуждена вмешаться ОДКБ. 25 марта 2016 года прошло внеочередное заседание Постоянного совета организации в Москве, проведены переговоры глав пограничных ведомств Узбекистана и Киргизии. После этого обе стороны уменьшили количество военных на границе, напряжение стало спадать. 26 марта Узбекистан отвел военную технику и военнослужащих с несогласованного участка. Пограничные подразделения двух стран перешли на штатный режим несения службы.

Однако «худой мир» на границе по-прежнему непрочен. Главная проблема, осложняющая отношения Киргизии и Узбекистана уже 25 лет, не решена. Конфронтацию с каждой стороны «подогревают» местные националисты, радикалы, оппозиция и связанные с ними СМИ, распространяя призывы «дать военный отпор» соседу.

Конфликт напрямую затрагивает и интересы России в регионе.

Во-первых, после присоединения Киргизии к ЕАЭС по границам республики прошли южные рубежи общей таможенной территории. Для борьбы с контрабандой, «серым» импортом и эффективного взимания пошлин здесь должна быть оборудована соответствующая инфраструктура, что проблематично сделать в условиях продолжающегося спора с соседней страной. Сам Узбекистан пока воздерживается от переговоров по вступлению в ЕАЭС.

Во-вторых, напряженные отношения между двумя республиками создают условия для возможных провокаций и, нельзя исключать, потенциально могут перерасти в более крупные вооруженные столкновения. Это грозит втягиванием в конфликт ОДКБ, действующими участниками которой являются Россия и Киргизия. Узбекистан свое членство в организации приостановил в 2012 году.

Учитывая сказанное, Россия имеет серьезные причины выступить посредником в процессе урегулирования киргизско-узбекского спора по границе. Для этого Москва располагает всем необходимым: мотивацией, опытом, возможностями и авторитетом. РФ способна задействовать имеющиеся каналы двустороннего сотрудничества с Ташкентом и Бишкеком, оказать содействие в получении архивной информации, а также инициировать обсуждение вопроса на уровне многосторонних региональных организаций, таких как ШОС.

В целом важно помнить, что пограничная проблема, доставшаяся в наследство после распада СССР, является типичной для всей Центральной Азии. Она, скажем, сильно подрывает также  нормальное сотрудничество Киргизии и Таджикистана, на рубежах которых тоже гибнут люди. Без ее разрешения интеграционные экономические проекты России в регионе будут продвигаться медленнее и труднее, а система региональной безопасности будет недостаточно эффективной.