Наряду с рядом других неблагоприятных тенденций в экономике стран Центральной Азии со второй половины 2014 года наблюдается снижение уровня золотовалютных резервов  (ЗВР) государств региона.

По данным МВФ, в период с сентября 2014 по январь 2016 года валютная часть резервов Казахстана сократилась с 20,8 млрд дол. до 19,01 млрд дол., Киргизии – с 1,97 до 1,53 млрд дол. За этот период официальные резервы Таджикистана, за исключением золота, снизились на 60% и составили 64 млн дол. в конце 2015 года против 164 млн дол. в сентябре 2014 года. Во всех государствах региона понижательный тренд особенно обострился во второй половине 2015 года.

На деле ситуация может быть еще серьезнее, поскольку статистика МВФ не всегда достоверно отражает реальную обстановку и формируется на основе официальной информации, предоставляемой государственными органами. Известны случаи фальсификации данных об уровне золотовалютных резервов странами Центральной Азии. Так в 2008 году Национальный банк Таджикистана с целью привлечения кредита МВФ официально сообщил, что располагает золотовалютными резервами в размере 500 млн дол., в то время как их сумма составляла лишь 115 млн дол. Согласно заявлениям властей республики, средства были необходимы для решения проблем сельского хозяйства. В результате раскрытия факта фальсификации, МВФ потребовал возврата выделенного кредита в размере 23,5 млн евро, а также провел расследование, в ходе которого обнаружил нарушения при выделении траншей, направленных Таджикистану в январе и августе 2004 года, марте и июле 2005 года и феврале 2006 года. Общая сумма средств к возмещению тогда составила 47 млн дол. Кроме того, по настоянию международной организации власти республики провели аудит деятельности Нацбанка РТ.

О неизбежном снижении валютной составляющей резервов государств ЦА, включая Туркменистан и Узбекистан, скрывающих информацию об уровне ЗВР, свидетельствует также ряд косвенных признаков.

Во-первых, падение цен на мировых рынках сырьевых товаров, наблюдающееся с августа 2014 года, привело к серьезному сокращению валютных поступлений в страны региона.

Во-вторых, под влиянием внешних факторов в 2015 году государствами Центральной Азии была проведена масштабная девальвация  национальных валют. Дестабилизация национальных валютных рынков потребовала проведения интервенции со стороны центральных банков, что стало одной из основных причин снижения уровня золотовалютных резервов.

Наконец, о дефиците иностранной валюты свидетельствует стремление государств, например, Таджикистана привлечь заемные средства для стабилизации экономической ситуации. АБР развития выделил в декабре 2015 года для бюджетной поддержки республики  60 млн дол. В настоящее время ведутся переговоры со Всемирным банком о предоставлении 30 млн дол. и с Евразийским фондом стабилизации и развития о выделении 20 млн дол. Кроме того, Душанбе намерен привлечь средства МВФ.

Интересно, что на фоне сокращения валютных резервов центральноазиатских республик растет доля золота в структуре их ЗВР. Так, по данным Gold Council, проводящего самостоятельную экспертную оценку золотых запасов стран мира, в период с 2014 года наметилась устойчивая тенденция к увеличению доли золота в структуре ЗВР Казахстана, Таджикистана и Киргизии. В 2015 году запасы монетарного золота в физическом выражении в Казахстане увеличились на 43,6%, в Киргизии –  на 10,6%, а в Таджикистане на 57,4% Данные о ЗВР Туркменистана и Узбекистана по объективным причинам отсутствуют.

Изменение структуры ЗВР в пользу золота в основном обусловлено сокращением валюты в распоряжении государств региона. Особняком при этом стоит Казахстан, осуществляющий также целенаправленную скупку желтого металла. О нарастающем значении золота как объекта для инвестирования свидетельствует принятие в РК в декабре 2015 года закона «О драгоценных металлах и драгоценных камнях». Согласно статьи 6 этого документа, Национальный банк Казахстана имеет приоритетное право на приобретение аффинированного золота, добытого в стране, для пополнения своих активов в драгоценных металлах.

Обнаружившийся дефицит валюты в ЦА в очередной раз поднимает актуальность вопроса о продвижении валютной интеграции в рамках ЕАЭС. Страны региона, а с ними и Россия, испытывают в экономике схожие проблемы, которые логично обсуждать и решать сообща в рамках имеющихся многосторонних структур.