17 апреля в столице Катара Дохе должна состояться встреча стран- производителей нефти, на которой планируется принять резолюцию по ненаращиванию объемов добычи нефти по сравнению с февралем 2016 года. На сегодняшний день согласие участвовать во встрече подтвердили  большинство стран ОПЕК, а также  Россия, Оман и Азербайджан.

Подготовка к встрече проходит на очень противоречивом информационном фоне. Саудовская Аравия, а затем и Россия объявили об установлении в феврале  новых рекордов добычи, что можно интерпретировать в качестве попытки задействовать все мощности по максимуму накануне возможной заморозки.

Ирак, который после колебаний  все же решил принять участие во встрече, пока не обозначил собственные планы и неясно присоединится ли он к намечаемому соглашению. Более того, в марте он увеличил добычу до рекордного уровня в 4,55 млн барр./д против 4.46 млн барр./д в феврале, а также объем экспорта – с 3.23 мнл барр./д до 3.81 млн барр./д.

Иран, хотя и принял решение участвовать во встрече, но предупредил, что будет кооперироваться с другими странами в вопросе о заморозке добычи только после того, как  она достигнет 4 млн барр./д ( в настоящее время 3,1 млн барр./д.). Однако, по оценкам Международного энергетического агентства (МЭА), озвученные планы по наращиванию добычи не соответствуют производственным возможностям Ирана, т.к. после многих лет санкций износ активов нефтяной индустрии страны достиг критического уровня и требуются значительные инвестиции для их модернизации. При этом западные компании пока не спешат возвращаться на иранский рынок, опасаясь новых санкций, например за продолжающуюся разработку баллистических ракет. Как считают в МЭА, Иран сможет прибавить 800 тыс. барр./д только к 2020-2021 гг. Но, несмотря на это компромисс Ирана с Саудовской Аравией маловероятен из-за политических издержек такого решения.

Позиция последней была определена во вторник 12 апреля, когда  с саудовской стороны было заявлено, что окончательное решение Эр-Рияд примет без привязки к позиции Тегерана (ранее,  1 апреля, министр обороны и второй по очереди наследник престола Мохаммед бин Салман  в интервью агентству Bloomberg заявил, что Саудовская Аравия не будет ограничивать добычу нефти, если к соглашению не присоединится Иран и другие крупные производители).

Ряд участников встречи продолжают планировать рост добычи. Например, Кувейт собирается увеличить ее объем на 5% к третьему кварталу текущего года и на 33% к 2020 г.,  а  ОАЭ – на 16,5% к началу 2017 г.

Представители Ливии, Аргентины и Бразилии сообщили, что не будут присутствовать на переговорах.

В сложившихся условиях наиболее вероятен следующий сценарий: ряд стран-нефтедобытчиков договорится о временной заморозке производства, но иранцы и, вероятно, ливийцы не поддержат эту инициативу. Бертран Ходи, глава исследований нефтегазового сектора компании Kepler Cheuvereux, оценивает шансы достичь такого соглашения без участия Ирана примерно в 60%. Отказ Ирана присоединиться к соглашению будет заметно ослаблять потенциальный эффект от возможного соглашения сторон. Он, в частности, может позволить Саудовской Аравии не останавливать рост добычи сырья на практике, даже если она и примкнет к коалиции «согласных».

В целом, при позитивном результате встречи в Катаре, цена на нефть может закрепиться на уровнях 40-45 долл./барр., но  любые негативные новости и слухи будут провоцировать ее резкие, но короткие по времени колебания. При таком развитии событий нефтяной  рынок с учетом значительности накопленных запасов сможет достичь сбалансированного состояния к середине  2017 года,  и можно ожидать роста цен до 50 долл./барр.

Если же к соглашению присоединится и Иран (вероятность по оценкам ряда экспертов – 15%), то дисбаланс на рынке может быть устранен уже к четвертому кварталу текущего года.

Еще одним вариантом развития событий, вероятность которого оценивается в 25%, является недостижение согласия по вопросу ограничения добычи. В этом случае наиболее вероятно в краткосрочной перспективе тестирование нефтью цен в 30 долл./барр.

В долгосрочной перспективе даже достижение соглашения о сокращении добычи на встрече в Дохе не гарантирует устойчивого роста цен. Сейчас низкие цены привели к сокращению добычи в США. Рост цен на нефть может повлечь относительно быстрое (порядка 2-3 месяцев) возвращение в строй законсервированных скважин, что повлечет рост добычи и активности по ее хеджированию (форма договоренности между продавцом нефти и покупателем о том, что в будущем условия сделки не изменятся, и она будет продана по определенной  цене) т.к., по мнению аналитиков банка Morgan Stanley,  для «сланцевых производителей» продажа контрактов с поставкой в 2017 г. по ценам в 45-50 долл./барр. и выше выглядит сейчас весьма привлекательной. В итоге, рост цен на нефть сам же создаст условия для их стабилизации на уровне порядка 50 долл./барр.