Важным аспектом китайской концепции экономического пояса Шелкового пути является участие в реализации инфраструктурных проектов. В рамках данного направления Китай уделяет внимание последовательному развитию автомобильной инфраструктуры, связывающей страну с государствами Центральной Азии.

В целом можно условно выделить несколько стадий участия Китая в автодорожном строительстве в регионе. На первом этапе КНР построила автомобильные трассы в своих западных районах, продлив их до границы с центральноазиатскими республиками. В частности, были проложены автодороги от города Кашгар к границам Китая с Таджикистаном и Киргизией.

На втором этапе Китай участвовал в реконструкции и модернизации приграничных автодорожных переходов. Так, в частности, была построена автомобильная дорога через перевал Кульма в Таджикистане. Открытие автодорожного сообщения через высокогорный погранпереход способствовало активизации таджикско-китайских экономических отношений и привело к многократному росту взаимной торговли. При содействии КНР были  модернизированы автомобильные дороги через пограничные пункты Иркештам и Торугарт в Киргизии. В частности, Китай участвовал в финансировании реконструкции трассы, проходящей по маршруту Ош — Сары-Таш — Иркештам, завершенной в 2012 г. На реализацию проекта китайская сторона выделила 100 млн дол.

На третьем этапе Китай финансирует реконструкцию автодорожного полотна, связывающего пограничные переходы с промышленными центрами и основными рынками сбыта Киргизии и Таджикистана. Например, значимым китайским проектом в Таджикистане является реконструкция трассы Кульма — Хорог – Куляб — Душанбе, связывающей восточный и западный районы страны. Это единственная автомобильная магистраль республики, по которой китайские товары, транспортируются в наиболее населенные районы Таджикистана.  В 2010 г. Экспортно-импортный банк Китая выделил 200 млн дол. на реабилитацию автодороги Бишкек — Нарын — Торугарт в Киргизии. Кроме КНР в финансировании проекта участвуют Азиатский банк Развития и Арабская координационная группа. Реализация проекта началась в 2010 г., его завершение запланировано на конец 2016 г. Модернизация магистрали позволит расширить транзитные возможности автомобильной дороги по доставке грузов от киргизско-китайской границы к столице страны с последующим выходом к автомобильным дорогам Казахстана.

Наибольшее стратегическое значение для развития автотранспортной инфраструктуры Киргизии имеет участие КНР в строительстве альтернативной дороги Север – Юг, начатом в 2014 г. Новая трасса пройдет по маршруту Джалал-Абад – Казарман – Чаек – Кочкор – Балыкчи. В 2013 г. КНР выделила 400 млн дол. на финансирование первой фазы строительства. Кредит на вторую фазу в размере 297 млн дол. Киргизия получила в 2015 г.

Наконец, следующим этапом становится строительство автодорожной инфраструктуры, ориентированной на выход КНР к Ферганской долине и Узбекистану, на который приходится половина населения Центральной Азии. Кроме уже упомянутой дороги Ош — Сары-Таш — Иркештам в Киргизии, в рамках данного направления Пекин также участвует в строительстве трасс, связывающих Таджикистан и Узбекистан. В 2006 г. Китай предоставил Таджикистану 281,2 млн дол на реконструкцию автомобильной дороги, проходящей по маршруту Душанбе — Худжанд  — Чанак. Средства были выделены в качестве льготного кредита сроком на 20 лет под 2%. В 2010 г. дорога была запущена в эксплуатацию. Кроме того, в сентябре 2015 г. были завершены работы по модернизации автомобильной магистрали Душанбе—Турсунзаде—Узбекистан, протяженностью в 61,5 км. Китай не принимал непосредственного участия в финансировании проекта, однако подрядчиком по итогам тендера была выбрана китайская Сhina Road and Bridge Corporation.

В целом, основная активность КНР по финансированию и строительству автомобильных дорог сосредоточена в Киргизии и Таджикистане, имеющих слабую инфраструктуру и ограниченные возможности для ее самостоятельного развития и модернизации.  Присутствие Китая в автотранспортных проектах других государств Центральной Азии пока незначительно.  Так, Китай формально является одной из сторон проекта по строительству сети автомобильных магистралей Западный Китай – Западная Европа, которая к 2023 г. должна пройти через Казахстан. Однако финансируют его преимущественно западные финансовые институты.

Таким образом, Китай планомерно развивает автотранспортную инфраструктуру региона, постепенно соединяя пограничные переходы с экономическими и промышленными центрами соседних государств. Тем самым Пекин восполняет пробел, оставшийся с советских времен, когда на фоне испортившихся отношений СССР и КНР Центральная Азия почти полностью была изолирована от китайской транспортной системы.

На перспективу можно прогнозировать, что деятельность Китая будет сосредоточена на завершении работ в Киргизии и Таджикистане. В дальнейшем же, с высокой долей вероятности, КНР начнет продвижение проектов по реконструкции автомобильных дорог на территории Узбекистана, проходящих от границ с Киргизией и Таджикистаном к центральным районам страны. Тем самым новые магистрали, следующие из Китая, достигнут наиболее населенных районов ЦА.

Возникает логичный вопрос: зачем Пекин вложил в автодорожное строительство в регионе более 1,3 млрд дол. (в основном в форме кредитов Душанбе и Бишкеку) и почему не собирается останавливаться на достигнутом? Ответ становится очевидным, если обратить внимание на тот факт, что китайская сторона занимается модернизацией далеко не всех магистралей, а в основном тех, которые ориентированы на доставку экспортных товаров из КНР. Сегодня именно неудовлетворительное состояние инфраструктуры является основным сдерживающим фактором для дальнейшего увеличения китайских поставок в регион. Если преодолеть это ограничение, восточный сосед сможет прочно укрепиться в роли главного торгового партнера Центральной Азии.