На полях весенней сессии МВФ и Всемирного банка в Вашингтоне 14-15 апреля прошли встречи руководителей финансовых ведомств крупнейших стран в формате «Группы 20» и БРИКС. Несмотря на схожесть проблем, стоящих перед участниками обеих организаций – неустойчивость экономического роста, высокая волатильность финансовых рынков, геополитические конфликты, терроризм и т.д., – итоги консультаций были различными.

Заседание финансовых представителей «Двадцатки» не принесло сколько-либо значимых результатов. Их, конечно, сложно было ожидать из-за слишком разных интересов участников данного форума. Западные страны до сих пор не готовы признать необходимость более активной координации антикризисных мер с представителями развивающегося мира

При этом текущая политика США и ЕС начинает вызывать критику даже со стороны международных финансовых институтов, деятельность которых они продолжают контролировать. Так, глава МВФ К.Лагард в рамках весенней сессии заявила, что «Федеральная резервная система США, принимая решения по учетной ставке, должна учитывать не только страновые, но и глобальные риски».

Вызывает вопросы и крайне высокая приоритетность мер денежно-кредитной политики (в т.ч. таких нетрадиционных как программа «количественного смягчения»), долгое время активно применявшихся в США и до сих пор используемых Евросоюзом. В коммюнике финансовой «Двадцатки» уже не в первый раз достаточно мягко констатируется, что «монетарная политика без использования других инструментов неспособна обеспечить сбалансированный рост экономики». Более прямо о «достижении монетарной политикой пределов своих возможностей» заявил представитель Индии. Очевидно, что требуется согласование новой глобальной программы действий, однако уровень сотрудничества все еще остается недостаточным для этого.

Тем не менее, повестка «Группы 20» все же постепенно меняется. Причем изменения происходят именно в тех направлениях, по которым лидеры развивающихся стран ранее уже предпринимали достаточно эффективные меры в рамках БРИКС. Способствует этому как председательство Китая в «Двадцатке», так и объективная необходимость скорейшего принятия дополнительных коллективных действий. Так, все более важным приоритетом становятся инфраструктурные инвестиции (область, где благодаря усилиям участников БРИКС появились два новых института – Новый банк развития и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций); увеличение возможностей глобальной финансовой сети безопасности за счет появления новых региональных и межрегиональных соглашений (в 2015 г. БРИКС создал пул условных валютных резервов); развитие рынка «зеленых» финансов (приоритет деятельности НБР и АБИИ) и т.д.

Не остается без внимания и ситуация с реформированием системы управления МВФ. В начале 2016 года по предложению Китая как председателя «Группы 20» в 2016 году была возобновлена деятельность рабочей группы по международной финансовой архитектуре. Дальнейшие изменения в системе управления международными институтами были также названы одной из трех основных задач «Большой двадцатки» в текущем году. При этом главным приоритетом БРИКС стала реализация последнего пункта реформы 2010 года, предусматривающего корректировку формулы расчета квот  с тем, чтобы она «лучше отражала экономический вес стран».

В ходе встречи финансовых представителей группы БРИКС была также согласована консолидированная позиция стран «пятерки» по вопросу изменения формулы и проведения 15-го пересмотра квот. Основной акцент в позиции наших государств будет сделан на придание большего веса показателю ВВП по паритету покупательной способности, что приведет к более справедливому участию развивающихся стран в системе управления МВФ.

Значимые договоренности были достигнуты и по вопросам функционирования новых институтов развития. В частности, это – размещение Новым банком развития пятилетних облигаций в юанях на китайском рынке. Средства пойдут на реализацию «зеленых» проектов в области энергетики. Первые четыре из них (на общую сумму 811 млн. дол.) представлены по одному из каждой страны-акционера НБР (Бразилия, Индия, Китай, ЮАР). Российский проект по развитию малой энергетики в Карелии не вошел в число одобренных по чисто техническим причинам. Однако, по заявлению представителя Минфина РФ, он будет согласован в ближайшее время. Примечательно, что в условиях ограниченности объемов долгосрочных инвестиций кредиты будут предоставлены на сверхдолгий срок (20 лет), что лишний раз подчеркивает готовность БРИКС учитывать реалии и проблемы современной экономики.

Крайне симптоматичным также представляется и подписание соглашения о сотрудничестве и совместном финансировании проектов между АБИИ и Всемирным банком. Подобная форма взаимодействия серьезным образом увеличивает кредитные возможности Азиатского банка инфраструктурных инвестиций. В результате 1,2 млрд. долл., которые АБИИ планирует инвестировать в 2016 году, могут быть серьезным образом дополнены средствами Всемирного банка. Все это, по нашему мнению, свидетельствует об активном развитии новых институтов, их готовности к взаимодействию с существующими международными финансовыми организациями для повышения эффективности своей деятельности.

Конечно, странам БРИКС предстоит еще большая работа, как по координации действий внутри блока, так и выработке согласованных предложений по основным вопросам функционирования мировой экономики. Важным шагом в этом направлении является всестороннее расширение сотрудничества экспертных сообществ «Пятерки», которое позволит преодолеть отставание от западных стран в научных исследованиях по приоритетным для стран БРИКС направлениям. Но и здесь мы видим прогресс – в ходе встречи руководителей финансовых ведомств наших стран был поставлен вопрос создания совместного аналитического центра при Новом банке развития. Очевидно, что такими темпами БРИКС уже в ближайшее время сможет не только подтвердить свой статус лидера развивающегося мира, но и начать формировать глобальную повестку деятельности международных институтов.