Новый виток эскалации напряженности на Корейском полуострове, вызванный действиями Пхеньяна в нарушение режима международных санкций – ядерным испытанием в январе,  пуском баллистической ракеты средней дальности в феврале и испытанием ракетного двигателя для межконтинентальной ракеты в апреле, придал импульс дискуссии по этой проблематике в американском экспертном сообществе. Группа авторитетных специалистов по корейской проблематике в составе консультантов Совета национальной безопасности, аналитиков из числа бывших сотрудников госдепартамента и ЦРУ выступили с критикой курса администрации  Б.Обамы   в вопросах корейского урегулирования.  В обобщенном виде их позиция была изложена в  статье Дж. Бродлера, опубликованной недавно  в журнале «Ньюсуик»1.

Анализируя причины нынешнего обострения ситуации в контексте состояния отношений между США и КНДР,  критики  Белого дома исходят из того, что последние шаги пхеньянского руководства носили в значительной степени «ответный характер» и явились «предсказуемой реакцией» на жесткую позицию вашингтонской администрации. В подтверждение в материале приводятся ссылки на полученную от анонимных источников в администрации конфиденциальную информацию о том, что в последнее время Пхеньян направил администрации Б. Обамы по  неофициальным каналам ряд предложений, направленных на разблокирование двусторонних отношений.  В декабре 2015 г. была выдвинута инициатива  начать переговоры с целью заключения мирного договора  о прекращении состояния войны в Корее (в настоящее время действует соглашение о перемирии 1953 г.). Однако поскольку Вашингтон обусловил свое согласие «априорно неприемлемым для Пхеньяна требованием» включить в повестку дня обсуждение северокорейской ядерной программы, предложение не получило развития, а в начале января 2016 г. в КНДР последовало испытание ядерного взрывного устройства.

В феврале на закрытой встрече представителей КНДР и США в Берлине представители Пхеньяна заявили о готовности отложить на год испытания ядерного оружия при условии, что США воздержатся от проведения ежегодных американо-южнокорейских учений. Однако вашингтонская администрация  не смогла увидеть и в этом предложении сигнал о готовности пхеньянского руководства предпринять шаги по нормализации отношений.

Результатом стали новые шаги Вашингтона по наращиванию давления на КНДР. В феврале начались крупнейшие за всю историю ежегодные американо-южнокорейские учения, в которых приняли участие 300 тыс. южнокорейских и 17 тыс. американских военнослужащих. Причем по сценарию учений нынешнего года были проведены два пуска межконтинентальных баллистических ракет как напоминание Пхеньяну о готовности США к нанесению упреждающего ядерного удара.

Курс давления на КНДР, проводимый администрацией Б. Обамы, согласно оценке его критиков, строится на нескольких «ложных посылах». Попытки представить Ким Чен Ына «коварным и вероломным психопатом, с которым невозможно иметь дело», используемые  в качестве причины отказа от контактов с Пхеньяном, свидетельствуют о неспособности, либо нежелании Вашингтона отделять пропагандистские штампы от истинных намерений руководства КНДР. Согласно экспертным заключениям, главным императивом политики Пхеньяна следует считать не угрозы «уничтожить Сеул или Нью-Йорк», а стремление северокорейского лидера и его окружения «получить гарантии безопасности и будущего устройства в случае реформирования режима». Если этого сделано не будет, то, как считают американские аналитики, нельзя исключать, что северокорейское ядерное оружие, запасы которого в настоящее время оцениваются в пределах 100 боезарядов, и кадры, способные наладить его производство, могут оказаться в лагере международных террористов со всеми вытекающими последствиями.

Не подтверждаются и расчеты администрации США на то, что «северокорейский режим слаб экономически и не сможет долго существовать в условиях санкций». В обоснование  приводятся оценки экспертов   ЦРУ о том, что «экономика КНДР способна обеспечить продовольственные потребности страны». Проводимые Ким Чен Ыном рыночные реформы, несмотря на их ограниченный характер, реально способствуют зарождению среднего класса в северокорейском обществе. В международном плане КНДР проводит курс на диверсификацию своих внешнеторговых партнеров, круг которых уже не ограничивается Китаем как прежде, а включает целый ряд государств Африки, Азии и Европы.

Автор полагает, что администрации США не следует переоценивать степень влияния КНР на пхеньянский режим и готовности  употребить его для сдерживания ядерных амбиций Северной Кореи. Хотя в свете последних шагов руководства КНДР Пекин ужесточил свой подход к отношениям с этой страной, выступил с резкой критикой политики КНДР, поддержал резолюцию Совбеза ООН по введению санкций, однако при этом КНДР рассматривается Пекином прежде всего в качестве буфера, отделяющего его от Южной Кореи. Китай не заинтересован в том, чтобы  на его территорию хлынули миллионы северокорейских беженцев, а войска США и Республики Корея вышли на его рубежи, что было бы  неизбежно в случае падения режима Ким Чен Ына. Поэтому  давление КНР на Пхеньян ограничено задачей «заставить КНДР сесть за стол политических  переговоров».

По мнению критиков позиции Белого дома, проводимая администрацией Б. Обамы линия в корейском вопросе чревата серьезными последствиями. Результатом дальнейшего следования этому курсу станет создание условий для «консервации нынешнего режима КНДР, который будет иметь полную свободу рук в вопросах дальнейшей реализации своей ядерной программы».

Практическое решение проблемы видится  им прежде всего на путях переговоров между США и КНДР, к которым в Пхеньяне, судя по ряду признаков, готовы. Эксперты  призывают администрацию Обамы скорректировать позицию и рассмотреть вопрос о начале контактов без выдвижения предварительных условий – будь то по ядерной программе или по соблюдению прав человека в КНДР. Не питая иллюзий по поводу перспектив скорого достижения конкретных результатов, они рекомендуют исходить из того, что переговоры будут носить «трудный и затяжной характер». Однако сам факт начала этого процесса будет оказывать сдерживающее воздействие на Пхеньян, заставляя КНДР воздерживаться от новых ядерных испытаний и ракетных пусков, и тем самым способствовать снижению уровня напряженности на Корейском полуострове.

В качестве первого шага в период, оставшийся до завершения полномочий нынешней администрации, критикам представляется важным обозначить «саму готовность Вашингтона к началу переговорного процесса».

  1. Jonathan Brodler “ A Nuclear Deal with North Korea?”, Newsweek, 31/ 03/2016