Накануне визита Владимира Путина в Афины, приоритетом в котором вероятно станет вопрос нового энергетического сотрудничества России и Греции, премьер-министр Алексис Ципрас достаточно четко формулирует собственное внешнеполитическое кредо. Он, как и год назад, готовится к игре на интересах противоборствующих сторон для извлечения собственной выгоды. Но главное – политическая линия Ципраса в очередной раз подтверждает возрастающую зависимость Греции от международных кредиторов и от Запада в целом.

В феврале 2016 года «Газпром» подписал меморандум с итальянской компанией Edison и греческой DEPA о поставках газа в будущий газовый интерконнектор Греция-Италия. Несмотря на заявления российской стороны о том, что окончательное решение по строительству нового газового коридора с привлечением итало-греческого интерконнектора будет возможным лишь при согласии Еврокомиссии, вокруг проекта уже разгорелись нешуточные страсти. Во-первых, новость вызвала резкое неодобрение со стороны Брюсселя и Вашингтона. Во-вторых, в прессе началась активная кампания, направленная на противопоставление новой российской инициативы азербайджано-турецкому Трансадриатическому газопроводу (TAP). По мнению части европейских экспертов, предложение России создает серьёзную конкуренцию TAP, преследует цель – снизить заинтересованность международных компаний в инвестиционной значимости данного маршрута и вновь привести Европу к энергетической зависимости от России.

Следует отметить, и это подтверждают независимые политологи  и экономисты, что российский проект никоим образом не является альтернативой или заменой TAP.

Трансадриатический газопровод способен поставлять в Европу лишь 10 млрд. кубометров газа. Это составляет 3% от всех энергопотребностей Европы. В будущем планируется подключить к газопроводу энергетические источники Ближнего Востока. Но на сегодняшний день, несмотря на энергетическое богатство региона, использование ближневосточных нефти и газа слабо реализуемо по причине высокой конфликтогенности в регионе, существующих споров по вопросам государственных границ, неутихающих военных конфликтов.

Еще один источник наполняемости TAP – реализуемый ныне проект поставки американского сжиженного газа к берегам Греции. Однако импортируемое «голубое топливо» навряд ли будет дешевле своего российского аналога.

В данной связи говорить о замене TAP российским проектом, о высокой конкуренции этих двух маршрутов – безосновательно.

Однако градус недоверия и истерии продолжает расти. Наэлектризованность атмосферы влияет и на государства-партнеров российского проекта (Италию и Грецию), которые все более подчиняются единому курсу общеевропейской политики в ущерб собственным интересам.

Нынешнее правительство Греции – это правительство игроков, которое преследует прежде всего собственную выгоду. В частности, в 2014 году оппозиция во главе с «СИРИЗОЙ» весьма негативно оценивала планы строительства Трансадриатического газопровода, видя в нем исключительно американский проект. Придя к власти, коалиционное правительство резко изменило свои взгляды. В феврале 2015 года министр энергетики Греции Панайотис Лафазанис посетил с официальным визитом столицу Азербайджана. Цель его посещения заключалась в торге, попытке добиться для греческой стороны дополнительных бонусов и льгот от строительства TAP (в частности, налога на транзит, пересмотра цен на поставляемый в Грецию газ, участия греческой стороны в уже созданном консорциуме).

Сдержанная позиция Азербайджана была болезненно воспринята Афинами и повлияла на временную смену приоритетов греческой власти: министр энергетики Лафазанис стал одним из ярых сторонников российского направления, борцом за реализацию нового проекта Москвы «Турецкий поток».

Оптимистично была воспринята правительством страны и очередная инициатива российской энергетической компании («Газпром») по проекту итало-греческого интерконнектора. Ее поддержку со стороны официальных Афин продемонстрировал своими выступлениями в СМИ министр энергетики Панос Скурлетис.

Тем не менее негативная позиция Евросоюза и США, а также предстоящие переговоры по вопросам задолженности и новых кредитов в очередной раз повлияли на позицию греческой власти.

3 марта греческое правительство выступило с инициативой, горячо поддержанной Брюсселем, – предоставить консорциуму TAP на срок в 25 лет налоговые льготы для строительства греческой ветки газопровода.

17 мая в рамках официального выступления на церемонии начала работ по строительству Трансадриатического газопровода, Ципрас подчеркнул, что «ТАР, открывающий собой знаковый для Европы проект Южного газового коридора, является совместным региональным предприятием, обладающим значительным экономическим и геостратегическим потенциалом».

Выступление Ципраса вызвало резкую критику со стороны нынешних оппозиционных кругов, помнящих о прежних взглядах и лозунгах СИРИЗЫ. Активный отклик Афин на строительство TAP, поддержка властью данного проекта зафиксировали генеральную линию современной греческой политики. Греция – финансово и политически зависимая страна – не способна на данный момент к решительным действиям в собственных интересах. Ее курс на протяжении ближайших лет будет полностью подвластен требованиям Брюсселя. Заигрывания с российской стороной рассматриваются Афинами лишь как дополнительный бонус в переговорах с международными кредиторами. Пока что преждевременно и по сути безосновательно предполагать, что Греция при нынешней власти решится на серьезную коррекцию курса в сторону Москвы.

Вместе с тем, несмотря на амбивалентную позицию греческой власти и ее безусловную подчиненность союзникам – ЕС и США, греческий народ в большинстве своем выказывает симпатию к России.