В последние годы российско-китайские отношения продолжают развиваться по широкому спектру областей сотрудничества. Взаимодействие в политической сфере отличается стабильностью и совпадением позиций Москвы и Пекина по основным вопросам международной повестки дня. Официальные оценки китайского руководства характеризуют двусторонние связи в настоящее время как «зрелые и устойчивые», прочную основу которых составляет «взаимное доверие и поддержка», отношения носят «долгосрочный и стратегический характер», «могут выдержать любые испытания» и «не будут меняться из-за каких-либо временных факторов».

Уровень экономического сотрудничества двух стран, по мнению и российских, и китайских экспертов, заметно отстает от высокого уровня политического взаимодействия РФ и КНР. В Пекине отмечают, что несмотря на трудности российской экономики из-за снижения цен на энергоресурсы и санкций со стороны западных стран, в стране сохраняется социальная и политическая стабильность, к тому же наблюдается увеличение производства зерна и его экспорта, а также рост экспорта продукции военного назначения.

Дискуссии о «крахе» экономики России китайские политологи называют субъективным мнением западных политиков и СМИ, которые не имеют ни малейшего представления о реальном положении вещей в РФ. Как отмечает старший советник Китайского института международных стратегических исследований, генерал-майор Ван Хайюнь, «Россия – наиболее самодостаточная страна мира», обладающая «не только обширной территорией и богатыми природными ресурсами, но и научно-техническим потенциалом, высоким уровнем образования населения, а потому и большим пространством для маневра».

Показатели торговли между РФ и КНР в долларовом выражении по итогам 2015 г. сократились на 27,8% по сравнению с предыдущим годом, составив около 69 млрд дол., однако потенциал торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества РФ и КНР по-прежнему высок. Посол КНР в России Ли Хуэй оптимистично оценивает перспективы развития двусторонних торгово-экономических связей. Он считает снижение показателей товарооборота РФ и КНР временным явлением, которое произошло в основном из-за резкого снижения цен на нефть и газ. При этом, подчеркивает дипломат, товарный объем двусторонней торговли не изменился, а в некоторых сферах был даже отмечен рост (импорт в Китай российского электромеханического оборудования, экспорт в Россию китайских товаров повседневного спроса). По словам Ли Хуэя, оба государства обладают крупными экономиками и большими рынками, а главное­ – уверенным стремлением к двустороннему сотрудничеству и уже отлаженными механизмами взаимодействия.

На протяжении последних лет стабильно растут показатели торговли продукцией сельского хозяйства между Россией и Китаем, в 2015 г. товарооборот достиг 3 млрд дол. Россия нарастила экспорт кукурузы и сои в КНР в 8 раз, подсолнечного масла – в 4 раза, муки – в 3 раза.

Инвестиционно-финансовое сотрудничество, по мнению китайских экспертов, является в настоящее время самой сложной сферой экономического взаимодействия РФ и КНР. До недавнего времени расширение такого сотрудничества наравне с упрощением доступа российских заемщиков на внутренний китайский рынок представлялось им маловероятным, это говорило о неготовности китайской стороны расширять инвестиционные связи в отрыве от получения дополнительных выгод в торговой сфере. Но сегодня Китай пересматривает свою инвестиционную стратегию. Это подтверждают слова полномочного министра посольства КНР в РФ Су Фанцю о том, что китайские компании проявляют заинтересованность во вложении капитала в российские ТОРы (территории опережающего развития) и свободный порт Владивосток. Однако эти перемены объясняются скорее изменениями и потребностями экономики Китая в новых точках роста, нежели улучшением инвестиционного климата РФ.

Большой потенциал инвестиционного сотрудничества у приграничных регионов двух стран – Дальнего Востока РФ и Северо-Востока Китая. Так, инвестиции граничащей с РФ провинции Хэйлунцзян в Россию увеличились с 510 млн дол. в 2013 году до 4,17 млрд дол. в 2015 г. По мнению губернатора провинции Хэйлунцзян Лу Хао, с точки зрения возможностей регионального передвижения ресурсов, капиталов и технологий ситуация «очень хорошая».

В академических кругах Китая важным достижением в торгово-экономическом сотрудничестве двух стран в 2015 г. называют начало практической состыковки стратегий развития РФ и КНР, а именно подписание документа о сопряжении китайской инициативы «Экономический пояс Шелкового пути» (ЭПШП) с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС).

Проект ЭПШП представляется перспективным и выгодным для России в том случае, если его реализация будет отвечать прежде всего национальным интересам РФ и стран Центральной Азии. Китай путем реализации столь масштабной инициативы преследует цель ускорения экономического развития своих западных районов, в первую очередь  Синьцзян-Уйгурского автономного района, а также продвижения своих товаров в Европу сухопутным путем. В связи с этим многие китайские эксперты, говоря сегодня о формировании ЭПШП на евразийском пространстве, рассматривают идею образования нескольких зон свободной торговли (ЗСТ) на маршруте Шелкового пути, что, по их мнению, будет способствовать процветанию всех государств, расположенных вдоль его маршрута. Одновременно с китайской стороны звучат призывы сделать ШОС основной площадкой для процесса сопряжения ЭПШП и ЕАЭС. За этими предложениями явно просматривается китайская идея о создании ЗСТ в рамках ШОС. Следует подчеркнуть, что цель России при создании ЕАЭС, как представляется, заключалась в планах наращивания конкурентоспособности стран-участниц и усиления их экономического и промышленного потенциала. Поэтому обозначенный выше китайский вариант сопряжения не подходит РФ из-за разницы в конкурентоспособности между КНР и странами-членами ЕАЭС, и к решению вопроса о формировании ЗСТ в рамках ШОС следует подходить с осторожностью.

ШОС может стать успешной площадкой для сопряжения двух проектов, включая обсуждение создания ЗСТ в рамках организации, но уже после присоединения к ШОС Индии и Пакистана в качестве полноправных членов, а также повышения статуса Ирана, что усилит ШОС и позволит уравновесить экономическую мощь КНР. С этой точки зрения идеи формирования ЗСТ между ЕАЭС и ШОС, а также ЕАЭС и АСЕАН, выдвинутые российским руководством, представляются весьма выигрышными.

Следует признать, что сопряжение проектов ЭПШП и ЕАЭС неизбежно приведет к возрастанию конкуренции РФ и КНР на пространстве Центральной Азии. Это надо воспринимать не только как вызов, но и рассматривать как шанс для совершенствования форм экономического взаимодействия в ЕАЭС и укрепления сотрудничества России с партнерами по организации. Главное – не допустить перерастания конкуренции РФ с КНР в противостояние и противоборство; для успешного развития российско-китайского экономического сотрудничества важно в первую очередь учитывать то, что объединяет наши государства. А это – обеспечение стабильного развития и безопасности в Центрально-Азиатском регионе, поиск новых точек роста экономик стран-участниц процесса сопряжения. Перспективным представляется активизация сотрудничества с Китаем в сфере логистических и инфраструктурных проектов (включая строительство высокоскоростных магистралей), в области экологии, продовольственной безопасности, развития малого и среднего бизнеса, совместного развития производственных мощностей, в том числе на территории РФ.

Реализуемый Россией в последние годы разворот на Восток в Китае оценивают как поиск Москвой новых возможностей и попытку преодолеть ограничение стратегического пространства РФ со стороны стран Запада. В Дипломатической академии КНР отмечают необходимость стратегического прорыва для России, особенно в условиях экономических санкций, расширения НАТО, снижения мировых цен на энергоресурсы и вялого развития экономики страны. После событий на Украине улучшение отношений с государствами АТР стало для России стратегической линией. В условиях превращения АТР в новый глобальный политический и экономический центр такое укрепление взаимодействия может стать важным фактором в сдерживании США, полагают китайские ученые.

В условиях проводимой Вашингтоном линии на сплочение вокруг себя стран-союзников и укрепление своих старых военных союзов государства АСЕАН стремятся занять сбалансированную позицию между крупными державами, отмечают китайские политологи. Развитие сотрудничества с Россией способствует расширению для АСЕАН пространства на международной арене, демонстрирует независимость организации и позволяет избежать давления со стороны США. Все это предоставляет России возможность выйти из сложившейся непростой ситуации, поскольку на фоне политической многополярности все страны АТР заинтересованы в участии РФ в делах региона, считают в Пекине.

Говоря об общих задачах РФ и КНР в сфере борьбы с терроризмом, китайские эксперты называют вызовом имеющиеся различия в подходах и восприятии некоторых террористических организаций и самого определения понятия терроризм у России и Китая, с одной стороны, и стран Запада, с другой. Неотъемлемой частью антитеррористического сотрудничества РФ и КНР китайской стороне представляется необходимость двух стран выступать единым фронтом, оказывать поддержку друг другу, а также активно заявлять о своей позиции в международном сообществе в вопросах по борьбе с терроризмом.