В начале XXI века было опубликовано большое количество научных трудов, в которых говорилось об окончании однополярности мира и наступлении многополярности. Однако в последние годы позиции США практически во всех ключевых регионах планеты не ослабевают, а значительно усиливаются, что позволяет утверждать, что окончания однополярного мира пока не произошло.

Однополярный мир установился с момента распада СССР в 1991 году. Полная вседозволенность США в международных отношениях наиболее четко проявилась во время бомбардировок Югославии в 1999 году, вторжений в Афганистан и Ирак в 2001 и 2003 годах, осуществленных без мандата СБ ООН. На состоявшейся в Вашингтоне 24 апреля 1999 года юбилейной сессии НАТО, посвященной 50-летию этого блока, было принято решение о возможности использования вооруженных сил Альянса «для предотвращения нарушения прав человека повсюду в мире». Генеральный секретарь НАТО Х.Солана заявил: «Мы движемся к системе международных отношений, в которой повседневные права человека и права меньшинств более важны, чем суверенитет». Но из-за проблем, с которыми столкнулись армии США и их союзников на Ближнем и Среднем Востоке во время нахождения у власти Джорджа Буша-младшего, многие аналитики заговорили об обозначившемся пределе возможностей Вашингтона и закате Pax Americana. Однако некоторые неудачи, имевшие место при реализации внешней политики США в 2000-е годы, привели к тому, что связанная с распадом СССР и появлением новых возможностей эйфория, наблюдавшаяся в американских государственных ведомствах и аналитических центрах, занимающихся военным и внешнеполитическим планированием, окончилась, и были определены инструменты, которые позволяют Вашингтону эффективно распространять свое влияние в мире.

Инструменты американской внешней политики

США, попробовав военные меры и осознав их неполную эффективность, смогли перестроиться, внести коррективы в свою политику и значительно разнообразить спектр применяемых инструментов – многие используемые в настоящее время меры являются менее затратными, чем военные, но позволяют Вашингтону более эффективно достигать своих целей.

Меры, которые американцы задействуют в отношении недружественных стран, можно классифицировать по двум группам: сдерживание и вовлечение. К сдерживанию относятся военные методы, т.н. прокси-войны, санкции, поддержка оппозиции, революции, физическое устранение руководства и др. К мерам вовлечения – включение страны на выгодных условиях в международные экономические отношения, вовлечение в сеть международных организаций и договоров, методы «мягкой силы» и др. США в зависимости от силы другого государства, степени лояльности населения правящей элите, геополитической ситуации, собственных возможностей в конкретный момент времени и других факторов очень гибко тасуют различные методы.

Рост влияния США в ключевых регионах мира при Б. Обаме

Можно утверждать, что в течение нахождения у власти президента Барака Обамы позиции США в мире значительно усилились. Это может быть продемонстрировано на основе анализа развития событий во всех основных регионах Земного шара.

Для наглядности начнем с Латинской Америки. В течение буквально последних месяцев здесь произошли и происходят процессы, четко иллюстрирующие основной тезис данной статьи. В Аргентине в декабре 2015 года к власти на смену Кристине Киршнер пришел Маурисио Макри, считающийся проамериканским политиком. Затем мало кто заметил, что в Бразилии по сути произошла (или, другими словами, – была организована) очередная “цветная революция”, и Дилма Русефф была отстранена от власти. А ведь Бразилия – это член БРИКС, страна, которая по размеру ВВП находится на 7-м месте в мире, а по численности населения – на 5-м. В Венесуэле власти открыто заявляют, что существует высокая угроза того, что в ближайшие месяцы оппозиция, поддерживаемая США, перехватит власть в рамках еще одной “оранжевой революции”. Венесуэла – крупнейший экспортер нефти в США, поэтому если американские планы в отношении этой страны удастся осуществить, это станет крупным внешнеполитическим успехом Вашингтона. Наконец, в 2016 году Б.Обама посетил Кубу, поменяв стратегию сдерживания в отношении этой страны на стратегию вовлечения и заложив основу для будущего развития двусторонних отношений, при этом конечная цель остается неизменной – обеспечить изменение политического и внешнеполитического курса Гаваны.

Европа за два президентских срока Обамы однозначно не стала более независимой и менее проамериканской. Ведутся переговоры по подписанию выгодного транснациональным корпорациям США соглашения о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве. Вашингтону удалось повысить угрозы безопасности Европы. Содействовав созданию проблемы беженцев, США имеют возможность в любой момент дестабилизировать ситуацию в Европе изнутри. Как заявил директор агентства “Стратфор” Джордж Фридман в ходе лекции в Чикагском совете по международным делам в 2015 году, “в будущем Европа, хотя и не вернется к имевшему место в первой половине XX века тридцатилетнему периоду войн и нестабильности (1914-1945 гг.), но вернется к естественной ситуации человечества: в Европе будут войны, будут времена мира. Не будет конечно 100 миллионов убитых (как во Второй мировой войне), но идея “европейской исключительности” первой падет в жертву. В Европе будут конфликты. В Европе уже были конфликты – в Югославии и сейчас на Украине».

После распада мирового соцлагеря практически все его члены перешли или продолжают переходить в сферу влияния США, что является еще одним подтверждением тенденции к однополярному миру. Это четко проявилось в Восточной Европе, страны которой являются даже более проамериканскими, чем страны Западной Европы. Исключением была Сербия, однако нынешняя правящая группа ведет страну и в ЕС, и в НАТО.

Тенденция вовлечения различными способами все большего количества бывших соцстран в сферу влияния США проявляется и в других регионах мира. В Восточной Азии она отчетливо кристаллизировалась не в 1990-е, а именно в последние годы, в отношении Вьетнама и Мьянмы. В целом, США при Обаме смогли противопоставить Китаю большинство соседних с ним государств Азии и в рамках провозглашенной в 2011 году «политики опор» укрепить свои отношения с ними, усилить свое присутствие в регионе. Такие страны и территории как Филиппины, Вьетнам, Тайвань, Индонезия, Малайзия, Бруней, Южная Корея, Япония, Индия опасаются роста китайской мощи и китайского влияния в Восточной Азии, – в связи с чем для них партнерство с США носит стратегический характер. В то же время возможностей Китая недостаточно, чтобы, по крайней мере, на данном этапе как-то противодействовать политике США в Восточной Азии.

Весьма отчетливо рост американского влияния проявляется на Ближнем Востоке. В последние месяцы аналитики обращают внимание на то, что в Сирии, благодаря действиям российских ВКС, удалось остановить экспансию американской гегемонии. Стратегия США действительно может терпеть неудачи в отдельных случаях. Но следует учитывать и ситуацию в других странах этого региона – только с начала XXI века американцы поставили под контроль ситуацию в таких важных с точки зрения наличия ресурсов и геополитического положения государствах как Ирак и Афганистан. Постепенно Вашингтон завершает вовлечение в сферу влияния Запада Ливии. Формально США ушли из Ирака и Афганистана, осуществив вывод войск в 2011 и 2014 годах, соответственно. Но в Афганистане осталось присутствие американцев как минимум на 9 крупных военных базах, а в Ираке ни одна значимая операция армии не проводится без получения разрешения США. В Ливии же в декабре 2015 года Западом к власти приведено полностью марионеточное правительство, которое стремится постепенно поставить под свой контроль всю территорию страны. В апреле 2016 года США развернули ограниченный воинский контингент на материковой части Йемена.

В целом, если рассмотреть страны Ближнего Востока, которые во второй половине XX века следовали по социалистическому пути развития (Алжир, Ливия, Эфиопия, Южный Йемен, Сирия, Ирак, Афганистан, Сомали), то затем все из них, кроме Алжира, были либо оккупированы, либо разделены, либо дестабилизированы. Можно прогнозировать, что в ближайшие годы США и их союзники предпримут на Ближнем Востоке новые шаги, направленные на дестабилизацию ряда стран. Например, есть вероятность распада на несколько частей Йемена и ухудшения обстановки в Ливане.

В течение 2006-2008 годов США создали отдельное военное командование по Африке – АФРИКОМ – ранее этот континент входил в зону ответственности ЕВРОКОМа. Это свидетельствует о том, что в ближайшие годы будет происходить и более активное проникновение США в Африку. Ожидается, что здесь будет создано не менее семи американских военных баз, которые станут препятствовать развитию китайско-африканских связей и позволят контролировать и использовать ресурсы “черного континента”.

Важной международной проблемой, влияние которой в течение последних лет значительно увеличивается, является экспансия международного терроризма. При этом прослеживается корреляция между регионами активности террористических группировок и геополитическими или ресурсными интересами Запада, прежде всего, США. В последние годы произошла активизация международной террористической сети в таких важных для Вашингтона регионах как Ближний Восток (Сирия, Ирак, Йемен, Саудовская Аравия), Северная Африка (Ливия, Египет, Тунис, Алжир), Центральная Африка (Нигерия, Чад, Мали, Буркина-Фасо), Средний Восток (Афганистан, Пакистан, Бангладеш), Юго-Восточная Азия (Индонезия, Малайзия). Нетрудно заметить, что среди из перечисленных выше стран семь являются членами ОПЕК.

Ключевые факторы силы США как сверхдержавы

Считается, что индикаторами и факторами международной мощи сверхдержавы является ее нахождение среди мировых лидеров в каждой из 4-5 сфер – экономической, военной, научной, демографической, а также культурной. И если по демографическому потенциалу и экономическому развитию в число мировых лидеров, кроме США, входят Китай и ЕС, то в научной и военной областях американцы существенно опережают двух данных акторов. В военной сфере конкуренцию с США выдерживает Россия, но РФ отстает в трех других областях.

Военные расходы США превышают суммарные военные расходы следующих восьми стран, входящих в число мировых лидеров по этому показателю. Страны, находящиеся на третьем и четвертом местах в мире по уровню ВВП, Япония и Германия, находятся под прямым военным контролем со стороны США – по данным, опубликованным Давидом Вайном в издании The Nation, в Японии размещены 113 американских баз, в Германии – 174 (существуют и более крупные оценки).

В настоящее время Пентагон реализует программу формирования новой «триады» стратегического оружия, в которую наряду с ядерным оружием и противоракетной обороной включены наступательные высокоточные обычные вооружения, предназначенные для нанесения внезапного разрушительного удара по целям в любой точке Земного шара. Предполагается, что ведущиеся в США исследования и разработка средств быстрого глобального удара (БГУ) будут завершены к середине или концу 2020-х годов. Наличие данной «триады» может в значительной степени ограничивать возможности других стран по осуществлению противоречащей интересам США внешней политике.

Для характеристики экономической роли Америки в мире недостаточно привести данные о том, что США являются лидером по размеру номинального валового внутреннего продукта (ВВП), составляющего 17,4 трлн долл., или 22,3% мирового ВВП. К этому показателю следует добавить, что американские транснациональные корпорации производят на своих зарубежных предприятиях объем продукции, составляющий около 1/3 ВВП США. Поэтому если считать не ВВП, а валовой национальный продукт (ВНП), в который включается и зарубежное производство национальных компаний, то доля США в мировом ВНП составляет около 28%. По темпам экономического роста американская экономика значительно опережает другие крупные развитые страны и в течение последних пятнадцати лет увеличивается в среднем на 2% в год, тогда как экономики ЕС и Японии регулярно переживают сильные рецессии.

Кроме того, США являются мировым технологическим лидером и не только контролируют около половины так называемых критических технологий, но и, как ожидается, первыми перейдут на новый, шестой, технологический уклад. На эту страну приходится 27% всех мировых расходов на НИОКР, тогда как суммарно на все европейские страны – только 22%.

Быстро увеличивается демографический потенциал США – только с начала XXI века население страны увеличилось на 40 млн. чел., достигнув 322 млн. человек.

Фактор Китая

Несомненно и общеизвестно, что КНР имеет все шансы для того, чтобы стать второй мировой сверхдержавой. В 2014 году Китай опередил США по ВВП, рассчитываемому по паритету покупательной способности валют (хотя по ВНП США продолжают лидировать со значительным отрывом, что было показано выше). В последние годы КНР значительно нарастила расходы на НИОКР – в настоящее время в эту сферу направляется более 2% ВВП страны, тогда как еще в 2008 году – менее 1,5% ВВП. В результате Китай вышел на второе место в мире по абсолютным расходам на НИОКР, и как ожидается, в начале 2020-х годов опередит США по этому показателю. Китай является мировым лидером по численности населения.

Однако КНР сохраняет кардинальное отставание от США в таких областях как технологический уровень экономики, общий уровень развития науки и техники (и даже наращивание расходов на НИОКР не позволит в ближайшие годы наверстать существующий разрыв), возможность регулирования международных экономических и политических процессов. В наибольшей степени разрыв проявляется в военных расходах – у США они составляют 595 млрд долл., тогда как у Китая – только 214 млрд долл. В последние годы Китай проигрывает США конкуренцию в борьбе за влияние даже на соседние с ним страны Юго-Восточной Азии.

Таким образом, Китай приблизился к американцам только по отдельным показателям, но по совокупной мощи и уровню влияния США радикально превосходят любую другую страну мира. Следует сделать оговорку, что целью этой статьи являлся не анализ долгосрочной перспективы, а рассмотрение развития событий в более узких временных рамках – нынешней ситуации и среднесрочной перспективы. К настоящему моменту окончания однополярности не произошло.

Анализ развития международных отношений во второй декаде XXI века позволяет с уверенностью утверждать, что наблюдается тенденция усиления позиций США в мире. Кроме того, можно сделать вывод, что в среднесрочный период (до 8 лет) однополярность мира с лидерством США сохранится (если только результаты президентских выборов в этой стране не приведут к кардинальным изменениям во внешней политике). Заслуживает внимания американский опыт в таких вопросах, как, во-первых, проведение внешней политики на основе долгосрочных целей и планов, которые рассчитываются на десятилетия вперед. При этом Вашингтон тонко и гибко применяет самые различные инструменты влияния на ситуацию. Во-вторых, геополитическая сила США опирается как на их военную силу, так и на экономику, – и именно экономический потенциал США предоставляет им существенные дополнительные возможности для осуществления внешней политики.